govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

dura lex

Юридически конкиста закончилась в 1573, когда Филипп II принял «Ордонансы о новых открытиях». Отныне первопроходцам запрещалось употреблять само слово «завоевание». Суровые наказания (вплоть до смертной казни), грозили тем, кто попытается захватывать индейцев в рабство, забирать их имущество без оплаты, не говоря уж о применении оружия. Колонизация должна быть мирной, посредством подарков и божьего слова.

Именно такого поведения ожидала корона от Хуана де Оньяте в 1597г. Он должен был исследовать и колонизировать Новую Мексику, т.е. нынешний юг США (штат Нью-Мексико, частично Техас, Оклахома и Канзас). С ним шли около 400 чел., из них много женщин и детей. Боеспособных мужчин на итоговом смотре было лишь 129 - предполагалась работа миссионеров и создание стабильного поселения, а не война.

Поначалу все шло хорошо, с местными находили общий язык. Однако в конце 1598 случилось несчастье. Небольшая группа испанцев зашла в дружественное селение Акома, чтобы купить кукурузную муку, в обмен на топоры и тому подобное. Индейцы согласились, сказав, что запасы хранятся не в одном месте, а в нескольких домах. Когда солдаты разбрелись по городу, чтобы забрать муку, воины Акомы набросились на них из засады и перебили поодиночке. Спаслись немногие, погибло 12 человек (включая племянника Оньяте).

Ситуация угрожающая - маленькая колония и так дохнет с голода среди бескрайних голых равнин Новой Мексики. Помощи ждать неоткуда. Если не подавить очаг войны в зародыше, им не удержаться. Конкистадор прежних времен, какой-нибудь Писарро, в такой ситуации сразу бы выхватил шпагу и крикнул «Сантьяго!».

Оньяте тоже действовал быстро, но времена изменились. 28 декабря 1598г. он, как губернатор Новой Мексики и глава судебной власти, начал заочный уголовный процесс против индейцев Акомы. Процесс шел 2 недели. Само собой, все под запись - в испанской колонии могло не быть еды и одежды, но бумага и чернила были всегда. Сначала Оньяте направил запрос своим священникам-францисканцам, «на каких условиях может вестись справедливая война (guerra justa), и как в ней поступают с противниками и их имуществом». Официального ответа пришлось подождать - Рождество, святые отцы заняты.

Тем временем Оньяте заслушивал показания свидетелей и рекомендации своих офицеров. Все выступали под присягой, все заносилось в протокол, вина индейцев была доказана. К протоколу приобщили наконец-то поступившее заключение экспертов-священников.
Заключение многословно рассматривает якобы теоретический вопрос. Вывод: война справедлива, если, например, ее ведет законный представитель монарха против бунтующих подданных. Разумеется, делать это можно лишь «ради сохранения мира и спокойствия, но не из мести или жадности к чужому добру». Но, раз уж это guerra justa, с пленными и имуществом поступают по усмотрению. Губернатор намек понял: индейцы Акомы ранее присягали королю Испании, т.е. их действия являются мятежом. Значит, Оньяте, как губернатор, имеет право с ними воевать («История Новой Мексики» капитана Гаспара де Вильягра).

Но не так сразу. 10 января Оньяте обьявил общее собрание колонистов для обсуждения результатов суда. Судебные документы были зачитаны, затем он огласил аргументы «за и против» войны. Каждому колонисту дали возможность выступить. Все поддержали войну, особенно семейные. По результатам, ясное дело, был составлен еще один протокол. После чего губернатор, наконец, смог официально обьявить войну насмерть (a sangre y fuego, “кровью и огнем»).

Самое трудное было позади, остались пустяки - взять Акому, которую испанцы еще в 1540-х называли «самым сильным укрепленным городом в мире». Селение тогда (как и сейчас) располагалось на отдельно стоящей отвесной скале высотой 110м. Доступ - только по вырубленным в камне ступенькам. Наверху стояло около 500 домов (многие в 3-4 этажа), жило там несколько тысяч человек. Дрались не только их воины, но и женщины. Подумаешь, задача.


Акома (она же Sky City, штат Нью-Мексико), фото из сети

Брать город отправились 70 солдат под командой Висенте де Зальдивара, еще одного племянника Оньяте. Губернатор поручил ему сначала предложить индейцам вернуться к повиновению и выдать зачинщиков. В случае отказа - начать штурм, «но действовать милосердно, ибо они совершили преступление скорее по неразумию, чем от злобы.» Зальдивар добросовестно предлагал ультиматум трижды, в ответ сверху летели камни.

Бой прошел как обычно - пока основной отряд вел отвлекающую атаку, 12 испанцев (включая командира) вскарабкались по отвесному склону. А затем, стоя на краю скалы, отражали нападение сотен противников, прикрывая подьем товарищей. Продолжалось это двое суток, затем плацдарм расширили, на веревках подняли 2 легких орудия и доски для преодоления расщелин. Началась пальба картечью, уличные бои, и к концу третьего дня Акома сдалась. Погибло до 800 индейцев (многие прыгнули со скалы, чтобы не сдаваться), остальных взяли в плен. Город сожгли. Надо ли говорить, что в небе являлись апостол Сантьяго и Святая Дева?

Но апостол-апостолом, а порядок быть должен. 9 февраля Оньяте начал еще один судебный процесс. Индейцам предоставили адвоката (одного из офицеров) и переводчика. Заслушали показания как индейцев, так и солдат. Адвокат не был оригинален - направил прошение о помиловании, мотивируя, что его подзащитные «нецивилизованы», т.е. неразумны.
Через 3 дня губернатор огласил приговор. Смертную казнь не получил никто, но все мужчины и женщины старше 12 пошли в рабство сроком на 20 лет. Кроме того, мужчинам старше 25 (их после боя осталось всего 24 чел.) отрезали ногу. Детей отдали на воспитание священникам. Впрочем, многие индейцы вскоре сбежали и вновь построили селение на том же месте.

Бюрократические труды Оньяте на этом не кончились. Вернувшись в Мехико через 11 лет, он сам попал под суд, где обвинялся, в т.ч., в излишнем применении силы против Акомы. После долгого процесса его признали виновным, приговорив к крупному штрафу и запрету посещать Новую Мексику. Остаток жизни он провел, досаждая королю петициями с просьбой отменить это решение.

Оньяте называют «последним конкистадором», и не зря. К концу 16в. испанцы вовсе не разучились переносить лишения, совершать подвиги и зверства или видеть в небе святых. Просто они слишком хорошо научились писать бумаги.


автырь satchel17 в dura lex
</div>
Tags: история
Subscribe

  • Дело было так.

    Северные русские княжества успешно вели бизнес в Прибалтике. Запатентовали право на пиздюли в той местности и получали налоги от местных. Всех всё…

  • Хорошо живем

    Всё же немного смешно читать каких-то консерваторов о том, что якобы происходит «порча мира» - мигранты, ЛГБТ, непонятная молодёжь и их…

  • Историю пальцем не размажешь

    Старые границы Люблю так находить старые границы там где их давно нет. Вот например новая карта статистики процента детей рождённых вне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments