govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Category:

ЖИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Читая поток новогодних чертыханий на 2020-й год, я преисполнялся чувством общности, мол, мы все в этом вместе, но тут же вспоминал, что это – иллюзия.

Социальная сеть показывает мне искажённую реальность. Её образ опосредуют алгоритмы, предугадывающие мои предпочтения на основании моего поведения в прошлом: что я читал, кого лайкал. В итоге каждый из нас питается призраками самих себя, и заперт не только в пузыре себе подобных, а именно что в прошлом – твоём персональном вчера. Это вчера является источником дохода корпораций, владеющих социальными сетями, и обладающих достаточной властью, чтобы заткнуть любой неугодный рот, даже если он принадлежит президенту страны.

Всё это – политическая проблема: проблема не/демократического контроля над информацией и её обменом; проблема принципов социального менеджмента, и отсутствия государства как народного представительства. Но это не проблема социальных сетей как инструментов, которые лишь наследуют дизайн текущей политической системы. И выражают её идеологию: рыночный консерватизм, который обороняет статус-кво, и предотвращает любую организацию перемен.

Удаление своего аккаунта или хитрости при его использовании (лайканье всех, с кем ты не согласен, чтобы видеть их посты) не меняет ни дизайн инструментов системы, ни положение разобщённого общества, которым правит крупный бизнес.

2

Над океаном чертыхавшихся на 2020-й год людей живут те, кто не понимает, почему народ зафукал их совершенно искреннюю попытку исполнить в начале карантина “Imagine” из своих имений, или сложить из яхт слоган: we’re all in this together. Это не издевательство, не цинизм богачей. Они просто живут в своём мире, и, в лучшем случае, понимают, но не переживают опыт других верств.

Поэтому я не удивляюсь, когда в одной IG-сториз мой друг, – ветеран военно-морских сил США, – ищет “любую”, уже третью, работу, и запускает кампанию GoFundMe, чтобы заплатить за коммуналку, а в следующей – моя знакомая жалуется на то, что из-за ковида отменился её частный круиз.

Речь не о том, что ветеран – хороший, потому что бедный, а знакомая – плохая, потому что богатая. Речь о том, что люди, разобщённые неравенством, не могут быть обществом, так как живут в параллельных вселенных, и не совпадают в своих интересах, которые задаёт их социальное положение. Из этого правила бывают исключения, но в целом – “сытый голодному не товарищ”.

3

Сегодня “хор имени Леннона” предлагает заплатить десятки тысяч долларов за первое место в очереди к вакцине, чего не может себе позволить ни медсестра, ни учитель, ни доставщик, который развозит обеды тем, кому посчастливилось иметь возможность работать из дома.

Мы не просто не все в этом вместе. Мы – не один народ, даже когда живём в одном обществе под одним национальным флагом. Пропасти между классами и идентичностями превращают наше общество в разговор немого с глухим. Песни “хора имени Леннона” не понятны “хору имени Ленина”, и наоборот.

Чего не могут себе представить знаменитости, исполняющие песню “Представь”, так это нас, и мира, где у человека нет ни желания, ни возможностей “подрезать” медсестру в очереди за вакциной. Радуясь победе на выборах в США очередного системного кандидата, они, кажется, так и не поняли, что 2020-й год стал годом смерти главной идеологии нашего времени – неолиберализма.

Эту смерть не стоит путать со смертью системы. Совок не даст соврать: система может просуществовать ещё десятки лет после гибели веры в себя – в состоянии, которое Алексей Юрчак называл гипернормализацией, когда все понимают, что система прогнила, но находятся настолько глубоко “в ней”, что не представляют альтернативы, и начинают взаимно притворяться, что всё нормально, и жить в фальшивой скорлупе привычного мира, пока, наконец, и она не даёт трещину.

4

40 миллионов американцев подались на пособие по безработице, или работают за гроши, 14 миллионов семей лишились медицинской страховки и находятся на грани выселения, десятки миллионов недоедают, и стоят в очереди в пищевые банки. Замес из изоляции, кризиса и смерти близких представляет “крупнейшую угрозу для психического здоровья со времён Второй мировой войны”. Насилие и преступность растут. 552,830 – бездомны. 352,000 умерло от ковида (2020).

Тем временем, 651 миллиардер, чьё состояние до начала пандемии составляло $3 трлн., получили ещё триллион в обстоятельствах глобального бедствия. Как?

Пандемия и карантин стали настоящим “подарком судьбы” для онлайн-магазинов, главным из которых является Amazon, удвоивший свои доходы. Состояние Безоса увеличилось на $70 миллиардов и к концу года составило $186 миллиардов.

В то время как Конгресс спорит о возможности выделить народу единоразовую помощь в размере $2000, состояние Безоса растёт на $2800 каждую секунду.

Это не просто “удачное стечение обстоятельств”, а результат политики компании, чьи потрясающие доходы соответствуют потрясающим условиями труда: рабочие Amazon вынуждены работать по 10 часов, и теряют сознание от истощения. 4000 из них нуждаются в продуктовых талонах; некоторые – живут на парковке перед работой. Весной они кричали о том, что им не выдают масок. К осени 20,000 из них заболело ковидом.

При этом, любые попытки создать профсоюз пресекаются, а его организаторы затравливаются, подавляются и увольняются. Что, кстати, происходит и в других компаниях-гигантах – например, в Google (чьи работники, впрочем, не сдаются, и объявили о создании профсоюза).

Amazon практикует слежку не только за своими сотрудниками на предмет их профсоюзной активности, но также за экологами и активистами в социальных сетях, рассматривая их как потенциальную угрозу. Для этого, Amazon нанял легендарных “ищеек Пинкертона” – героев советских комиксов о детективах, работающих на капиталистов. Это было бы смешно, если бы не было фактом: агентство Пинкертона существует с 19-го века, и прославилось тем, что внедряло своих сотрудников в рабочие коллективы на предприятиях для предотвращения профсоюзных забастовок. То, что главный капиталист обращается сегодня к ним – карикатурно и показательно. Безосу осталось только надеть цилиндр.

5

Не обошла лаской пандемия и других участников пятёрки сентимиллиардеров – Илона Маска и Марка Цукерберга. В 2020-м году акции их компаний выросли на 800% (Tesla) и 39% (Facebook), благодаря чему оба попали “в топчик”.

Для Цукерберга, монополизировавшего рынок социальных сетей, изоляция и выборы стали золотой антилопой. Трудно не утонуть в жире, завладев главными инструментами потребления новостей и связи с близкими (Facebook, Instagram, WhatsApp и т.д.) во время вынужденного социального дистанциирования.

Которое, кстати, не коснулось ряда работников Facebook, выходящих на работу и рискующих жизнью для того, чтобы “сахарная гора” стала горой денег.

Маск увеличил своё состояние в пять раз, и стал самым богатым человеком на земле (2021). Отказавшись закрывать свои фабрики на карантин, не обеспечив безопасных условий труда во время пандемии, он увольнял рабочих за то, что те следовали рекомендациям властей и оставались дома. Многие из тех, кто вышел на работу, опасаясь увольнения во время кризиса, ожидаемо заразились.

Отказ Маска следовать государственным регуляциям и его равнодушие к жизни сотрудников не помешали властям наградить его $886-миллионным заказом для интернетизации глуши, куда сейчас сбегают городские богачи.

Ранее Маск заключил $149-миллионный контракт с Министерством обороны США на создание спутников слежения за ракетами, и $400-миллионный контракт на создание ракет, способных “в течение часа доставить оружие в любую точку земного шара”. Например, в Йемен, где при поддержке США и Великобритании происходит голодомор 21-го века, или в Израиль – для Холокоста в Палестине.

6

Лидерами предприимчивого цинизма во время пандемии стали платформы Uber, Lyft, DoorDash etc. Объявив своих водителей “независимыми контрактниками” (по сути, частными предпринимателями) они сбежали от обязанности соблюдать их трудовые права: оплачивать больничный, иметь дело с профсоюзами и т.д.

В продолжение этого узаконенного обесправливания, сеть супермаркетов Vons, Pavilions, Albertsons уволила всех своих штатных доставщиков, чтобы заменить их “независимыми контрактниками”. Аналогично ведут себя сети Ralphs и Target.

Другим хитрым сценарием ре-классификации рабочих стало их определение как “ключевых” (essential workers). Таковыми являются врачи, пожарные, почтальоны и прочие те, без кого невозможна работа общественной системы. Но одно дело, когда речь о враче, который не может “оставаться дома” во время пандемии, и другое – когда “ключевыми работниками” объявляют сотрудники Tesla, которые собирают электрокары для Маска (так и не сумевшего произвести недостающие ИВЛ-машины для жертв ковида и государственного коллапса).

Ещё один пример ковидной “оптимизации бизнеса” – авиакомпания British Airways, уволившая 30,000 рабочих, чтобы нанять их обратно, но уже по новым контрактам с урезанной зарплатой. 12,000 работников British Airways были уволены с концами, оказавшись один на один с демонтированным рыночными реформами велфером.

EasyJet выплатил £171 млн. дивидендов акционерам, и предложил рабочим уйти на три месяца в не оплачиваемый отпуск. И это – Первый мир. А что в Третьем?

Попытки профсоюзной организации трудовых рабов, собирающих за копейки одежду для Zara и H&M в Индии, Бангладеш, Мьянме и Камбодже, караются не просто прицельными “сокращениями”, но и тюрьмой.

7

Впрочем, ни у кого так не текла золотая слюна, как у больших фармацевтических компаний, предвкушающих дивный новый мир бесконечно мутирующего вируса, и, следовательно, бесконечной потребности в новых вакцинах.

Чего стоит пример СЕО Pfizer Альберта Бурла, который одной рукой выдаёт пресс-релизы об эффективности своей вакцины, а другой снимает сливки с растущих в цене акций своей компании. Аналогичным образом ведёт себя Moderna.

При этом, большая фарма использует своё влияние в ВТО, чтобы блокировать предложения отдельных стран (ЮАР, Индии) разрешить производство локальных вакцин. Прогнозируемый результат такой борьбы с конкурентами следующий:

9 из 10 человек, живущих в бедных странах, не получат вакцину в 2021-м году. И это – в лучшем случае. В худшем – до 2024-го года. Первыми вакцину получат богатые страны – например, Канада, скупившая вакцину наперёд; при чём, в количествах, позволяющих привить всё своё население 5 раз.

8

The World Rainforest Movement обращает внимание на экологический аспект ковидной предприимчивости: пользуясь случаем (обособленными и запертыми на карантин активистами), корпорации захватывают леса в Камбодже, и малые фермерские хозяйства в Уганде, принудительно перемещая целые поселения с коренными жителями, стоящими на пути строительства рудников (Гвинея). Всё это – при поддержке местной полиции и Мирового Банка.

Исследования показали, что процесс отказа от ископаемого топлива заморожен, поскольку корпорациям удалось убедить правительства, что это необходимо для выхода из усиленного пандемией экономического кризиса. Лоббисты корпораций встречались с европейскими властями по три раза в неделю, чтобы протолкнуть дерегуляции законодательства, направленного на защиту окружающей среды.

9

Принципиальную роль в “удивительном успехе” корпораций во время бедствий играет то, как действует правительство, пронизанное ставленниками крупного бизнеса, который вполне легально может покупать себе политиков и определять конфигурацию всей системы. Стоит ли удивляться, что она работает на него?

От кризиса к кризису, наблюдается паттерн: правительство предпочитает спасать корпорации, а не простых граждан. Классическим примером является Великая рецессия (2007-2008). Когда ипотечный пузырь лопнул, и рынок обрушился, 8.8 миллионов американцев потеряли работу, и сбережения.

Что делает власть? Спасает банкиров (то есть, тех, чьи биржевые спекуляции и породили кризис), выделяя $700 млрд. на выкуп их обесценившихся активов. Только 10% от этой суммы будут направлены на то, чтобы снизить процентные выплаты резко обнищавшему среднему классу.

Администрация Малого Бизнеса выделяет $349 млрд. для его поддержки. $243 из которых достаются большим акционерным обществам, стоимостью от $100 млн. и больше. Даже хедж-фонды объявляют себя “малым бизнесом”, подавая заявки на то, что кажется им всем просто бесплатными деньгами.

Всё это делается под знамёнами: спасём бизнес – спасём страну. Но каков итог? Богатые остаются при деньгах, которые они могут вкладывать и конвертировать в больший доход, а средний и рабочий класс не могут. С 2009-го по 2012-й доходы 99% американцев выросли на 0,4%, тогда как доходы 1% крупнейших богачей – на 31,4%. Что это значит? Это значит, что когда Федеральный резерв США объявляет нулевую ставку на краткосрочные кредиты (2008), чтобы этим “простимулировать рынок”, по-настоящему участвовать в нём может только тот самый спасённый властями богач при деньгах. За счёт которых он и приумножает своё состояние.

Фондовый рынок – расцветает. Как и неравенство под ним. Но банкирам плевать, у них голова идёт кругом от цифр на экране. В конце концов, идеология, в которой были выращены эти люди, сообщает им: что хорошо рынку, то хорошо обществу. В реальности это не так. Но биржа не работает с реальностью. Она работает именно что с цифрами на экране, и зарабатывает на спекулятивной игре с ними. Из этой и возникают те самые рыночные пузыри, которые лопаются, и производят кризис.

Казалось бы, предыдущая рецессия должна была чему-то научить правительство. И, тем не менее, десять лет спустя оно снова спасает не людей, а корпорации.

10

Одной из главных идеологем нашего времени является утверждение, что богач – это человек, достигший успеха благодаря своим талантам. Но возникает вопрос: что это за гении бизнеса, которые раз в десять лет устраивают “рецессию века”, после чего зовут на помощь государство, которое их выкупает за деньги народа?

Маск, которого сравнивают с марвеловским супергероем-изобретателем Тони Старком из франшизы “Железный человек”, не является изобретателем Теслы, которой он владеет, как и Цукерберг не является автором идеи Facebook.

Впрочем, это не важно, ведь на всякого “предприимчивого воришку”, который “крадёт, как художник”, можно привести примеры богатых людей, которые реально что-то придумали. Но эти исключения не создают правила. А правило следующее: 9 из 10 миллионеров утверждают, что заработали своё состояние тяжелым трудом, но 8 из 10 унаследовали своё богатство. 4 из 10 работают.

11

В капитализме есть социальные лифты. Но чем выше твой класс, тем ближе, проще и вероятнее твоя дорога наверх. Реальный шанс стать миллиардером составляет 0,0001728%. То есть, по большому счёту, его нет, если тебе не посчастливилось родиться в соответствующем социальном положении.

Кроме того, изменился и сам капитализм. Как показывают исследования его современного извода, неравенство подавляет социальную мобильность, и, по сути, возвращает феодализм-на-стероидах.

“Наиболее значительное изменение в системе социального неравенства — это не увеличивающееся накопление доходов и богатств в высших 1–0,1% населения, а снижающаяся относительная мобильность для верхних 10–20%, т. е. возможность попасть в этот слой или покинуть его. …Этот слой становится новой аристократией, высшим рангом или состоянием, в котором люди рождены”. (Михайи, Селеньи)

По этому поводу в сети гулял мем о титанах Кремниевой долины, придумавших свои “идеи на миллион долларов” в гараже родительского дома. Иронизируя над их успехом “из ничего”, подпись к мему гласила: “Но у меня нет дома с гаражом”.

12

Разрастаясь, как снежный ком, социальное неравенство определяет не только размер твоего кошелька, но и твои возможности: от образования до здоровья и продолжительности жизни. Именно поэтому современная социология обращает наше внимание на феномен класса.

Класс – это не просто количество денег, а статус и доступ к сконцентрированным и недоступным для других классов благам. От того, в каком классе ты родился, зависит то, с какой наследственностью и в какой среде ты вырастешь, какое образование получишь, с кем будешь играть после школы “во дворе”: с сыном директора корпорации, который в будущем станет важным элементом успеха в системе твоих социальных связей (и продвижений), или с сыном грузчика: среди каких людей (и капиталов) найдёшь спутника/цу жизни.

Когда мы говорим, что неравенство – это что-то естественное, ведь мы все не равны от рождения (“высокому проще сорвать яблоко с дерева, чем низкому”), мы забываем, что живём не в лесу, а в городе – т.е., в рукотворной среде. Как и наше “естественное” неравенство, эта среда является продуктом политики, и, значит, – выбора, который совершаем не только мы, в повседневности наших действий, и рамках, которые задаёт наш класс, но и за нас – те, у кого власть.

Если нашей целью является демократическое общество, нам следует отказаться от апологетики неравенства, перестать оправдывать его биологическим и любым прочим разнообразием, и направить свои усилия на производство инклюзивной системы для всех; “от каждого по способностям, каждому – по потребностям.

13

Следующая важная идеологема рыночной гегемонии выражается в утверждении, что богатство богатых обогачащает всех. Но как? “Через налоги!”.

С 1980-го года налоги для богатых сократились на 79%. Это, при том, что 10% мирового ВВП утекает в офшоры (только в США – $200 млрд. в год, бюджет целого Министерства образования).

Два года Amazon вообще не платил федеральный налог (при смехотворной ставке 3%), но таки заплатил его в 2019-м году – $162 млн., 1,2% своего годового дохода.

В том же 2019-м, каждый 10-й американец не имел и $400 сбережений “на чёрный день”, а впереди его ждала пандемия, безработица, повальное закрытие малого и среднего бизнеса. В разгар пандемии Безос, Гейтс и Маск, сменили своё место жительства. Каждый – на штат, где не нужно платить налог на прибыль.

Может, богачи выражают свою благодарность обществу, за счёт которого они, собственно, процветают, через благотворительность?

В 2018-м году, 10 самых богатых людей пожертвовали меньше, чем 1% своего состояния. Маск – лишь 1/5 от 1%.

В декабре 2020-го года Лондонская школа экономики опубликовала результаты исследования экономических последствий сокращения налогов для богатых, чьё процветание, как нас пол-века убеждали апостолы “свободного рынка”, является залогом процветания всего общества:

“Сокращение налогов для богатых усиливает неравенство в доходах... …Траектории реального ВВП на душу населения и уровень безработицы не подвержены влиянию сокращения налогов для богатых. …Сокращение налогов для богатых увеличивает их доходы, и едва ли влияет на экономическую продуктивность”.

Что именно в поведении людей, которые бегут от налогов, и ведут борьбу против защиты прав своих сотрудников говорит о том, что они социально сознательны и заинтересованы в процветании кого-либо, кроме себя?

14

В 2020-м году, несмотря на глобальное бедствие, налоги для богатых продолжали сокращаться. 5% богачей сэкономили $145 млрд., тогда как помощь Конгресса миллионам временно безработных соотечественников составила $120 млрд.

Если принятие Конгрессом закона о выделении $700 миллиардов на спасение руководителей банков во время Великой рецессии заняло меньше месяца, то на то, чтобы начать обсуждать $465 миллиардов помощи населению потребовалось более 8 месяцев. Законодатели, противостоящие выплате единоразовой помощи каждому американцу в размере $2000, получают $3300 в неделю – из бюджета.

Суммарного годового дохода всего двух человек, – Безоса и Маска, – достаточно, чтобы покончить с голодом в Америке 8 раз подряд. Этот доход больше, чем все средства, выделенные властями на помощь народу во время пандемии; больше, чем ВВП 139 стран.

То, что люди, получившие от жизни в обществе больше, чем они способны потратить, не хотят отдавать ничего, словно общества нет, проблематичен не только в нравственном, но и в политическом смысле: неравенство подрывает демократию, и ведёт к авторитаризму.

15

Мы можем по-разному смотреть на то, как изменить порядок вещей, который нас не устраивает, но чтобы его изменить, нужно признать, что он нас не устраивает, и согласиться в одном – изменить его необходимо. Это – первый шаг.

Вместо того, чтобы, ссылаясь на плохое прошлое, защищать плохое настоящее, мы можем творить будущее, вместе и для всех, здесь и сейчас, в единственном времени, когда мы являемся субъектами реальности и можем в ней участвовать, менять её по существу, а не на уровне бантов и декораций.

2020-й год предоставил нам достаточно материала, чтобы подвести исторические итоги того политического проекта, которым нас гипнотизировали 40 лет.

То, что на политическую орбиту возвращаются некоторые идеи 19-го века, говорит не только о пробуксовке нашего воображения (пробуксовке весьма объяснимой, учитывая, что любые отклонения от гегемонии “конца истории” десятилетиями подавлялись). Но и о наличной в “социальном звере” живой потребности в возвращении общества и политики как похищенных у нас территории общего и совместного.

“Идеи 19-го века”, как и любые прочие идеи, являются частью нашего культурного арсенала. Их можно принимать во внимание, переосмыслять, обновлять, но к ним не стоит относиться как к готовым рецептам или застывшим догмам.

Будь то “левые” или “правые” идеи – архаичные коллективизмы не дадут нового мира. Индивидуальность является неотъемлемым элементом современного человека. С ней придётся считаться любым политическим движениям.

В то же время, нам предстоит освободить наши индивидуальности от вульгарного индивидуализма, являющегося личиной эгоизма и социопатии.

Будущее принадлежит организации, которая сумеет:

– интегрировать разнообразие индивидуализированных субъектов в новый социальный проект (“вместе, потому что разные”);

– предложит общее, которое не исключает и не исключается индивидуальным, а реализует его в социальных отношениях, вооружает средствами коллективности (например, эмпатией и солидарностью); не осудит, а социализирует идентичности; интегрирует борьбу за права отдельных социальных групп в борьбу за равенство возможностей для всех и каждого; соединит их c экологической повесткой;

– вернёт общество в сознание индивида, а индивида – в политику и историю, которая принадлежит нам, ведь её “творят народы”;

– освободит язык, мышление и коммуникации от ограничений неолиберальной морали с её цензурой и “политкорректным” затыканием ртов (cancel culture);

– предложит образ будущего, которое хочется творить; мышление и практику трансформации жизни; инклюзивный исторический проект, который реализуется сегодня, но простирается за пределы смерти, помогая каждому из нас вписать себя в продолжительность вечности – в историю людей, в дело человека.

https://dadakinder.com/txt/2021/1/covid-profit-and-death-of-neoliberalism
Tags: недоброе, экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments