govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

Право на медвежьи руки

«В 1601 году ремесленник из Нордлингена по имени Ханс Шварц был арестован муниципалитетом за нарушение законодательства об оружии. Проблема была не в том, что Шварц хранил или использовал недозволенное оружие. Наоборот, преступление состояло в том, что он не имел меча. Шварц был лишь одним из нескольких местных домовладельцев, арестованных в том году за невыполнение обязанности хранить у себя достаточный запас оружия и доспехов. Этим людям давали по 14 дней на то, чтобы «достойно вооружить себя». В других городах предъявление определённого вооружения было требованием для заключения брака. По всей Германии в Раннее Новое Время те, кто не выполнял обязанности по хранению и владению оружием, получали штрафы, отправлялись в тюрьму, изгонялись и лишались статуса граждан. Не удивительно поэтому, что итальянский гуманист и дипломат Эней Сильвио де Пикколомини писал в 1444 году о немцах, у которых гостил, что «каждый бюргер в гильдиях имеет оружейную у себя дома… умение граждан обращаться с оружием необычайно». В то же время, местные власти также регулярно ограничивали право некоторых людей на ношение мечей по различным причинам. В 1543 году офицер в Блауберне пожизненно утратил право носить меч за нападение на противника, которые уже упал на землю; в том же году пекаря из Аугсбурга разоружили за то, что он воткнул меч в дверь; а в 1551 году крестьянин из деревни Хабершлахт за нарушение клятвы был осуждён никогда не носить иного оружия кроме хлебного ножа с отломанным остриём. Другие причины запрета на ношение оружие включали не только неповиновение властям, но также финансовую безответственность, прелюбодеяние, кражу, праздность и избиение жены. Очевидно, что в Германии Раннего Нового Времени оружие символизировало нечто большее, чем просто самооборону». (B. Ann Tlusty)

А потом некоторые историки наивно изумляются тому, что во время войн, особенно Тридцатилетней, сопротивление крестьян грабежу и насилию, чинимому солдатами (как «чужими», так и «своими»), приобретало вид таких крупных стычек (порой вплоть до тысячи участников, а также массовое применение огнестрела помимо вульгарной резни вркуопашную и ударов из-за угла). Так что фуражировку, размещение на постой и прочие попытки экспроприации крестьянского имущества полководцам приходилось рассматривать как полноправные виды военных операций, требующие серьёзной подготовки и продуманной тактики не менее прочих. Отсюда и споры видавших виды военачальников, сколько солдат надо для того, чтобы армия могла уверенно отжимать всё необходимое в рамках принципа "война самоё себя кормит": двадцать тысяч или всё-таки все пятьдесят?

из каментов:

Возвращаясь в Париж уже когда Генрих 4 стал таки королём, Дюплесси решил отобедать в придорожном трактире, так как это было дешевле чем в городе. И когда он уже ел за столом, его опознал трактирщик, ревностный католик. Трактирщик схватил шомпол и с криком бросился на гостя. Дюплесси увернулся, отобрал шомпол и проткнул им трактирщика. После чего с сожалением посмотрел на труп и сказал: "Сэкономил называется, включите и его в счет тоже".
***
Однажды неподалеку от города Шалон--сюр-Марн был размещен отряд рейтар. В процессе фуражировки один из офицеров убил некоего крестьянина. Сын этого крестьянина пошел к командиру рейтар жаловаться. Тот сказал - у нас законы военного времени, не до сутяжничества. Хорошо, - ответил мирный поселялнин, - и зарезал командира рейтар. А другие мирные поселяне перерезали еще несколько десятков рейтар, так что прочие почли за благо убраться. Рейтарский командир пожаловался королю, Генриху III. В свою очередь, крестьянин обратился в муниципалитет Шалона с просьбой о защите. Муниципалитет написал запрос губернатору Шампани, герцогу де Гизу, вопрошая: отчего это господин губернатор не защищает жителей доброй провинции от произвола солдат? Герцог де Гиз ответил, что исправится и всенепременно защитит мирного пейзанина от возможных последствий убийства рейтарского командира. Король был в гневе и хотел разобраться как следует. Город Шалон и герцог де Гиз написали королю о бесчинствах рейтар и попросил не судить убийц строго. В город приехал королевский представитель и не счел, что крестьянина есть, за что судить. Рейтар из окрестностей Шалона вскорости убрали. На том и кончилось.

автырь antoin в Право на медвежьи руки
Tags: история, оружейное
Subscribe

  • Дедукция

    Евгений Иванович Турин возглавлял кадровую службу в компании «Газпоставка» давно. Больше 10 лет. Должность была ответственная, так как…

  • Снова, снова и снова

    Все началось с Лайонела Колдуэлла. Он родился в 1900 году в строгой менонитской семье, где искренне верили в то, что грех непотребства – это…

  • Лавкрафтовщина

    в связи с тем, что какая-то падла щелкнула рубильником и включила лето, прошлая ночь была богата на туман, жару и безветрие, позволившие мне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments