govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Category:

К 75 ти летию со смерти Махно


БЕЙ КРАСНЫХ, ПОКА НЕ ПОБЕЛЕЮТ!

БЕЙ БЕЛЫХ, ПОКА НЕ ПОКРАСНЕЮТ!


75 лет назад, 5 июля 1934 года, в одном из парижских госпиталей умирал человек. Его последними словами стали: «Извините меня друзья, я очень устал, хочу уснуть». В шесть часов утра 6 июля его не стало. Хоронили его на кладбище Пер–ля–Шез. Тело было сожжено в крематории, а урна с прахом замурована в стене.

История хоть и грустная, но весьма банальная. Наверное тысячи людей тихо и кротко расстались с жизнью в этой парижской больнице для самых бедных.

Вот только жизнь этого человека никогда не была такой же тихой и кроткой, как его смерть. Его имя гремело по всей России, отголоски аж по всему миру разносились. Имя пахло кровью, порохом, потом боевых лошадей, ружейным маслом, ременной сбруей тачанок. Оно стало одним из символов нашей Гражданской войны – кровавой и беспощадной. Имя это – Нестор Махно.


Начнем с того, что укажем на наличие в биографических данных нашего героя множества нестыковок. Начиная прямо от фамилии (Михненко, Махно – семейное уличное прозвище) и года рождения (общепринят 1888-й, но на могильной плите указан 1889-й). Кстати, путаница с датой рождения («убавленный» год) в свое время спасла молодого Нестора от виселицы. И так можно продолжать очень долго, спотыкаясь на каждом шагу. Поэтому мы будем рисовать биографию широкими мазками, не останавливаясь на мелочах.


БИОГРАФИЯ

Нестор Иванович Махно родился 27 октября 1888 года в семье крестьян села Гуляй Поле (это дореволюционное написание, сейчас пишется – Гуляйполе) Александровского уезда Екатеринославской губернии. Он был четвертым сыном в семье. Его старший брат (имя неизвестно) умер еще в юности. Двое других – Савелий и Григорий – в Гражданскую сражались в махновских отрядах и оба погибли. Первый от рук красных, второй – белых.

Еще в детстве Нестор осиротел. Что, кстати, не помешало ему закончить школу грамоты. С 12 лет он начал зарабатывать поденным трудом. Судьба, каких миллионы. Но наступил 1905 год, когда вся Россия, словно сорвалась и покатилась по революционным ухабам. Стрельба из–за угла и взрывы самодельных бомб стали привычной повседневностью. И это радикально изменило жизнь Нестора. Он связался с революционной бандой.

Летом 1906 года в Гуляй Поле сложилась террористическая группа из пятнадцати молодых людей, ставивших целью борьбу «со всеми богатыми» и «за свободу народа». Начали с вымагательств и ограблений купцов, а закончили нападением на почтовую карету и убийством двух полицейских. На революционном жаргоне тех лет это гордо именовалось «эксы» – экспроприации.

Вскоре группу взяли, причем главари – профессиональные революционеры – как водится, успели укатить в Париж. Долго тянулось следствие и лишь в 1910 году суд вынес приговор: смертная казнь через повешение. Однако, на момент совершения преступления Нестор был еще несовершеннолетним (ему тогда не исполнилось 21 года). Поэтому казнь была заменена пожизненной (бессрочной) каторгой.

Отбывал свой срок Махно в московских Бутырках, которые стали «его университетами». Там он сошелся с анархистами, почитывал кой–какую литературу, благо тюремная библиотека была превосходной. В общем, вошел в круг «профессинальных революционеров».

Тут внезапно грянула Февральская революция 1917 года и все заключенные (в том числе и уголовники), с ореолом «мучеников проклятого самодержавия», оказались на свободе.

Уже в конце марта Нестор вернулся в Гуляй Поле, где, учитывая «заслуги», быстро стал вождем пока еще местного значения. Мао Цзэдун говорил: «Винтовка рождает власть». Свои вооруженные отряды в то время формировали все кому не лень и Махно не стал исключением. В конце декабря 1917 года махновцы поддержали большевиков и левых эсеров в их столкновении с отрядами Центральной Рады.

Но по настоящему звезда Махно взошла во время немецкой оккупации. Немцы начали выкачку продовольствия, не особо стесняясь в средствах. Крестьяне стали доставать припрятанное оружие … Вот тут–то и появился атаман – смелый и популярный. И пошло–поехало. От разгромов помещичьих усадеб перешли к нападениям на мелкие отряды оккупантов, довольно легко добиваясь победы. Этому благоприятствовало то, что Екатеринославскую и Херсонскую губернии контролировали австрийские войска, а вояки из чехов, словаков, поляков, венгров и прочих подданных Габсбургов были те еще. Постепенно силы Махно росли, а главное – росла слава. К концу 1918 года Нестор Иванович Махно превратился в весьма значительную фигуру левобережной Новороссии.



Попытаться рассказать о всех пертурбациях Гражданской войны в газетной статье – занятие заведомо невыполнимое. Поэтому просто отметим, что в конце 1918 – начале 1919 года Махно в союзе с большевиками сражается с петлюровцами, берет штурмом Екатеринослав. Весной 1919 года командует бригадой в составе красных войск, держащих фронт против белых в Северном Приазовье. Махновцы контролировали огромный кусок территории Екатеринославщины и большевиков с их ЧК и продразверсткой старались туда не пускать. Отношения накалялись, но в конце мая удар нанесли белые. Махно отказался отходить на север и был объявлен большевиками вне закона. Между тем белогвардейские части, наступающие на Херсон, Николаев и Одессу, вытеснили махновцев на правобережье Днепра. К середине сентября в районе Умани махновцы перешли на территорию, контролируемую петлюровцами. Перед лицом общей опасности пришлось забыть старые кровавые счеты и заключить перемирие.

Отдохнув, Махно в конце сентября начинает свой знаменитый рейд по белым тылам. Военных гарнизонов там практически не было, а потому, прорвав тоненькую цепочку деникинских войск, махновцы с ходу берут Кривой Рог, Никополь, переправляются на левый берег Днепра и занимают Мариуполь. Обеспокоенное белое командование бросает против Махно свои последние скудные резервы. И это в разгар наступления на Москву! Понятно, что регулярные части разгромили нестройные партизанские скопища. Но после поражения белых под Орлом ситуация резко меняется и уже 9 ноября 1919 года Махно в очередной раз берет Екатеринослав. Понятно, что в это время Махно снова союзник Советской власти. В начале января 1920 года части Красной Армии вступают на территорию Екатеринославщины и их встреча с махновцами была весьма дружественной. Но обе стороны прекрасно понимали, что это не надолго. Уже в конце января Махно и все его сторонники были в очередной раз объявлены большевиками вне закона. Махновские отряды, не успевшие ускользнуть в степь, были беспощадно уничтожены. С февраля по сентябрь 1920 года Махно провел в бесконечных блужданиях по Новороссии и мелких стычках с небольшими частями и тыловыми подразделениями Красной Армии, карательными отрядами ЧК, местными органами Советской власти и продотрядами. Все изменилось лишь после того как белогвардейцы под командованием Врангеля нанесли удар из Крыма и уже 19 сентября взяли Александровск. 20 сентября было подписано соглашение между красным командованием и Махно о военном союзе против врангелевцев. В состав Красной Армии вошел большой отряд махновцев, принявший участие в штурме Перекопа, но сам Нестор благоразумно отказался от тесного контакта с красными и остался в Гуляй Поле. Практически сразу же после разгрома Врангеля был отдан провокационный приказ о полном подчинении махновских войск красному командованию. После отказа махновских атаманов ему подчиниться, последовало указание ликвидировать махновские отряды. Большая часть вчерашних боевых соратников была уничтожена, но отдельным группам удалось вырваться из Крыма и уйти в степи.

В середине декабря 1920 года красными была предпринята попытка раздавить Махно крупными военными силами. Махновцы вырвались из окружения и столкновения снова приняли затяжной характер. В мае 1921 года Махно, явно переоценив свои силы, решил идти на Харьков, а в июле крупные силы махновцев потерпели настоящий разгром под Полтавой.

Летом Нестор с немногочисленными оставшимися в живых сподвижниками исколесил Новороссию и Малороссию, добрался даже до среднего Дона и Нижнего Поволжья. В августе с боями прорывался к юго–западной границе и 28 августа 1921 года ушел в Румынию.

Оттуда весной 1922 года Нестор с женой Галиной Андреевной Кузьменко, которая, кстати, была с ним во всех боях и походах, перебрался в Польшу. Поляки 14 месяцев продержали их в варшавской тюрьме. Там же – в тюрьме – 30 октября 1922 года у Нестора и Галины родилась дочь Елена. После освобождения супруги Махно переехали в Восточную Пруссию. Немцы тут же припомнили Нестору «подвиги» 1918 года. Через год Махно бежал из данцигской тюрьмы прямо в Париж к семье. Перебивался случайными заработками, политической деятельностью практически не занимался, но написал мемуары. Много болел. Туберкулез он заработал еще в Бутырках, а несколько ранений здоровья тоже не прибавили. Так доживал свои дни – всеми забытый и никому уже не нужный – некогда грозный батько.



Его вдова прожила в Париже до 1943 года, потом перебралась в Берлин, куда была вывезена на работы ее дочь. В августе 1945 года они обе были арестованы советскими оккупационными властями и отправлены в киевскую тюрьму. В августе 1946 года Галина была осуждена на 8 лет ИТЛ, Елена – на 5 лет ссылки (отбывала в Казахстане). После освобождения Галина Кузьменко перебралась к дочери в город Джамбул, где они прожили до самой смерти. Жена Нестора Махно умерла в 23 марта 1978 года, его дочь скончалась 16 января 1993 года.

МАХНОВЦЫ

Героем невозможно быть на необитаемом острове. Короля играет свита. Феномен Махно был бы невозможен, если бы не люди, шедшие в бой и умиравшие под его знаменами.

Вокруг батьки сложился круг соратников – командиров отрядов (самые известные из них: Каретников, Марченко, Василевский, Веретенников, Гавриленко, Куриленко, Калашников). Атаманы в большинстве своем были земляками Нестора (доверять можно только «своим»), поголовно все – выходцы из низов общества (как и большинство «народных вожаков» того времени), с соответствующим уровнем образования. Это важно потому, что махновцы, как известно, причисляли себя к анархистам. Понятно, что Кропоткина и Бакунина никто из них (исключая, может быть, самого Махно) не читал, но какой–никакой идеологической «крышей» обзавестись в то время считалось необходимым. Для выполнения этой задачи у Махно был свой «революционный военный совет», состоявший из идейных анархистов (Аршинов, Волин, Готман, Барон, Тепер). Как видим – поголовно еврейские интеллигенты (это к вопросу о пресловутом антисемитизме). Они издавали газеты, выпускали листовки, устраивали митинги. И если какие–то анархистские догмы (например, о «добровольной мобилизации» или «безвластных органах власти») противоречили реальной практике, то просто закрывали глаза.

И все таки, почему махновцы выбрали именно анархизм своим идейным знаменем? Махновщина – движение прежде всего крестьянское. Но сейчас уже не существует крестьянства, как особого общественного слоя, со своими идеалами и чаяниями, и поэтому нам так трудно понять этих людей. Лучше всего крестьянскую «идеологию» того времени отразил в своих мемуарах «На реках Вавилонских: записки беженца» очевидец Русской Революции М.М.Гаккебуш: “…мужик снял маску… «Богоносец» выявил свои политические идеалы: он не признает никакой власти, не желает платить податей и не согласен давать рекрутов. Остальное его не касается…”. Главным было именно это – нежелание признавать власть. Какую бы не было. И белых с их “реквизициями” и попытками вернуть помещикам поделеную уже крестьянами земельную собственность. И красных с их продразверсткой. А батько Махно защищает крестьянина и от белых, и от красных. Да к тому же разрешает пограбить ненавистные города. Потому крестьянская молодежь и валила валом в махновские отряды, и никакие поражения до поры, до времени не могли уменьшить этого притока добровольцев. Но эта крестьянская поддержка, бывшая залогом силы движения, стала и причиной его поражения. Как только Ленин, который был очень прагматичным политиком, под давлением крестьянских восстаний по всей России, пошел на отмену “военного коммунизма” и ввел НЭП, тут же начался отток махновских бойцов. Они возвращались к мирному труду. И именно поэтому метался Махно летом 1921 года и не находил больше поддержки.

За время бесконечных насилий, что тянулись пожалуй еще с 1914 (начала Первой Мировой), если не с 1905 года, появился целый слой людей, для которых и чужая головушка – полушка, и своя шейка – копейка. Вот эти “псы войны” и составили четвертую составляющую махновского движения – его гвардию. Было этих типичных запорожцев (и по психологии, и по внешнему виду) относительно немного – человек до 500, и это при том, что в моменты своего наибольшего подъема махновские отряды насчитывали более 30 тысяч человек.



На Екатеринославщине нет ни гор, ни лесов, ни болот – классических обиталищ для войск партизанского типа. Но махновцы нашли выход. Сутью их тактики стали подвижность, стремительность и неожидпанность действий. Основа – тачанки как средство переброски бойцов и простейших видов пехотного вооружения (прежде всего пулеметов). Бытует распространенная легенда, сформулированная в строках песни: “С налета, с поворота, по цепи врагов густой, застрочил пулеметчик молодой”. Не желая никого обидеть, отметим, что только идиот мог выехать на тройке в чисто поле и открыть огонь по вражеской цепи. Для немедленно залегшей цепи попасть в столь крупную цель как повозка с лошадьми, что два пальца об асфальт. А представим, что хотя бы одну из лошадей ранят и она начнет биться в упряжи... Ни стрелять, ни уехать. В общем тачанка – это прежде всего транспортное средство в маневренной войне, а махновцы – изобретатели мобильной пехоты. Именно пехота, посаженная на легкие повозки, была основой боевых сил Махно. Конницу создать махновцам так и не удалось, за исключением малочисленных групп, имевших скорее охранное, чем боевое, значение. Бывали в их рядах и пушки, и бронеавтомобили, и даже бронепонезда, захваченные у красных или у белых, но это тоже было скорее исключением.

Весьма пикантным для махновцев, официально исповедавших анархизм, была “демократия” в войске и прежде всего – “выборность командиров”. Понятно, что это вздор и командиров назначал либо сам батько, либо его приближенные. А с несогласными разговор был короткий. Анархисты –“комиссары” делали вид, что подобного не существует и продолжали пописывать статейки о “вольной армии”.

Ну и последнее. Мемуаристы, красные и белые, охотно писали о низкой дисциплине, грабежах и насилиях над мирныи населением, повальном пьянстве, царившем у махновцем. Если внимательно читать те же мемуары, то станет ясно, что махновцы на фоне прочих враждующих армий (к которым принадлежали сами мемуаристы) особо не выделялись. В конце концов, в революционную эпоху и нравы революционные.



ВРЕМЕНА И НРАВЫ



Революция – это рождение нового общества. А рождение всегда происходит в муках и крови. Революция – это отмена всех заповедей и законов: и Божеских, и человеческих. 2 марта 1917 года император Николай II отрекся от престола. В России была провозглашена республика. Все “прогрессивные люди» поздравляли друг друга с наступлением «эры свободы и демократии». Но именно с этого момента начался всеобъемлющий процесс развала общества и государства. Исчезла власть, власть как таковая, и страна начала биться в конвульсиях. По сути это был тот самый «русский бунт – бессмысленный и беспощадный», о котором писал еще Пушкин. Гражданская война стала борьбой разных политических группировок за право попытаться восстановить власть. Но успеха мог достигнуть лишь тот, кто, как серфингист на волне, мог удержаться на «гребне» «русского бунта», и хоть на какое–то время «приручить» его. Направить стихию бессмысленного разрушения на службу собственным интересам. Очень часто это не удавалось и тогда вчерашние «красные партизаны» моментально превращались в «кулацких бандитов», а «національно свідомі повстанці» в «большевистських перевертнів». Победить в такой борьбе мог лишь тот, кто умел, во–первых, играть на самых низменных человеческих интересах и инстинктах, во–вторых, не останавливаться перед большой кровью, в третьих, обладать выдающимися организаторскими талантами. По всем трем пунктам пальма первенства принадлежит большевикам, поэтому абсолютно закономерно победили красные.

Гражданская война породила множество «народных вожаков», подобных Махно: Чапаев, Шкуро, Буденный, Григорьев, Миронов, Соловьев, Сорокин, Котовский, Семенов, Думенко, не говоря уже о всевозможных «зеленых» «батьках». Большинство из них погибли в боях или вражеских застенках, кого–то расстреляли «свои» же, кто–то понял, откуда ветер дует и впоследствии стал героем. И все–таки Махно стоит среди них особняком. Может нам так кажется из–за очевидной «раскрученности» этого персонажа в литературе и кино. Хотя она ни в какое сравнение не идет, например, с хрестоматийным Чапаевым. А может все же дело в том, что этот человек дрался против всех, дрался в безнадежной ситуации, дрался, когда все уже было потеряно. И оставил после себя лозунг, достойный того, чтобы стать жизненным кредо: «Бей красных, пока не побелеют! Бей белых, пока не покраснеют!»

автор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments