govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Category:

Tyrann и земство

      Нет, лучше так - земство и Tyrann. В общем, про Tyrann'a, опричнину и земское самоуправление.



      Порылся в литературе насчет судьбы земского самоуправления при Иване Грозном – после того, как пресловутая «Избранная рада» как будто прекратила свое существование и начался тот самый «ужасный террор» с опричным НКВД и прочими ужастями. На данный момент мне известны два автора, которые работают в этой сфере – В.А. Аракчеев и В.В. Бовыкин (есть и другие, но эти двое копают глубже и основательнее). Вот и поглядим, что они там пишут насчет земского самоуправления в 60-х 70-х г. XVI в. (ну кто я такой, чтобы иметь собственное мнение? Я так, погулять вышел, да и не скрываю свой симпатии к Tyrann'у и к тому же маятник раскачиваю. Пускай вот лучше эти историки, из больших городов, отдуваются за всех и за все. Они в симпатиях к Tyrann'у не замечены).
      Но сперва, прежде чем обратиться к современникам, несколько слов от предшественников. В свое время М.М. Богословский, занимаясь изучением истории земского самоуправления, пришел к выводу о том, что «временем наибольшей самостоятельности и расцвета (выделено мною – Thor) земского самоуправления в Московском государстве надо считать столетие … с половины XVI до половины XVII века (опять же выделено мною – Thor. Т.е., выходит, по мнению маститого историка, земское самоуправление начало процветать в тиранские и кровавые времена Грозного, а пришло в упадок при Тишайшем, не замеченного в особых злодействах. Кстати, а вот и пример подходящий есть – в 1606 г. шуйские посадские люди били челом Ивану Шуйскому, и государь их пожаловал, велел переписать наново старую уставную грамоту про то, что «судитися» шуянам «меж собя самим по прежнему», равно как собирать налоги, поддерживать общественный порядок и пр. – точно также, как это было даровано шуянам при Иване Грозном и переписано при самозванце. Выходит, что в начале XVII в. шуйскому земскому самоуправлению было уже как минимум полсотни лет. И другой пример – царская грамота 1580 г., адресованная старостам, целовальникам и «всем людем» Чердынской земли, коим предписывалось из Москвы, помимо всего прочего, тамошних монахов и крестьян блюсти от насилия со стороны пермских наместников и их людей – т.е. земские выборные люди должны были контролировать действия царских властей).
      Теперь к современникам. В.В. Бовыкин, анализируя послание Ивана свейскому королю Юхану III (кстати, а когда оное послание было-то написано? Уж не во времена ли тиранства и злочинства? Thor), пришел к любопытному выводу: «Как-то само собой получилось так, что. предприняв попытку «высмеять» низкое происхождение новой королевской династии, Иван IV одновременно вознес и в их глазах, и в своих собственных, и перед всеми, кто имел удовольствие прочитать послание, достоинство волостного старосты. Сравнение шведского короля с русским старостой, конечно, оскорбляло честь первого, чего нельзя, как кажется, сказать о втором… ».
      Еще одно не менее любопытное замечание, сделанное историком на основе анализа посланий Ивана: «Оказывается, что волостной староста по своему функционалу и положению в обществе походит на шведского короля, а волостные мужики владеют ровно теми же бюрократическими приемами в торговом деле, что и высокая администрация царских вотчин в своих не менее высоких делах…».
      И, подводя итог своей работе, В.В. Бовыкин отмечал, что «основные сферы деятельности органов местного самоуправления – губное дело, сбор тягла, отправление местного правосудия не менялись в течение всей второй половины XVI в. (выделено мною – Thor). К этому добавлялись другие правительственные поручения, связанные, например, с отводами земли и поддержанием правопорядка. Что свидетельствует как о доверии центральной власти к местному самоуправлению, так и о незаменимости того института в решении широкого круга вопросов внутренней политики. Соучастие населения, как и прежде, играло ключевую роль в местном самоуправлении (обратно выделено мною - Thor)...…». Вот так как, и не иначе.
      Теперь обратимся к работе В.А. Аракчеева. Он, сделав по привычке несколько реверансов в сторону прежних коньцепций относительно тиранства Ивана, отмечал, в частности, что историки, обсуждая проблему опричнины, «вернулись к изначальным представлениям об опричнине, впервые выраженным ее современниками – сами царем и князем Курбским», суть же этих представлений в том, что и апологетический, и тираноборческий дискурсы «балансирую на границе научного и политического дискусрво, внося в атмосферу академических дискуссий отчетливо выраженный мифогенный элемент со свойственной ему жихотомией – противоложными представлениями о культурном герое либо как о воплощенном зле, либо как об эманации добра (ничего не напоминает, кстати? Thor)…».
      Далее, историк отмечает, что в 1566 г. «в земской фронде не приняли участия 75 московских гостей и купцов, присутствовавших на Земском соборе 1566 г. Просьба об отмене опричнины исходила исключительно от служилой аристократии (весьма любопытное наблюдение – Thor. Выходит, что опричнина была как острый нож именно аристократам, а гостей и торговых людей она вполне себе устраивала, и историк приводит примеры того, как земские власти на Севере успешно взаимодействовали с опричными властями, решая свои проблемы – в духе противостояния кланов в Монтайю)…».
      Далее историк отмечал, что, несмотря на репрессии, обрушившиеся на Новгород, «земские органы самоуправления в Новгороде и, особенно, в Пскове продолжали функционировать в 1570-х гг.», подчеркнув, что «в источниках нет прямых указаний на искоренение опричниками в ходе реформ земских учреждение (а как хотелось бы иметь такие источники – а их нет. А на нет – и суда нет, без них – одни домыслы. Thor). Взаимоотношения опричных властей с земскими мирами на своей территории строились прежде всего на принципах фискального террора (гм, а как иначе то, когда страна воюет даже не два, а порой на три фронта – против Литвы, против крымцев да еще и вынуждена расходовать силы и средства на замирение подрайской землицы. А еще шведы есть, ногаи и татары сибирские – Thor), когда волостям и посадам во главе с земскими старостами адресовывались нарастающие требования выплаты налогов. Однако, во-первых, … репрессивные формы фиска активно применялись и в земской части государства (выделено мною - Thor. Опять же - а как иначе - война!), и, во-вторых, … опричнина не была абсолютной антитезой «земле»… В условиях социально-политической конъюнктуры 1560 – 1570-х гг. власть могла опираться на «землю»…».
      Общий вывод В.А. Аракчеева: «Земская реформа в свете новых источников никак не выглядит антитезой монархическому государству и его институтам. Сохранившиеся до нашего времени комплексы актов земского документооборота свидетельствуют прежде всего о проникновении государственного аппарата в толщу земских миров, чьи усилия были бюрократизированы и поставлены под контроль и учет (но не отменены – Thor)…».



      P.S. Кажется, но где-то здесь кроется ответ на вопрос о том, почему в народных песнях Иван – грозный царь, но не тиран. Ивановы репрессии коснулись прежде всего аристократии и ее клиентелы (в первую очередь, а во вторую – условно говоря, «сепаратистов» в лице Новгорода и отчасти Пскова, находившихся на особом статусе). Собственно земли репрессии не коснулись, и она в чем-то, быть может, даже и выиграла.
      P.P.S. Вот чем дальше, тем больше Иван (для меня лично) похож на классического абсолютистского монарха по Хеншеллу, если хотите, гнущего в бараний рог буйную аристократию, но поддерживающего и опирающегося на "города" и выстапющего в роли этакого арбитра в межсословных и межгрупповых спорах. И да, если он и tyrann, то только в в значении старшей τύραννης.


автырь thor_2006 в Tyrann и земство...
</div>
Tags: история, полезное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments