govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

Англичане ружья кирпичом не чистят, или пророки и отечество

29 января 1905 г. — Из докладной записки заведующего химической лабораторией Николаевской Инженерной академии А. И. Горбова¹* генерал-инспектору по инженерной части великому князю Петру Николаевичу²* о зависимости военной промышленности от импорта

Реквизиты
Направление: Вооружённые силы и оборона
Тип документа: Служебная переписка
Государство: Российская Империя
Датировка: 1905.01.29
Период: 1900-1905
Источник: Военная промышленность России в начале XX века 1900-1917. Сборник документов. “Новый хронограф” М. 2004, стр. 202-205.
Архив: РГВИА. Ф. 29. Оп. 3. Д. 5302. Л. 2—5. Типогр. экз.

Вашему императорскому высочеству имею честь представить статистические данные, характеризующие зависимость некоторых отраслей нашей промышленности от промышленности Западной Европы, и те выводы, к которым эти данные неизбежно приводят.

Все они сведены мною в 5 таблиц. В таблице I сгруппированы данные о ввозе по нашим европейским границам веществ, поименованных во 2‑м ее столбце; в ней приведены: общая сумма (в пудах) их ввоза в Россию в 1903 г.; количества, ввезенные по границам, их сумма и процентное отношение этой суммы ко всему ввозу. Последнее (% отношение) с полной очевидностью показывает, что ввоз этих веществ сосредоточен почти исключительно (в общем на 98,97 %) на нашей западной границе; большинство цифр привоза колеблется между 98 и 99 %, и только для бертолетовой соли этот % = 40,34; но так как остальное количество ее ввозится из Финляндии (табл. II, ст. 112, а), не добывающей, насколько мне известно, ее у себя, то указанное отступление является следствием тарифного обложения этой соли. Ближайшее рассмотрение I таблицы приводит еще к другому выводу, тоже заранее предвидимому, а именно, что наибольший привоз (преимущественно для грузов громоздких) происходит по Балтийскому морю; процентные его числа (ко всему ввозу) даны в графе примечаний, и из нее видно, что в среднем %=68,86, доходя для металлических меди и алюминия до 82‑83 %, а для металлического никеля до 91,60 %. Ввоз по русско-прусской границе в общем=21,88 %, по австрийской с румынской — 7,02 % и по Черному (с Батумом) и Азовском морям — 1,20 %.

В таблице II сгруппированы данные по ввозу в Россию (в 1903 г.) тех же продуктов и в той же последовательности, что и в таблице I, но только по государствам, их ввозящим. Как и можно ожидать, имея в виду нашу смежность по Балтийскому побережью и густую сеть пограничных железных дорог, первое место занимает тут Германия, а именно, если не считать каменного угля и кокса, ее ввоз (в пудах) составляет 44,31 % всего ввоза; за нею следует Англия с ввозом в 20,56 %, таким образом, ввоз Германии и Англии составляет ⅔ всего ввоза; ввоз остальных государств несравнимо меньше и составляет: для Испании с Португалией — 7,03 %, для Италии — 5,53 %, для Швеции и Норвегии — 4,93 %, для Сев. Америки — 4,18 %, для Голландии — 3,20 %, для Франции — 2,87 %, для Дании — 2,20 %, для Австро-Венгрии с Румынией — 2,18 %, для Бельгии — 1,53 %, для Швейцарии — 1,14 % и, наконец, для Финляндии — 0,33 %. Если принять во внимание ввоз каменного угля и кокса, то эти отношения меняются; тогда первой по привозу является Англия, Германия — второй, а Австро-Венгрия с Румынией — на третьем месте. Детальное рассмотрение этой таблицы устанавливает то интересное обстоятельство, что Германия является главной поставщицей даже и таких продуктов, которые не добываются в ней; так, напр., из почти 800 тыс. пуд. чилийской селитры, которые были ввезены к нам в 1903 г., около 700 тыс. пуд. (точно 86,87 %) поступили из Германии (а именно из Гамбурга, из которого получают чилийскую селитру большинство наших заводов), а из 1757 пуд. солей хинина — 1731 пуд. (т. е. 98,52 %) получены из Германии; так как ввоз солей хинина по европейской границе (табл. 1, ст. 112, б) составлял 1631 пуд, то, следовательно, и соли хинина, полученные в 1903 г. во Владивостоке, были ввезены из Германии. После этого не удивительно, что из Германии мы получаем, почти исключительно, остальные фармацевтические препараты (статьи: 115, а; 115, г; 115, д и 112, е, д Таможенного тарифа); что из нее же исключительно, как мне известно из не опубликованных еще данных Таможенного департамента, в 1903 г. было ввезено по европейской границе динамита — 27 181 пуд.; фитилей, шнуров и т. д. — 7766 пуд., капсюлей и прочих взрывчатых веществ — 6369 пуд.; и что, кроме того, из Германии преимущественно были ввезены «концы», идущие на приготовление бездымного пороха (насколько мне известно, только завод морского ведомства в С.‑Петербурге пользуется, кроме заграничных «концов», еще и русскими).

Небольшая таблица III иллюстрирует поступление тех же веществ через С.‑Петербургскую таможню и его процентное отношение ко всему ввозу по Балтийскому морю; она не требует особых пояснений.

Таблица IV и V имеют целью охарактеризовать отечественное производство тех же веществ. Данные таблицы IV не вполне сравнимы с данными трех первых, потому что они относятся к 1900‑1901 гг., а не к 1903 г., потому что в сводку, из которой они заимствованы, не вошли «1) заведения, подчиненные Министерству государственных имушеств и земледелия, т. е. горнозаводские и горные предприятия по добыванию ископаемых, как-то: угольные, железные и метало- и минерало-добывающие рудники, копи, прииски»... «и 3) заводы военного и морского ведомств» (Варзар. «Статистические сведения о фабриках и заводах по производствам, не обложенным акцизом в 1900 г.»³*, введение, стр. I), и потому, что они носят случайный характер, так как ни до 1900 г., ни после него Отдел промышленности Министерства финансов такого статистического исследования производства отечественных фабрик и заводов не предпринимал. Сам автор (Варзар) считает, что его цифры точны до 1 тыс. пуд., но разногласие между его цифрой добычи кокса за 1900 г. (11 729 800 пуд.) и цифрой Горного департамента (16 169 297 пуд.) достигает почти 5 млн. пуд. (4 939 497 пуд.). Я привожу потому эти данные лишь для сведения и только потому, что мне неизвестно других официальных, но более достоверных по тому же вопросу. Таблица V восполняет пропуски таблицы IV по ископаемым; ее данные, несомненно, более точны, но наиболее поздние сведения ее относятся к 1902 г., почему мною приведены для сравнения данные за 1900 и 1901 годы. Как видно, добыча серы и свинца (табл. V) у нас ничтожна; добыча серного колчедана (около 1700 тыс. пуд.) и меди (около 500 тыс. пуд. — близка к привозу их только через С.‑Петербургскую таможню (1107 тыс. пуд. и 442 тыс. пуд., табл. III, графа 3). Из металлов: алюминий, никель и сурьма, а из лекарственных веществ: хинин, эфир для наркоза, хлорал и хлороформ, йодоформ и многие другие — у нас не добываются.

Резюмируя изложенное, я прихожу к такому выводу. Если когда-либо будет закрыта для торговли наша западная граница, а это обязательно при войне с Германией, то этим самым будет почти абсолютно (на 99 %) прекращен ввоз в Россию поименованных выше веществ и в результате окажется: 1) что мы будем в состоянии готовить новые количества черного и бездымного порохов только до тех пор, пока хватит у нас запасов «концов», чилийской селитры и железного колчедана (на русском колчедане и сере, если не ошибаюсь, получают серную кислоту только заводы Лепешкина близ Москвы⁴* и Ушкова близ Елабуги; последний получил в 1901 г. из Кушвинской дачи Гороблагодатского округа около 594 тыс. пуд. колчедана и из Калатинского в Верхне-Исетской даче около 598 тыс. пуд.); эти же запасы могут оказаться (на Охтенском и Шлиссельбургском заводах, напр.) очень небольшими, если война будет объявлена перед началом навигации, т. е. весной (так, по частным сведениям, запасов селитры на Шлиссельбургском заводе в текущем году хватит только до июля месяца), и 2) что одновременно и армия, и вся Российская империя будут лишены возможности восполнять запасы столь важных лекарственных веществ, каковы: соли хинина, эфир для наркоза, хлороформ, йодоформ, хлорал и многие другие; иначе говоря, положение и армии, и империи окажется почти буквально столь же трудным, каково было положение Порт-Артура после того, как он был изолирован. Что касается, в частности, С.‑Петербурга, то в нем не только прекратится деятельность Тентелевского химического завода по добыче азотной и серной кислот (получает для первой селитру из Гамбурга, а железный колчедан для второй — из Испании), но должен будет прекратить свою деятельность и наш флот, питающийся английским углем, и одновременно с ним большинство крупных заводов, обслуживаемых тем же углем, и если война будет объявлена весной, то прекратится и освещение большинства улиц Петербурга, так как светильный газ добывается тоже из привозного угля.

Перспектива эта настолько серьезна, что она заслуживает самого внимательного обсуждения. Для ослабления тяжести положения казалось бы желательным принять следующие меры:

1) Военное ведомство должно было бы озаботиться тем, чтобы его заводы (готовящие сами и азотную, и серную кислоты) были и в весеннее время обеспечены по крайней мере годовыми запасами чилийской селитры и колчеданов. Кроме того, желательно, чтобы заблаговременно в мирное время были тщательно исследованы все русские месторождения селитры (в Туркестане, Мерве, на верховьях Кубани, напр., если это не сделано до сих пор), и чтобы одновременно специалисты ознакомились с искусственными способами добывания азотной кислоты (из аммиака — способ Оствальда и из азота и кислорода воздуха — американский способ), и чтобы наиболее экономически выгодный из них был прочно поставлен у нас, если месторождения селитры будут признаны не заслуживающими внимания. Желательна усиленная добыча русской серы (месторождения: Кыштымское на Урале, Кхиутское — на Кавказе и в Закаспийской области) и производство серной кислоты из нее или же из русских колчеданов. Желательно освоиться с очисткой «концов» и перерабатывать на бездымный порох на русских заводах русские же «концы».

2) Желательно, чтобы аптекарские склады армии имели запасы хинина, других получаемых из-за границы и столь же необходимых алкалоидов, хлороформа, эфира для наркоза, йодоформа и т. п. веществ — в количествах, рассчитанных на то, что с объявлением войны на западной границе подвоз их абсолютно прекратится. Но, кроме того, желательно, чтобы были приняты меры к поднятию в Империи фармацевтической и фармакохимической промышленности, для чего, насколько мне известно: а) должно усилить в России культуру лекарственных растений, и особенно — дающих естественные алкалоиды, поставить производство хлороформа, хлорала и т. п. веществ; б) облегчить отечественное приготовление галеновых препаратов, значительно усложнившееся со времени введения казенной продажи вина и неспособное теперь конкурировать с иностранной промышленностью, незнакомой с высоким акцизом на спирт, и в) уравнять права по условиям продажи фармацевтических препаратов в России русских производителей и иностранных фирм.

3) Желательно, чтобы в мирное время донецкий каменный уголь и кокс (на польский во время войны с Германией нельзя рассчитывать) заменили английский во флоте и на фабриках и заводах Балтийского побережья и Петербургского фабричного района. Условия перевозки этих продуктов в военное время, при отсутствии С.‑Петербурго-Донецкой угольной железнодорожной линии, должны быть заблаговременно разработаны и согласованы с перевозками войск и военных грузов. Если окажется невозможным добывать светильный газ из донецкого каменного угля, то должно прибегнуть к добыче нефтяного светильного газа, что возможно в настоящее время при процессах Никифорова⁵* и Лазарева⁶*. К перевозке нефти в военное время должны быть применены те же соображения, что и к перевозке донецкого каменного угля. Все это, кажется, меры такого рода, которые должны будут обеспечить население Балтийского побережья от неминуемого во время войны угольного и нефтяного голода.

Сведений о состоянии металлургической промышленности, которая во многих отношениях находится в таких же условиях, я не касаюсь, ибо это выходит за пределы тех рамок, которые я поставил себе при рассмотрении настоящего вопроса.

Источниками мне служили следующие официальные издания: «Обзор внешней торговли России за 1903 год» (изд. Статистического [Отдела] Департамента таможенных сборов), а именно: таблица VII [количество и ценность товаров, привезенных из-за границы (очищенных таможенной пошлиной) с указанием, через какие участки государственной границы товар был ввезен в Россию]; табл. VIII [количество и ценность иностранных товаров, привезенных из-за границы (очищенных таможенной пошлиной) с указанием, из каких государств товары были ввезены в Россию]; корректурные листы табл. XI [количество и ценность иностранных товаров, привезенных из-за границы (очищенных таможенной пошлиной), с указанием, по каким главнейшим таможням товар был ввезен в Россию]; Варзар «Статистические сведения о фабриках и заводах по производствам, не обложенным акцизом за 1900 г. (изд. Отдела промышленности Министерства финансов) и корректурные листы издания Горного ученого комитета «Сборник статистических сведений о горнозаводской промышленности России за 1902 год»⁷*.

Статский советник Горбов

Примечания:

¹* Горбов Александр Иванович (1859‑1939) — действительный статский советник. С 1894 г. на службе в Николаевской инженерной академии и училище, штатный преподаватель химии, член конференции Академии (См.: Гончаров Вл. Из следственного дела А. И. Горбова // Источник. 1996. № 6).

²* Петр Николаевич (1864‑1931) — великий князь, генерал-адъютант, генерал-инспектор по инженерной части (1904‑1909), почетный председатель Инженерного комитета при Главном военно-техническом комитете, член совета Главного управления Государственного коннозаводства. После революции 1917 г. эмигрировал. Похоронен в Каннах.

³* Варзар Василий Егорович (1858‑1940) — статистик и экономист, основоположник промышленной статистики в России.

⁴* а) «Лепешкина Н. В. С-ья» — торговый дом, химический завод, основан в 1824 г. в Москве (Серпуховская часть). Главные изделия — кислоты: серная, азотная, соляная, соль глауберова, купоросное масло, сода. б) «Лепешкина Н. В. Н‑ки» — торговый дом, химический завод, основан в 1838 г. в Шуйском уезде, г. Иваново-Вознесенске. Главные изделия — кислоты: серная, азотная, уксусная, соляная, соли: оловянная, оксигенная, свинцовая, купорос медный и железный, натр сернокислый. в) «Лепешкина Н. В. С-ья» — торговый дом, опека Мюр Бр. и К0, химический завод, основан в 1890 г. в Московской губ., село Дегунино, близ Петровско-Разумовской ст. Николаевской ж. д. Годовая производительность — 20 т.

⁵* Никифоров Павел Михайлович (1884‑1944) — геофизик, член-корреспондент АН СССР. Разрабатывал сейсмические и гравиметрические методы разведки полезных ископаемых, методику для исследования глубинного строения земной коры.

⁶* Лазарев Петр Петрович (1878‑1942) — физик, биофизик и геофизик, академик АН СССР. В 1911 г. защитил магистерскую диссертацию на тему о температурном скачке на границе твердое тело — газ; разработал ионную теорию возбуждения. С 1918 г. руководил исследованиями Курской магнитной аномалии с применением различных геофизических методов.

⁷* Опущен перечень приложенных таблиц; таблицы не публикуются. (Прим. сост.)

РГВИА. Ф. 29. Оп. 3. Д. 5302. Л. 2—5. Типогр. экз.

ЗЫ
пост куда-то пропал, поэтому повторяю

про азотные удобрения, они же - взрывчатка
Внимание к ней было привлечено еще во время войны с Японией. Начальник химической лаборатории Николаевской инженерной академии А.И. Горбов уже тогда с тревогой указывал на то «интересное обстоятельство, что Германия является главной поставщицей даже и таких продуктов, которые не добываются в ней; так, например, из почти 800 тысяч пудов чилийской селитры, которые были ввезены к нам в 1903 г., около 700 тысяч пудов (точно 86,87%) поступили из… Гамбурга». Также «из Германии преимущественно были ввезены “концы”, идущие на приготовление бездымного пороха». Горбов считал нужным, чтобы специалисты «ознакомились с искусственными способами добывания азотной кислоты и чтобы наиболее экономически выгодный из них был прочно поставлен у нас». В конце 1905 г. глава военно-инженерного ведомства великий князь Петр Николаевич учредил Комиссию по добыванию азотной кислоты из воздуха под председательством Г.А. Забудского.

В сентябре 1909 г. Горбов подал по инженерному ведомству новую записку. В ней, напомнив по пунктам, какие именно пробелы в снабжении вооруженных сил заполняются импортом, он обращал внимание на то, что итог исследований, проведенных комиссией в 1905 г., не только не опроверг его тревожных наблюдений, но и «еще более подчеркнул нашу подчиненность соседям». Основное содержание своей записки Горбов посвятил проблеме замены селитры, ввозимой из Чили, и указывал, что создать двухгодовые запасы чилийской селитры в принципе невозможно, так как «по своей гигроскопичности она не выдерживает долговременного хранения (выветривается) и действует разрушительно на помещения, в которых хранится». Опять обратившись к вопросу о замене селитры, ввозимой из Чили, он изложил результаты лабораторных исследований о способах добывания азотной кислоты из атмосферного азота с помощью электрической энергии.

Проводимые опыты, казалось, позволили выработать приемлемую технологию. Печь, сконструированная Горбовым и Миткевичем, уже в 1908 г. дала «богатый опытный материал»; в представлении членов комиссии, «несмотря на свою простоту устройства», она сулила результаты, «нисколько не уступающие» действию печи Биркеланда и Эйде (в 1909 г. Миткевич побывал в Норвегии и осматривал их оборудование, посетив Нотодденский завод), даже «превосходящие ее»;

В мае 1912 года комиссия Забудского доложила конференции Артиллерийской академии о достигнутых успехах. Заключение конференции удостоверило, что печь Горбова — Миткевича является «самостоятельно разработанным изобретением, в достаточной мере подтвержденным опытом», и что представленный доклад Сапожникова о способе получения азотной кислоты и селитры из воздуха «имеет существенное значение»

2 июля 1914 г. начальник Охтенского порохового завода М.П. Дымша доложил ГАУ о результате сравнения химического состава и экономической выгодности чилийской селитры и селитры искусственной, закупленной у Норвежского общества добывания азотных веществ. Азотная кислота из норвежской селитры, обошлась в 2 руб. 70 коп. за пуд, дороже, чем из чилийской селитры (2 руб. 23 коп.). А тем временем в первой половине августа 1914 г. из-за отсутствия натровой селитры и, соответственно, нехватки азотной кислоты для нитрации толуола почти остановилось производство тротила на Самарском заводе взрывчатых веществ.

В 1914 г. в Германии, лишившейся доступа к чилийской селитре в связи с началом войны, синтез азотной кислоты из воздуха приобрел решающее значение, без развития этого производства удовлетворительное снабжение фронта боеприпасами становилось невозможным уже в 1915 г. Но с этого времени и началась все более развертываемая с помощью правительства Германии деятельность, обеспечивавшая также и сельское хозяйство азотистыми удобрениями.
Tags: история, ничего не меняется, оружейное, полезное, хруст французской булки, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments