govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

продолжение про тракторный завод

Владимир Александрович Пресман был секретарем партийной организации ОГК и экспериментального цеха. Коммунистов в отделе было мало. Но мороки на этой должности много – слишком обширная отчетность. Главная роль, которую он исполнял, была дипломатической. У парткома завода было много претензий к конструкторской службе, а поскольку главный конструктор беспартийный, надавить на него по-настоящему партком не мог. Пресман разъяснял, насколько это возможно, задачи конструкторской службы и отбивался от обвинений в том, что из-за неуступчивости Рубинштейна завод не может занять достойное место в соцсоревновании. Он был тонким психологом, и язык у него был подвешен прекрасно.

Но этим он занимался на общественных началах. Основная его работа – начальник КБ топливной аппаратуры. 
И тут он тоже был человек на своем месте. Вместе со своим другом Аликом (Анатолием Львовичем) Гутманом, который работал у него в КБ конструктором первой категории, они были самыми плодовитыми изобретателями на заводе. Они были абсолютно не похожи друг на друга. Пресман – маленький, щуплый, коротко стриженый блондин в тонких золотых очках. Гутман – высокий атлет, всегда элегантный, с черной гривой и волосатыми руками.

Пресман ко всем, кого он считал своими, обращался на ты и по имени, а к остальным людям, в том числе молодым, исключительно на вы и по имени-отчеству. Однажды я зашел к нему по какому-то делу и увидел такую сценку. У него в КБ проходила практику студентка техникума, девушка лет восемнадцати. Пресман давал ей задание:
- Наталья Николаевна, будьте добры, принесите мне папку с чертежами группы 3702. Сейчас мы поищем. Ага, видите, вот гайка крепления трубки к фильтру. Вам нужно внести изменения: увеличить толщину и сделать еще проточку. Анатолий Львович вам объяснит, какую. Алик, объясни ей!


Надо сказать, что изобретательская деятельность не пошла Владимиру Александровичу впрок. Некоторые его изобретения реально экономили топливо, правда немного, но учитывая большой годовой выпуск двигателей, экономический эффект был серьезный. Когда после внедрения авторы получили крупное вознаграждение, этого им простить не могли. В тракторозаводской многотиражке появилась статья под названием «Форсунка с наддувом». Там изобретатели обвинялись в том, что на самом деле никакой экономии топлива нет, изобретение – это афера с целью присвоить государственные денежки. Под удар попал не только Пресман, но и главный конструктор, который был в числе соавторов изобретения. В статье ясно давали понять, что эти Пресман, Гутман, Рубинштейн – жулики и с ними надо разобраться. За спиной никому не известного автора статьи стояли серьезные люди.

Это была клевета. Проверку изобретения проводили в Москве, в головном институте НАТИ. Экономический эффект считали тоже в Москве.

Однако после этой статьи начались всякие расследования в парткоме завода, и дело дошло до райкома партии. Пресман слег с сердечным приступом. Потом приступы повторялись еще несколько раз. Он умер, не дожив до пятидесяти.
***
На заводе не выбирают, что делать. Первое мое задание было неприятным и неинтересным: разобраться в причинах подтекания масла по уплотнению масляного картера.

Уплотнение было сложным – оно состояло из двух паронитовых прокладок и двух резиновых полуколец, которые стыковались вместе. Забегая вперед, скажу, что года через два я сделал изобретение, которое эту течь исключало при условии, конечно, что сопряженные детали были сделаны нормально, что было, увы, не всегда. Так что эта проблема отравляла мое существование на протяжение всей моей работы на заводе.

А для начала мне предложили проверить, не поможет ли приклеивание прокладок к блоку герметиком. С банкой клея и кисточкоя я отправился на конвейер, чтобы на большой партии двигателей лично приклеить эти прокладки. Я не заметил, как подошли несколько человек. Один из них, одетый в рабочий синий халат маленький лысый мужчина лет под пятьдесят, с животиком в матерных выражениях начал выяснять, что это я здесь делаю и зачем. Выслушав мой вежливый ответ, он нелестно охарактеризовал придурков-конструкторов. Когда они ушли, я спросил у мастера участка сборки, который тоже находился рядом:

- Кто это?
- Главный технолог Хаскин Михаил Маркович .

Таким было наше первое знакомство. Позже оказалось, что он вполне приличный мужик. Работа у него была тяжелая. На него вешали столько собак, что любой человек на его месте озверел бы.

Главным инженером завода был Константин Павлович Забродин. Когда я впервые увидел по телевидению Б.Н. Ельцына, я сразу же вспомнил Забродина. Был он родом из Коломны. Еще до войны работал там на паравозостроительном заводе. В войну на Урале ковал оружие для фронта. Очень толковый организатор производства. Каждое утро он проводил совещание, где по идее должны были присутствовать главные специалисты. Однако Рубинштейн на эти совещания посылал обычно своих начальников КБ, а иногда и рядовых инженеров. Несколько раз присутствовал там и я. 

Первое впечатление было самым ярким. Забродин в совершенстве владел командным матерным языком и использовал множество эпитетов и метафор, чтобы охарактеризовать недоработки или упущения того или иного заводского подразделения. Отвечать таким же образом ему никто не смел, за исключением пожилого мастера инструментального цеха, который тоже был виртуозом художественного слова. Помню, услышав ответ этого мастера, Забродин ухмыльнулся, крякнул и перешел к следуючему вопросу. Однажды Забродин не заметил, что на совещания сидит Б.Я.Поверенная. Когда он завернул матерный оборот, Берта Яковлевна встала и сказала:
- Что это вы себе позволяете?
Он извинился, а потом, говорят, позвонил Рубинштейну и сказал:
- Ты чего мне бабу прислал? Ты мне совещание сорвал!
Запомнился другой эпизод. На заводе была новинка: промышленное телевидение. Две камеры - в начале и конце конвейера. В кабинетах директора и главного инженера были большие телевизоры – черно-белые, конечно - и режиссерские пульты. Можно было выбрать камеру, поворачивать ее, укрупнить картинку. Идет совещание. Забродин ругает начальника ОТК. Тот оправдывается: людей нехватает, работы очень много. Тут Забродин включает телевизор. На экране крупным планом контролер ОТК. Она сидит за столом и красит губы, держа перед собой зеркальце.
- Перегружены! – зарычал Забродин.
Начальник ОТК выскочил из помещения и помчался вниз, на сборку.
***
Время от времени я ездил в командировку. Если командировка была в Москву или с пересадкой в Москве, часто давалось дополнительное поручение: зайти в министерство и передать письмо лично какому-нибудь чиновнику. Это называлось «приделать письму ноги».

Однажды мне поручили зайти в Министерство тракторного и с/х машиностроения к начальнику Главного управления запчастей и передать лично ему письмо с жалобой на киевский завод им. Лепсе, которыл должен был изготовить нам партию поршней для опытного двигателя с непосредственным впрыском, но все время эту работу откладывал. Наше министерство располагалось в старинном здании на площади Воровского вместе с Министерством автомобильной промышленности. Утром прямо с поезда я поехал в министерство, нашел нужный главк, поговорил с секретаршей, и она провела меня в кабинет начальника. Фамилию его я забыл, помню только, что фамилия была армянская. Это был симпатичный усатый мужик с легкой сединой в волосах. Он разговаривал по телефому. Жестом показал мне на стул. Я сел и поневоле стал слушать.

Разговор тянулся минут сорок. Хотя я слыхал только одну сторону, нетрудно было понять ситуацию. На проводе был директор одного из украинских заводов запчастей. Завод завалил план. Чтобы не ухудшать показателей работы области по просьбе обкома партии план заводу «скорректировали», то есть уменьшили по фактическому выполнению. И вот теперь директор требует, чтобы заводу выделили премиальный фонд, поскольку план формально выполнен. Начальник главка по междугороднему телефону крыл директора завода матом (с армянским акцентом) и взывал к его совести. Но директор понять его не мог. Раз план выполнен, давайте премию.

Наконец, разговор был закончен. Начальник главка повернулся ко мне и попросил рассказать, в чем суть дела. Я объяснил. Он спросил, чем отличаются поршни. Я открыл чертеж.
- Нет, - сказал он, - ты мне нарисуй старый и новый поршень. Ты инженер?

Я нарисовал на листке бумаги эскизы. Он посмотрел и сказал:
- Понятно. Хорошо. Я им позвоню.

Взял у меня письмо и попрощался за руку. Весь разговор занял пять минут.
***
Главный конструктор Минского тракторного завода И.И. Дронг, профессор, лауреат Сталинский премии, человек с гениальной интуицией, был инженером советской формации.

Однажды молодой конструктор Арнольд Петухов зашел к нему в кабинет и сказал:

- Иван Иосифович, я уже давно работаю, сделал много интересных проектов, а у меня только третья категория. Я думаю, вы должны мне повысить категорию и зарплату.

Дронг встал из-за стола, сделал шутовской поклон и ответил:

- Ага, ТЫ, значит, думаешь, а Я, значит, должен? Садись на мое место!

Петухов, здоровенный рыжий культурист, человек без комплексов, сел за стол главного конструктора. Дронг опешил. Возникла пауза. Тут на столе зазвонил телефон. Петухов потянулся к трубке.

- Вон нахуй из моего кабинета! – заорал Дронг.

Несмотря на дверь со звукоизоляцией, эту фразу услыхали все, кто находился в приемной. Надо сказать, что эта история не отразилась отрицательно на дальнейшей карьере Петухова. Дронг сам был человеком азартным и уважал азартных людей.
***
Много позже я прочел грустный и смешной рассказ Григория Горина
"Случай на фабрике № 6" . О фабрике, где мат был неотъемлемой частью технологического процесса.

Я не случайно вспомнил все эти истории. Недавно, благодаря
[info]atelli, услыхал звукозапись совещания у начальника цеха полимерных покрытий Череповецкого металлургического комбината. Жива еще советская корпоративная этика!
**
Нельзя сказать, что мы были незнакомы с продукцией, которую делали на Западе. Мы читали иностранные журналы. Головной институт НАТИ регулярно испытывал образцы зарубежной техники. Иногда в НАТИ удавалось эти образцы посмотреть. А однажды к нам привезли для ознакомления легендарный двигатель Perkins 4.236. Это был тракторный вариант двигателя. Он устанавливался на популярные канадские тракторы Massey-Ferguson и множество других сельскохозяйственных машин. Другие модификациии этого же двигателя ставились на автопогрузчики, дизельгенераторы, катера, на легкие грузовики европейских и американских фирм и даже легковые автомобили.
Сравним характеристики двух двигателей 1965 года выпуска
ПараметрыММЗ Д-50Perkins 4.236
Рабочий процессВихрекамерныйНепосредственный впрыск
Рабочий объем, л4.73.9
Диаметр цилиндра, мм11098
Ход поршня, мм125127
Нoминальная мощность, л.с.5565
Номинальная частота вращения, об/мин16002000
Уд. расход топлива, г/л.с.час195175
Масса двигателя, кг450280


Этот двигатель поставили на стенд и сняли характеристики - он дал 68 лошадиных сил вместо паспортных 65. Потом его аккуратно разобрали и выставили для всеобщего рассмотрения. Потом собрали, снова сняли характеристики - после разборки-сборки двигатель потерял две лошадиные силы - и вернули в НАТИ.

Одно дело увидеть на картинке, и совсем другое - потрогать руками. Газораспределительный механизм выглядел как механизм швейцарских часов. Все неработающие поверхности были oбработаны по 7 классу чистоты. Зачем? Просто англичане иначе не умеют - они так привыкли. Двигатель был укомплектован одноплунжерным топливным насосом CAV распределительного типа, который по размерам был сравним с фигой крупного мужчины. Потом этот двигатель, уже частично ободранный, без топливной аппаратуры, которую отправили в Ленинград, в ЦНИТА, возвратили нам. У нас распилили блок и головку, выложили основные детали на стол и пригласили для обсуждения технологов, наших и тракторозаводских.

Технологи, как и мы, испытали культурный шок. Толщина стенки водяной рубашки в чугунной головке была 4-5 мм. Стабильно. И обескураживающий вывод - нет у англичан никакой особой технологии литья и механической обработки. Просто они все делают точно и аккуратно.

Любой студент может нарисовать в курсовом или дипломном проекте замечательный двигатель. Нет особых секретов. Вопрос только в том, кто его изготовит?

Были у нас и свои дипломаты. Это были инженеры, которым «посчастливилось» поехать на 2 - 3 года заграницу по линии Автоэкспорта. Автоэкспорт продавал тогда и автомобили, и тракторы и сельхозмашины - Трактороэкспорта еще не было.

 Желающих попасть на эту работу было множество. Проработав заграницей 2 – 3 года, человек обеспечивал себя на всю оставшуюся жизнь. Там им платили валютой, за которую они перед возвращением покупали все, что в СССР было дефицитно: радиоаппаратуру, модную одежду, меха, золотые украшения. Все это не облагалось никакими пошлинами, часто они отправляли посылки по дипломатическим каналам. Часть валюты они меняли на чеки Внешпосылторга, за которые покупали уже в СССР товары советского производства (автомобили, ковры, мебель) по экспортным ценам, то есть очень дешево, и импортные товары – тоже дешево. Я знал ребят, которые готовы были продать дьяволу не только свою душу, но и души всех своих родственников, чтобы поехать работать в загранку. И очень мало кто из них смог пробиться. Конечно, человек подвергался строжайшей проверке. Но мало быть благонадежным, нужно было еще иметь высокую квалификацию. Нередко было мало и этого. Еще нужно было иметь «руку» в высоких инстанциях. Я был знаком с несколькими людьми с МТЗ, МАЗа и БелАЗа, которые смогли попасть на эту работу, и должен сказать, что, как правило, это были приличные люди и отличные специалисты.

Алексей Яковлевич Моисеенко был парень из деревни. Еще в школьные годы он научился работать на тракторе. Потом служил в армии, потом окончил Институт механизации сельского хозяйства и работал в конструкторском отделе МТЗ. Он поработал и инженером-исследователем на испытаниях тракторов и конструктором. Моисеенко был из тех инженеров, которые умеют работать и головой и руками. Уж не знаю, как ему удалось пробиться за кордон. У него был единственный, но крупный недостаток – иностранными языками не владел. Его предполагали послать в крупный дилерский центр, где другие люди владеют языками, но не знают техники, однако получилось иначе. Серьезно заболел инженер, занимавшийся продажей и обслуживанием тракторов в Сирии, и Моисеенко в срочном порядке был отправлен туда на замену. Было ему тогда лет 35. Когда я пришел на завод, меня посадили делать как раз ту работу, которую Алексей Яковлевич оставил. Познакомился я с ним через два года, когда он приехал в отпуск и появился у нас в КБ.

Он приходил частенько, обычно близко к концу рабочего дня. Видно, скучал он по заводу. Все тут же собирались в кучу и он начинал рассказывать. Сеанс длился не меньше двух часов. Некоторые с сожаленим смотрели на часы и убегали домой, но я никогда не уходил, не дослушав до конца. Рассказчиком он был феноменальным. Правда, люди, хорошо его знавшие, говорили, что он и приврать может, но я почему-то ему верил. Дальше я буду пересказывать его истории, те, что запомнились, от его имени.

Собирались мы в срочном порядке. Прилетели в Дамаск, там меня встретил человек из посольства, отвез в гостиницу. Разместились как-то, есть хочется. Отправились все вместе в ресторан. Садимся. Подбегает официант. Дает меню. Пробует со мной говорить по-английски, по-французски, по-немецки. А русского не знает. И в меню я ни черта не понимаю. Ага, думаю, проще всего заказать яйца, наверняка у них есть. Беру салфетку, рисую яйцо. Официант заулыбался, кивнул и убежал. Через минуту прибегает и ставит на стол тарелку слив... Ну, в конце концов как-то мы смогли заказать еду. Жена какие-то немецкие слова вспомнила.

автырь
Tags: история, полезное
Subscribe

  • Европейский потоп: и нам "звонок"?

    Тонет-тонет-тонет Европа… Пунктуальные, работящие европейцы ничего не могут сделать… Реки вышли из берегов в Австрии, Бельгии, Италии,…

  • очередной булкохруст порвался :)

    govorilkin 14 февраля 2021, 14:54:35 жалеть кулаков, которые выдавливали зерно из односельчан, чтобы делать свой гешефт, на…

  • Опытная

    старая проститутка Алеся Казанцева пишет «Как-то раз я работала на проекте с молодой группой. Очень молодые все там были, подростки…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments