govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

Как краб на галере в молочной реке

Многим кажется, что в ИТ можно найти работу мечты и заработать много денег.
Некоторые читатели Т⁠—⁠Ж готовы с этим поспорить. Они рассказали, почему не все айтишники сказочно богаты и чем приходится расплачиваться, если все-таки получаешь внушительную зарплату.

«ИТ — никому не нужная ерунда»
Доход в ИТ: 280 000 Р в месяц с премиями

Я научный сотрудник в стартапе. Все эти ИТ — просто сущий ад. Хочу уйти в плотники, но не могу, так как кривые руки скованы крепкими кандалами.
Учился в вузе, хотел делать игры. Путь к текущей работе был длинный: бакалавриат по программной инженерии, затем магистратура и аспирантура за границей. Несмотря на то что за это время за рубежом я сделал много коммерческих проектов, реально я начал работать только после аспирантуры. Фактически у меня только два года коммерческого опыта, зато в хайповой теме — нейронных сетях.
ИТ — это золотая клетка. Начнем с того, что айтишникам всегда нужно учиться. И ладно, если бы мы учились чему-нибудь полезному. В большинстве случаев люди осваивают очередную никому не нужную ерунду, в которой необходимо разобраться, просто потому что она стала хайповой.
В ИТ, как и везде, рулит бизнес. Бизнес решил, что ему выгодно, чтобы программа работала везде, — создаем богомерзкий Electron на JavaScript, который тормозит просто всюду. И таких примеров тонна. Бизнес говорит, что программист должен сам думать, как улучшить продукт и принести value компании. Вы можете представить себе такую ситуацию для врача, продавца или строителя? И самое интересное, что всем промыли мозги и все с этим согласны.
В итоге в ИТ все работают, чтобы CEO или CTO быстрее разбогатели. Конечно, некоторым программистам выдают акции, но чтобы их получить, надо еще отработать какое-то время в этой фирме. А собеседование — это отдельный вид специальной олимпиады, где вместо того, чтобы находить классных специалистов, мы ищем таких же решателей никому не нужных и оторванных от реальности задач.
В ИТ все продают воздух. Вот, например, есть вакансии в больших компаниях, которые предлагают улучшать счастье пользователя. Под счастьем подразумевается просмотр рекламы и проведение времени на сайте. Вы только представьте, большие компании считают это счастьем! А рекомендации? Небось каждый сталкивался с тем, что искал диван, а после покупки месяцами видел везде рекламу диванов.
Неработающий искусственный интеллект и тупые помощники — отдельная песня. Как-то раз мне пришла банковская карта по месту регистрации. Хотел позвонить в банк и сказать, чтобы карту выпустили в другом городе, где я тогда жил. Вместо этого каждый раз слушал, что карту выпустили, — а потом звонок просто сбрасывался. Это продолжалось до тех пор, пока я не подобрал нужную фразу, чтобы меня связали с оператором.
Так что бегите, работайте, зарабатывайте деньги. Этот кошмар будет длиться вечность, но не мы его строили, чтобы разрушать. А я бы стал плотником. Хоть полезное и нужное дело. Да и результат труда более осязаемый.

«Компания откармливает работников, как свинок, а люди пашут по 12—16 часов в день»
Доход в ИТ: до 10 000 £ в месяц

Мне всегда нравилась математика. В школе я занималась на факультативах по информатике, участвовала в олимпиадах. Отучилась в вузе по направлению «математика и информатика». Работать по специальности начала еще во время учебы.
На самой первой работе в провинции получала 3000 Р в месяц. К 2012 году моя зарплата выросла до 35 000 Р. Когда жила в Москве в 2012—2015 годах, мне платили 65 000—85 000 Р в месяц. Потом переехала в Германию, и в 2015—2018 годах моя зарплата была 50 000—70 000 € в год до налогов — это около 3000 € в месяц на руки. Затем я перебралась в Лондон, получала до 120 000 £ в год, то есть примерно 6000 £ в месяц на руки.
В России мне было относительно спокойно работать. Люди здесь не очень стараются. Можно быть хорошим специалистом, просто добросовестно относясь к своей работе. В Европе большая конкуренция: китайцы, индусы, русские, украинцы — кого тут только нет. Люди из стран третьего мира приезжают сюда за хорошей жизнью. Если здесь просто работать хорошо, то будешь ниже среднего. Ты обязан изучать новые технологии в свое свободное время, играть в политику, налаживать правильные связи и участвовать в нечестной конкуренции — иначе тебя съедят. Люди тут «голодные».
Мое последнее место работы — ИТ-гигант, топовая компания мира, которая славится хорошим отношением к работникам и выступает за разнообразие. Здесь работает много женщин, людей разных возрастов, с разным цветом кожи, с инвалидностью. Сотрудникам предоставляют бесплатное питание, напитки, проезд и зарплату в два раза выше, чем на рынке. Но на самом деле компания всем этим просто откармливает работников, как свинок, а потом предъявляет им: «Для таких условий вы не очень хорошо работаете». А люди пашут по 12—16 часов в день, в выходные — полный офис. Все вокруг стрессуют, и это провоцирует конфликты.
Я поняла, что больше так не могу, когда мне пришлось ночевать в офисе, чтобы закончить работу.
А когда я уволилась, через месяц один из сотрудников вышел из окна, потому что нечаянно залил код с ошибкой. Но эта история известна только в узких кругах: компания сделала все, чтобы это не освещалось в новостях.
В общем, в Европе я сильно выгорела. В какой-то момент поняла, что у меня уже едет крыша. Первые полгода просто отлеживалась. Я пережила огромный стресс, и у меня были серьезные проблемы со здоровьем — даже сделали операцию. Потом я начала работать с психологом, психиатром. Стала выходить, начала заниматься в автошколе — получила права. Пошла в арт-школу. Хотела открыть свой бизнес, было несколько идей. Но потом грянул ковидокризис, я решила переждать.
Сейчас я в бессрочном отпуске, занимаюсь собой и своим здоровьем: уже второй год борюсь с депрессией, тревожным расстройством, диабетом и поликистозом. Думаю, все это развилось на фоне стресса. А заработанные в ИТ деньги я инвестировала в ценные бумаги — на жизнь хватает.

«В ИТ очень быстро стареешь»
Доход в ИТ: ~83 000 Р в месяц

В ИТ я пришел из юриспруденции. У меня высшее юридическое образование и пятилетний стаж работы. Но юристом мне быть не хотелось. Меня бесило, что исход дела был известен всем с самого начала, в том числе и судье, но все должны были исполнять этот ритуал со сбором тысячи документов и выступлением в суде. При этом заседание могли отложить на несколько недель из-за небольшой ошибки. Постоянное затягивание и работа ради работы.
Компьютерной грамотности я нигде не учился, это было просто увлечение. Я неплохо разбирался в работе ПК и программ, ладил с людьми. Тогда, в 2008 году, я был молод, полон решимости и мне почти нечего было терять. Я позорился на собеседованиях, сидел по несколько месяцев без денег, но не отчаивался.
В итоге меня взяли в техническую поддержку. Потерял в зарплате почти половину, начал все с чистого листа. Со временем дорос до ведущего системного администратора. Сейчас работаю в одном крупном российском вузе и по совместительству — в небольшой софтверной компании.
Индустрия ИТ на сегодняшний день настолько широка, что говорить о ней как о чем-то едином неверно. Это как работать на железной дороге: можно быть машинистом или кассиром. Например, в моей должности нет никакого мейнстрима или огромных зарплат — и даже возможности работать удаленно, потягивая коктейль на пляже.
Да и не все айтишники сказочно богаты.
На сегодняшний день, работая на двух работах, я получаю около миллиона рублей в год. Для индустрии, а тем более для одного из столичных городов это совсем немного.
Я еще не решил оставить ИТ, но очень хочется. А самое интересное, что больше всего хочется уйти из моих ИТ в те, про которые пишут статьи.
На самом деле в ИТ очень быстро стареешь. Тут как в спорте: ты имеешь ценность, пока молод. Нужно постоянно поглощать новые технологии, которые появляются быстрее, чем законы в юриспруденции. И только для того, чтобы просто быть в курсе, требуется огромное количество времени. Этим нужно увлекаться, а увлечение постепенно слабеет.
Кроме того, работа эта напряженная и ненормированная. Все что угодно может сломаться в любой момент. Одно неверное действие может вызвать простой бизнес-сервиса. При этом все рабочее время мысли твои заняты. Я люблю что-то делать руками: ремонтирую автомобиль или делаю несложную мебель. В это время моя голова свободна, я могу о чем-то размышлять или любоваться природой за окном. Когда же я решаю какую-то сложную задачу, я сосредоточен только на ней. Вы готовы променять несколько дней своей жизни на решение чужой задачи? Какое-то интеллектуальное рабство.
А еще так повелось, что айтишникам нужно постоянно менять работу, чтобы не отстать от паровоза. Чуть только пригрелся на комфортном месте — и ты уже в аутсайдерах. Все это выматывает.
Каких-то конкретных случаев, которые вызвали желание сменить сферу, у меня не было. Это скорее синергия различных вроде бы незначительных факторов, которые, соединившись, и сформировали желание все бросить. А так, конечно, я прошелся по всем классическим админским граблям: это и панический ступор от осознания, что бэкапа нет, а ты только что отформатировал диск с документами целого отдела, и неудачная попытка обновить сетевое оборудование в пятницу вечером на другом конце города. Да и обида, что все в индустрии зарабатывают в три-пять раз больше.
Наверное, мне проще, чем многим, переквалифицироваться в Python-разработчика искусственного интеллекта и претендовать на зарплату 300 тысяч. Но нельзя просто стать крутым специалистом. Нужно найти работу, покодить джуном, не бросить все после первых неудач. А мне уже почти 40 лет, у меня семья, ребенок. Начинать все сначала страшно и неохота.
Я бы хотел заняться инвестициями. Немного попробовал — мне понравилось. На растущем рынке зарабатывать легко и приятно, на падающем — интересно. А если боязно или не получается, то можно устроить себе небольшой отпуск. Но чтобы зарабатывать на своем капитале, он должен быть. И должен быть довольно внушительным.
Тем, кто хочет стать айтишником, и тем, кто уже не хочет, надо помнить, что хорошо там, где нас нет. Чтобы понять, твое ли и получится ли, самый простой способ — попробовать. Хотите стать разработчиком — напишите программку, которой вам не хватает на вашем компьютере. Хотите стать админом — сделайте из своего ПК сервер, разверните на нем сайт, еще пару сервисов, настройте резервное копирование и мониторинг. А может, хотите стать модным нынче DevOps-инженером? Запилите умный дом, автоматизируйте все. В общем, пробуйте. Но помните: жизнь у нас одна, а выходя из зоны комфорта, вы можете уже его и не вернуть. Задумайтесь, может быть, вы счастливы уже сегодня?

«Ты просто инструмент, рабочая сила»
Доход в ИТ: 30 000 Р в месяц

В университете я изучил SQL и пошел на разработчика баз данных. Искал что-то связанное с программированием на одном из языков, но без опыта меня брать никуда не хотели. Поэтому я устроился на первую ИТ-специальность, куда меня все-таки взяли.
Получаю немного. Поначалу мне платили 20 000 Р в месяц. Через год зарплату увеличили до 30 000 Р.
Когда говорят, что в ИТ будут интересные задачи и все такое, это все розовые очки. На самом деле ты всегда ощущаешь, что твоя работа — просто разбираться с чужими проблемами. Есть заказчик. У него свои хотелки. А ты лишь рабочая сила, сидишь и решаешь задачи. Языки программирования и современные технологии — это просто инструмент. Они не дают тебе никакой силы.
Мой начальник часто с пеной у рта несет чушь вроде «не бывает проблем, бывают только возможности» или «незнакомые задачи и стрессовые ситуации стимулируют к развитию». Проблема — это проблема, и нечего искажать понятия. А к развитию стимулирует обучение и отсутствие стресса. В итоге я выгорел.
Работаю в консалтинговой компании. Она набирает заказы от разных заказчиков, и группы людей их выполняют. Так вот, когда устроился, я работал в одном таком проекте. Но поначалу мне никто ничего не объяснял, не учил. Только показали, что куда тыкать, чтобы я мог делать мелкие рутинные задачи. Со временем я свыкся, начал самостоятельно развивать базовые знания, которых мне не хватало, и все стало налаживаться.
Потом в одночасье я узнал, что иду в другой проект, где не хватает разработчиков. А в этом проекте совершенно другой стек технологий, с которым я незнаком. Никто не хотел меня обучать, никакого погружения не было, но я уже должен был выполнять какие-то задачи. Я прямым текстом говорил, что не знаю, как это делать, и вообще не понимаю, чего от меня хотят. Но в ответ я слышал: «Ты же разработчик! Ты должен это знать! Если не знаешь, то учись».
И такое давление было довольно частым. Тебя постоянно упрекают в том, что ты не выполняешь свои задачи. И еще говорят, что, если ты не задаешь вопросов, значит, все понимаешь и должен справляться. Вот только когда вообще ничего не понимаешь, то даже не знаешь, что и спрашивать. Таким образом, на тебя опять вешают всю вину. В подобной обстановке очень быстро остаешься полностью иссушенным, без энергии — и выгораешь.
Недавно я увидел интересную вакансию. Работодатель обещает действительно интересный проект, где я буду не просто делать то, не знаю что, а буду уже на управляющем месте. Проект рассчитан на то, чтобы на нем набраться опыта, поэтому подходит мне — человеку без опыта в управлении проектами. Я решил, что это будет последний шанс, который я даю ИТ. Если не возьмут, то, скорее всего, найду какую-нибудь творческую работу, пусть и не высокооплачиваемую. А в свободное время буду самостоятельно изучать информационные технологии и, возможно, попробую фриланс. Безусловно, опыт — это очень полезная вещь, которую ты можешь получить только на работе, и он принесет в будущем плоды.
ИТ — это, конечно, интересно. Но работодателю ты все равно нужен, чтобы приносить деньги, — даже если он дает тебе ДМС, регулярные тимбилдинги и рассказывает, какой он хороший.

«Постоянно искала доказательства для начальства, что я достойно делаю свою работу»
Доход в ИТ: 120 000 Р

После первого высшего в лингвистике мне хотелось получить прикладное образование, поэтому я пошла в магистратуру на графический дизайн. Моя выпускная работа была по UI/UX-дизайну. Окончив вуз, рассматривала работу в ИТ по причине достойной зарплаты на первых порах. Как оказалось, материального счастья было недостаточно.
За два года работы в корпорации на позиции дизайнера увеличила доход от 50 000 до 120 000 Р. До закрытия границ успела побывать в Берлине, Будапеште и Хельсинки. Работа позволила обновить технику: за год до увольнения я вложилась в новый ноутбук и фотоаппарат.
До пандемии было принято ездить на работу четыре дня в неделю. Каждый раз это была долгая поездка за пределы Мкада. У меня нет личного автомобиля, поэтому приходилось ездить в связке «автобус плюс метро», стоя ровно час в одну сторону. Иногда полтора — если с пробками.
Да и бесконечные деловые встречи под потолком «Армстронг» медленно съедали мою творческую энергию. Позже, во время пандемии, у меня развилась стойкая аллергия на звуки приглашения в «Тимс». Еще у меня создавалось ощущение, что повышение в моей компании — неуловимая лошадка. Мне буквально приходилось выбивать его. Отношение ко мне было сверху вниз: «А что ты сделала? Докажи. Мы не видим, чтобы ты достаточно старалась».
Вводились и постоянно совершенствовались какие-то таблицы, где проставляют цифры по навыкам. Мастерство дизайнера хотели загнать в некие рамки, и если тебе выпадал score, наверное, ты был альфой опенспейса.
Кроме основной функции UI/UX-дизайнера, я не единожды привлекалась к сторонним задачам в качестве дизайнера иконок, дизайнера презентаций, иллюстратора, дизайнера соцсетей. Летом 2020 года я впервые смогла четко ответить «нет» на предложение нарисовать иллюстрации в стиле, который мне не близок. Последовали долгие разбирательства, разговоры о том, что я не смею отказываться и должна говорить «да» на все, что поступает. Время дизайнера куплено оптом, вот пусть и отрабатывает. Вы бы видели искреннее сожаление менеджера, когда на ее воодушевленное: «А на новом проекте у тебя будет возможность заниматься фронтендом» — я сказала, что не буду. Потому что не умею и учиться не хочу — и это окей.
Я постоянно находилась в состоянии поиска доказательств для начальства, что я достойно делаю свою работу, а количество задач стремительно росло. На этом фоне ухудшилось мое здоровье. Последние месяцы ресурса не было даже на то, чтобы посидеть в соцсетях. Я замкнулась и много плакала.
Проработала с психологом момент увольнения с работы. Осознать масштаб проблем в компании мне удалось не сразу. Можно было что-то предотвратить или уйти еще раньше, но держала стабильность. А мозг хитер на выживание: мое «плохо» стало зоной комфорта. Да, тяжело, да, трачу весь психический ресурс до нуля — но ведь мне платят вроде как неплохие деньги. Вот только при этом сил ни на что, кроме как существовать в режиме «дом — работа», не оставалось.
Так что, к сожалению, за время работы в ИТ я сильно выгорела. После увольнения понадобился месяц, чтобы просто прийти в себя. Но до сих пор еще сталкиваюсь с последствиями стресса: быстро погружаться в новое занятие не выходит в силу скромных ресурсов.
После опыта в ИТ я стала по-новому ценить работу с людьми, потому что постоянная занятость у компьютера и плюс-минус один и тот же круг коллег заставляли меня скорее деградировать, нежели расцветать и познавать что-то новое.
Я со школы любила фотографию. Но обстоятельства и социальное давление оказались сильнее, и я ходила на «серьезные» работы. Сейчас я усиленно наверстываю знание «Фотошопа» и «Лайтрума», пополняю портфолио — и в целом, знаете, живу, а не существую. А это выше любых денег и модного бейджа.
Почему-то партнера принято выбирать по любви, а профессию — по уму. Но надо наоборот. Идти в ИТ нужно из любопытства и интереса, а не из страха выживания, моды, или потому что твой друг туда пошел. Вероятность выгорания сильно выше, когда эмоционально склонен душой к чему-то полярному. Я всегда была ближе к креативной плоскости, а попала в довольно консервативную компанию, где свои идеи лучше держать при себе. Я достигла предела, а за ним последовало разочарование и, наверное, даже какая-то форма отвращения.

«Тебя берут на проект, обещают хорошую зарплату, а через три месяца ты им уже не нужен»
Доход в ИТ: до 30 000 Р в месяц

Вся моя жизнь была связана с компьютерами. Папа постоянно чинил компьютеры, смартфоны и телевизоры. Мы вместе играли в игры на ZX Spectrum и Виндоус-95. В итоге я поступила на направление «фундаментальная и прикладная лингвистика», чтобы совместить языки и ИТ.
Сразу после окончания университета я устроилась на рендер-ферму Scrum-мастером. Обязанности, проекты и сама компания мне показались интересными и перспективными. Я пришла с горящими глазами, была полна идей и позитива. Но через две недели все начало угасать. А через три месяца ушла, так как работа была крайне стрессовая и начальник постоянно на мне срывался. Он набирал молодых неопытных программистов или ребят из вуза, чтобы они работали за закрытие практики. Такой коллектив сложно было мотивировать, невозможно было укладываться в сроки, заложенные на проекты. Ребята еще много не знали, и в команде был всего один опытный программист, поэтому большая часть задач выполнялась медленно.
В первой компании мне обещали зарплату свыше 30 000 Р, но по факту давали чуть больше 12 000 Р и премию, которую я редко видела. Там я работала официально. А еще в одной фирме я работала вчерную, и мне давали 30 000 Р на руки, но при увольнении даже не выплатили отпускные.
Я поняла, что нужно менять работу, когда столкнулась с демотивацией, жизненными проблемами и кучей минусов на последнем рабочем месте. Во-первых, мне не хватало общения — как в первой компании, так и во второй. Программисты, по своей сути, очень закрытые люди. Часто это мужской коллектив, в котором большинство интересуется только девушками, пивом, футболом и машинами. И многие боятся общаться, чтобы не сказать лишнего про руководство и не вылететь с работы.
Во-вторых, у меня начала болеть спина и стало садиться зрение. Я работала по девять часов в офисе, начальник злился, когда я отходила от компьютера. По его мнению, я должна была постоянно смотреть в экран. Через пару месяцев такой работы у меня начались головные боли и тошнота.
Я просто не могла смотреть в монитор.
В-третьих, мне не предоставили компьютер для работы. Я каждый день носила с собой ноутбук, очень боялась за него — и не зря. В первую же зиму он замерз при −37 °C у меня в сумке и отказался включаться. Ремонт ему не помог, и мне пришлось приобрести новый. Теперь, если буду устраиваться на работу в офис, стану требовать все оборудование согласно ТК РФ. В другой компании мне предоставили стационарный компьютер и хорошо освещенное рабочее место. Я им очень благодарна.
В-четвертых, все программисты — зомби. Что на первом, что на втором рабочем месте ребята начинали выполнять задачи только под конец рабочего дня. Утром они приходили все сонные, потом напивались кофе, и их «штырило» часов с двух дня. Мой рабочий день заканчивался в шесть, а они сидели и работали в офисе даже по ночам. Я не могла себе этого позволить, так как выматывалась, а переработки нам не оплачивали.
В-пятых, проекты то были, то нет. И это печально. Сейчас тебя берут на проект, обещают хорошую зарплату, ты все делаешь, а через три месяца ты им уже не нужен. Так произошло у меня на втором месте работы. Я закрыла проект, команда была расформирована. Кто успел подлизаться к начальнику, тот перешел на поддержку продукта или прикрепился к старым проектам, а кто нет — покинул компанию. Так что в ИТ я поняла одно: хочешь задержаться на такой работе в офисе — делай все как можно медленнее или проси очень много денег.
Кроме того, зарплата. Если идешь работать в ИТ официально, то обычно составляют хитрые трудовые договоры с премиями, которых у тебя никогда не будет. В итоге получаешь минимальную зарплату по области — и живи как хочешь. Может, мне не везло или меня просто обманывали. Возможно, просила мало или город плохой. Но денег на жизнь не хватало. На первом месте работы мне платили чуть больше 12 000 Р в месяц, а квартиру я снимала за 13 000 Р. Съела в тот месяц все свои продуктовые запасы, и родители привозили консервы, на которых я и жила.
Наконец, в ИТ трудно найти официальную работу, получить больничный и декретные. Компании работают вчерную, что не дает никаких гарантий, что тебе заплатят.
С другой стороны, в ИТ много бесплатных форумов, конференций и встреч среди программистов и стартапов. Это сфера, где всегда можно найти инвесторов для своего проекта, завести новые знакомства. Единственное — не каждый начальник согласится отпустить тебя на такую встречу, если ты работаешь в офисе.
Таким образом, я сменила две ИТ-компании, но в итоге нашла свое призвание немного в другой отрасли. Сейчас совмещаю несколько работ: пишу курсовые и магистерские работы на заказ, работаю методистом и уже четвертый год — репетитором онлайн. Обучаю детей до 12 лет английскому. Преподаю русский корейцам и японцам. Мне нравится помогать людям, общаться с ними, видеть их прогресс и развиваться в языковой области. И мой доход сейчас больше, чем когда я работала в ИТ, так что о своем уходе из этой сферы не жалею.
Сейчас я понимаю, что, выучись на программиста, я не стала бы работать в этой среде — и потратила бы больше миллиона на обучение. Моя же специальность в вузе была выбрана грамотно: я знаю Perl, Python, администрирование систем, Unix и при этом владею семью языками.
Может быть, вернусь в ИТ, если будет все плохо в жизни и я окажусь в Москве или Петербурге. В Челябинске же уровень зарплаты ИТ-специалиста класса джуниор или мидл не очень высокий. Я потеряла очень много здоровья, и никакая зарплата его не компенсирует.

«Можешь думать, что пришел работать в крутую компанию, а спустя время обнаружишь себя в дикой атмосфере склок и сверхурочной работы»
Доход в ИТ: 160 000 Р в месяц

Я работаю в ИТ больше пяти лет. Попала на бесплатную стажировку в компанию еще на последних курсах университета. Решила попробовать, потому что слышала от подружки, что у компании хорошая репутация, так как она зарубежная. Я была не очень притязательна в студенческие годы и понятия не имела, чем хочу заниматься. Думала, от меня не убудет, если я попробую тестирование. Мне показалось, что это не очень сложно. Так и задержалась.
Сейчас я получаю 160 000 Р в месяц. Начинала с суммы втрое меньше. С одной стороны, я привыкла к определенному уровню жизни. С другой — когда из-за выгорания мне было совсем невмоготу и я каждое утро рыдала от осознания, что мне нужно открыть ноутбук, я была согласна снова получать 50 000 Р на любой другой джуниорской позиции, только бы больше никогда не возвращаться к задачам в своем проекте.
На мое желание сменить сферу деятельности повлияли несколько факторов. Во-первых, очень тяжелое выгорание, которое случилось из-за моей чрезмерной вовлеченности в проект и организационных изменений в компании. Я перестала видеть смысл в том, что делаю, повлиять на новые процессы едва ли получалось.
В тот момент я осознала, что эта махина точно сильнее и вот-вот меня переедет.
А во-вторых, толчком стала личная терапия, в которой я нахожусь уже около трех лет. Когда решены основные проблемы вроде детских травм, человек неизбежно приходит к вопросам самореализации и предназначения. Наступил момент, когда я осознала, что больше не могу жить по инерции, как это было раньше: выбирать вуз или работу просто потому, что не знаешь, куда податься. И что пришла пора быть честной с собой, даже если эта честность звучит так: «Я пока не знаю, чего я хочу, но я знаю, что хочу в этом разобраться».
В ИТ есть все те же проблемы, что и в других отраслях: менеджеры-самодуры, токсичные коллеги, полнейший бардак в процессах. Причем иногда чем компания больше и известнее, тем больше бардака из-за модных и стильных подходов к работе. Рабочая нагрузка может быть неравномерной: месяц пашем как ненормальные, а потом еще два маемся, не зная, чем заняться. Нужно быть начеку, потому что ты можешь думать, что пришел работать в крутую молодежную компанию, а спустя какое-то время обнаружишь себя в дикой атмосфере склок и сверхурочной работы.
Сейчас я остаюсь на прежней должности, потому что нагрузка очень небольшая. Я продолжаю заниматься своими обязанностями и получаю при этом полную зарплату. И нет, мне не стыдно, потому что все задачи я выполняю, просто не на 150%, как раньше.
Параллельно пытаюсь понять, чем же мне все-таки хотелось бы заниматься. Несколько месяцев назад брала отпуск, но никаких мыслей по поводу дальнейшего направления занятости не прибавилось. Возможно, для этого нужен отдых длительностью в несколько месяцев. Поэтому планирую подкопить подушку безопасности и уйти в саббатикал. Возможно, уеду в длительное путешествие по северу России: хочется отключиться от любой цивилизации, есть калитки и лежать на мху в дремучем лесу.
Пока что у меня нет сил обучаться чему-то новому. Периодически я подгоняю себя, думаю, что надо бы пройти курсы по какой-нибудь смежной специальности. Благо выбор большой, так как я всегда старалась быть T-shaped специалистом, то есть экспертом в одной области, но разбираться и в других тоже. Но потом думаю, что это всего лишь оттягивание вопроса, чего же я хочу на самом деле.

Советую не рассматривать ИТ как манну небесную и рай на земле. Условия в этой отрасли, безусловно, лучше, чем в среднем по больнице. Но есть и минусы, которые стоит оценивать здраво, особенно если это не работа мечты, а всего лишь способ повысить свой уровень жизни.

https://journal.tinkoff.ru/it-disillusion/
Tags: цитадель демократии энд ко, экономика
Subscribe

  • Переводческое

    месяц назад, кстати, вышел новый английский перевод "тысячи и одной ночи", что довольно странно, потому что современный и хороший перевод…

  • Эволюция

    русско-литовских отношений в образах Вот если взять известную картинку и, нарезав ее, снабдить соответствующими подписями, то выйдет неплохая…

  • Мужчины - это выжившие мальчики

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Переводческое

    месяц назад, кстати, вышел новый английский перевод "тысячи и одной ночи", что довольно странно, потому что современный и хороший перевод…

  • Эволюция

    русско-литовских отношений в образах Вот если взять известную картинку и, нарезав ее, снабдить соответствующими подписями, то выйдет неплохая…

  • Мужчины - это выжившие мальчики