govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

Нерон, или Оскорбление религиозных чувств



Жил-был Нерон, пятый император Рима. Был он слегка пизданутеньким, как и большинство римских императоров. Взойдя на престол, говорит маме, Агриппине:
— А что, мама, не обожествить ли нам покойного папу Клавдия?
— Хуевая идея, сынок, — отвечает мама. — Так-то я сама его жареными грибочками накормила. Сначала он жрать не хотел, а потом сожрал, помирал долго и нудно. Да и не папа он тебе, а отчим.

— Это вообще мелочи. У нас же, у императоров, хер ногу сломит, а не разберется, кто кого ебал и кто кого родил, — настаивает Нерон. — Ты племянница папы Клавдия, а я женат на другой его племяннице. Так что все мы тут одна дружная семья.

И обожествил Клавдия, а маму Агриппину сделал главной жрицей. Пошла у Агриппины сладкая жизнь. Делает, что хочет, и фактически правит страной. Нерону это не понравилось, он и говорит:
— Мама, вы б в дела мои не мешались, сидели бы на жопе ровно и оргиям предавались. Ну вы же из приличной императорской семьи, мама. Идите поебитесь с рабами там или рабынями. Ну или с барашками, что ли. Нажритесь, мама, убейте кого-нибудь, спляшите голой на столе… В мире столько прекрасных развлечений. Зачем вам политика?

Агриппина все это проделала, но продолжала лезть в политику. Тогда Нерон прогнал мать из дворца. Та обиделась, и устроила заговор, чтобы изгнать Нерона, а возвести на престол его сводного брата, Британика.
Но Нерон все узнал, и страшно оскорбился:
— Британик, блядь, Титаник. Хуй вам всем на лавровый венец, а не заговор.

Призвал знаменитую отравительницу Локусту, и приказал ей от Британика избавиться. Та была баба ушлая, залезла к парню в койку, поднесла винца, и благополучно отправила к Плутону. Нерон обрадовался, и поручил Локусте избавиться еще от мамы. Но Агриппина оказалась еще более ушлой, чем Локуста. Отравительница ей вино подносит — та не пьет. Локуста ее пирожными угощает — а Агриппина не жрет. Короче, три раза ее пытались отравить — бесполезно. Упорная бабища.

Тогда Нерон приказал построить корабль, но не капитально, а так, на соплях. И говорит:
— Вот вам, мама, лодочка, отправляйтесь на морскую прогулку. Для цвета лица полезно.
Корабль вышел в море, и развалился. Все потонули, но Агриппина выплыла. Она в юности сильно нырять любила. Вот и нырнула с корабля, выходит на берег, говорит:
— Спасибо тебе, сынок, за отличную прогулку. Цвет лица теперь просто заебись, ты был прав.

— Ну точно, говно не тонет, — пробормотал Нерон, и отправил к маме своих солдат, чтоб тупо зарезали.
Тут уж Агриппина смотрит — деваться некуда, щас мочить будут. И говорит:
— Только вы меня убейте, пронзив чрево, в котором я этого мудачину выносила. Пусть ему стыдно будет.
— Без проблем, вашество, — отвечают римские солдаты, и пронзают чрево. Так что помирала Агриппина долго и нудно.

Избавившись от мамы, Нерон попереживал, и стал усиленно развлекаться. Женился на кастрированном рабе Споре, вышел замуж за вольноотпущенника Дорифора. Причем обряды женитьбы и свадьбы устраивал публичные, и был то невестой, то женихом.

А еще закатывал на радость подданным грандиозные секс-шоу. Наряжался в звериные шкуры, приказывал привязать к столбам мужчин и женщин, и набрасывался на них из клетки. И говорил, что он великий артист. В общем, не в то время родился чувак, ему бы режиссером порнухи работать — цены б ему не было.

Короче, он даже развращенных римлян так заебал — причем в буквальном смысле слова — что вокруг него стали плести заговоры. Чтоб от такого прекрасного императора избавиться.

В 64-м году вдруг Рим загорелся. Ну как… По большей части, кварталы бедноты, но все равно. Куча народу сгорела. А кто выжил, те решили, что это Нерон приказал сжечь Рим. Одни говорили, пишет он поэму о сожжении Трои греками, и для реалистичности и вдохновения ему нужен был пожар. Другие рассказывали, что Нерон просто решил построить охуительный золотой город, а старые дома сносить лень было, вот и сжег.

Нерон и бабло раздавал, и к богам взывал — все бесполезно. Народ на него залупился страшно:
— Пипидастр наш император, как есть пипидастр. Причем не только в хорошем смысле, но и в плохом.
— Ладно, — говорит Нерон. — Щас я вам похлеще Шерлока Холмса преступление раскрою, и найду виновных в пожаре.

И приказал арестовать местных христиан. Их немного было, человек сто. Сидели они тихо, никого не трогали.
— Вот кто виноват, — выступил перед римлянами Нерон. — Твари они последние, и который год донимают Рим своими мерзостями. В оргиях не участвуют, в Сатурналии не развлекаются, в Вакханалии не бухают, не ебутся, в Луперкалии голых баб не лупят. Разве можно таким людям доверять?

Приказал христиан пытать, те, конечно, под пытками вину признали. Нерон их благополучно сжег на площади, и говорит:
— Ну чо, теперь понятно, что это не я Рим поджег, а христиане?

— Вот нихуя непонятно, — чешут репу подданные. — Если с эмоциональной точки зрения, то христиане, конечно, типы неприятные. Противно с ними жить в одном городе, ведут себя совершенно непотребно, тут ты прав. Они даже наши религиозные чувства оскорбляют отказом от бухла и ебли с кем попало. С другой стороны, ты нас не убедил. Мы тут смотрим, это тебе нравится огоньком баловаться. Вот и христиан-то ты сжег, а не львам отдал, пироман хуев.

Через год Нерон раскрыл настоящий заговор, который устроили его друзья и близкие. Казнил 40 человек, но поздно. Потом в Испании восстал римский наместник Гальба со своими легионами. Римляне его поддержали, и Нерона скинули. Но убить забыли, и пришлось ему исправлять ошибку самому. С воплем:
— Ах, блядь, какой артист погибает, — Нерон перерезал себе глотку, но неудачно как-то, поэтому помирал долго и нудно. Это у них вообще семейная традиция была, долго помирать.

В истории он остался, как первый гонитель христиан. Так ему и надо, в принципе.

Мораль: можно сидеть тихо, и никого не трогать. Но если ты в меньшинстве — рано или поздно твои взгляды оскорбят религиозные чувства большинства. Добрым христианам следовало бы это помнить. Впрочем, они и помнили, и впоследствии за свои религиозные чувства сожгли народу не меньше.

На картине художника Уотерхауса — Нерон комфортно страдает, замочив маму Агриппину.

© Диана Удовиченко
Tags: история, юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments