govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

О практичности

В 1939 году бабушка моя вернулась из Испании. Как-то внезапно закончился в том году сезон для советских гуманитарных специалистов. Возвращалась бабушка домой не без сомнений, столь свойственным молодым девушкам той непростой поры.
Но Родина встретила бабушку приветливо. Через полгода вдумчивых бесед и размышлений Родина решила бабушку мою понять и направить на интересную работу на другой конец обитаемого мира. В Шанхай, для начала. Что было очень перспективно для бабушки: испанский язык, немецкая внешность и статность в 182 см гарантировали быстрое и очень тайное внедрение в китайское общество.
Сама-то бабушка моя воспитывалась в тевтонской колонии в Поволжье, окончила парашютные курсы и была прекрасным планеристом, не говоря про прочие навыки, гарантирующие успех среди конфуцианцев.
Шанхай так Шанхай.
Выдали бабушке моей подъёмные деньги. Собственно, бабушке впервые выдали деньги, а не довольствие. Когда пальцам привычнее мять выданные на складе хромовые сапоги и свежие портянки, а не рвать банковские упаковки с пачек, получение диких денег составляет некоторую проблему.
Поразмыслив крепко, бабушка решила потратить деньги с умом. Все-таки 22 года, пора обзаводиться шикарными и практичными вещами. Раз хромовые сапоги надо оставлять в Москве. И бабушка купила, капризно перебирая и несколько фасонясь, золотые часы. Женские часы показались бабушке несолидными. В Шанхае над такой мелкотой могли посмеяться зажиточные китайские ценители. Поэтому часы были куплены принципиально мужские. Они и крупнее раз в пять, и сразу видно, что дама на себе не экономит, понимает толк в шике. С золотыми часами остальные покупки пошли гораздо легче. Куплено было всё самое необходимое. К моменту отправки на вокзале бабушка появилась в зеленой шикарной шляпе (пришлось брать женскую), в белых ботах из деликатесного фетра и с оцинкованным корытом на плече. Из прочего на бабушке фигурировал плащ багрового цвета и голубое шерстяное платье в крупный серый горох. И бусы. Остальные участники шанхайской экспедиции смотрели на бабушку в остолбенении. Бабушка посмотрела на часы. Просто так решила посмотреть. Пришлось ставить корыто на перрон. "Это всё?" - спросили у неё. "Конечно же нет!", - светски ответила белокурая бабушка, - "ещё есть муфта и два кило колбасы". "Идите скорее в вагон!" - предложили бабушке провожающие. Бабушка посмотрела ещё раз просто так на часы. Тогда она ещё не знала отчего так нервничает. Дядя Валера родится уже в Китае.
И что тут сказать? Оцинкованное корыто очень пригодилось. В нём и моя мама спала, крошкой будучи. И я то корыто видел. Меня в нём то ли мыли в младенчестве, то ли подводили для благоговения перед символом фамильной практичности.
Вторым символом фамильной практичности ( у нас в семье два символа практичности) служит сундук, в котором моего деда, Георгия Александровича, везли из Охотска в Олу на собачьей упряжке в 1919 году.
(с) Джон Шемякин
Tags: юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments