govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

Иов, который не стал Голиафом

ORBan20214

У него были все шансы стать голиафом. Голиафом родители назвали старого пиндоса, который в семидесятилетнем возрасте на спор снес на себе рояль с парохода на причал Одесского порта. Тогда работе тут же сказали «ша» не только пиндосы, но и бюндюжники с банабаками, а тамада амбалов и батька босяков стали руководить исключительно подачей больших фаянсовых чайников с гомырой на столы оккупировавших портовый кабак грузчиков.



Вот с тех пор рабочие одесского порта стали именовать «голиафами» своих стариков, обладающих недюжинной даже для грузчика силой.
  Рояль-роялем, но были случаи и поинтереснее; во время заварушки 1905 года прирысачившие в порт казаки имели неосторожность не по делу, а чисто по внешнему облику наехать на биндюжника Канцельсона. Канцельсону это не сильно понравилось; он взял и треснул кулаком теснившую его лошадь между глаз, после чего она завалилась вместе с переставшим лыбиться всадником.

Лучшим корешем того совсем не игравшего на скрипке жлобины Канцельсона был не абы кто, а голиаф Ираклий Корнилов, такой себе старик-полиглот, знавший 12 иностранных языков и слывший интеллигентом даже среди грузчиков, потому что имел манеру в свободное время не только пить гомыру, но и читать книжки. Корнилов стал держать мазу за своего кореша, после чего 28 казаков вместе со своими лошадьми улетели с причала прямиком в море.   Портовому грузчику Иову Бегельферу было до голиафа, как до Луны, когда в 1941 году он ушел с Молдаванки прямиком на рубежи обороны Одессы. А буквально на следующий день он устроил прямо на передовой такую драку, о которой 11 сентября написала главная советская газета «Правда» в своей передовой: «Одесса славит имя родного своего сына Иова Иосифовича Бегельфера. Штыком и прикладом, прокладывая себе путь, он уничтожил в бою 22 фашиста и увлекал за собой товарищей». Скажу откровенно, такой рассказ сильно смахивает на то, что в Одессе называется халоймесом на ватине. Можно подумать, что кто-то бежал за Иовом и считал, сколько фашистов уничтожил он, а сколько – товарищи, которых грузчик в отставке увлекал за собой. На самом деле Бегельфер не увлекал, а увлекся. До такой степени, что забыл отступить на свои позиции и почти как его прокаженный библейский тезка в гордом одиночестве скитался по степи. Вот там-то его на свою голову заметили фашисты, и перед их солдатами мгновенно была поставлена задача – взять языка. Нужно сказать, что к тому времени гитлеровцы привыкли брать в плен красноармейцев тысячами, а потому задача взять живым одного бойца показалась им детской забавой. Но хули было сдаваться оставшемуся без патронов Бегельферу, если за его спиной была Одесса, а на груди – рябчик? И он принял рукопашный бой, один против 25 фашистских солдат, которые должны были взять его живым. Троим из воинов великого фюрера посчастливилось удрапать еще до того, как на выручку к Иову побежали его товарищи по оружию. Штыка и приклада Иову надолго не хватило, его винтовка была разбита вдребезги, когда он пустил в ход лопатку и нож, без которого ни один уважающий себя грузчик в те годы не выходил из дому. Ну, а когда Бегельфер остался совсем без ничего, ему пришлось пустить в ход свои кулаки и убивать жяб с одного удара. Все-таки не зря он слыл не просто амбалом, а большим драчуном даже на родной Молдаванке, о чем вспоминал в своих мемуарах его сосед по улице Жора Замиховский, уложивший под Одессой в своей первой рукопашной всего-навсего восемь фашистов.
  По итогам того рукопашного боя Иов Бегельфер был награжден орденом Красного Знамени. Газета «Черноморская коммуна» 26 августа 1941 года написала: «По всему фронту гремит слава о бесстрашном бойце, Герое Великой Отечественной войны одессите Якове Бегельфере. Его боевые подвиги навсегда войдут в историю обороны советского Причерноморья и славного города Одессы». Яковом, его Иова, звали товарищи по оружию, потому что библейские имена были тогда не в большом почете. Иов так и не стал Героем, согласно официальным документам, и его подвиги не вошли в историю обороны славного города Одессы, потому что у него было не только неправильное имя, но и совсем не та фамилия. Так имя его, означающее «гонимый», оправдалось полной мерой. Голиафом амбал Бегельфер тоже не стал, в 1944 году он пропал без вести: то ли сбежал на Ташкентский фронт, то ли присоединился к своему библейскому тезке, кто его знает. В Одессе нет не то, что какого-то задрипанного переулка его имени, но даже мемориальной доски, из числа тех, что тоннами висят на домах. Некоторые из них повествуют за таких деятелей или события, о которых и вспоминать смешно. Да черт с ними этими наградами, досками и названиями улиц, если остается главное, завещанное нам дедами-прадедами, а именно - вольный дух Одессы, которую никому и никогда не сломить, сколь бы ни пытались его подточить приползавшие в Город черви, возомнившие себя голиафами.

автырь profe_12 в ИОВ, КОТОРЫЙ НЕ СТАЛ ГОЛИАФОМ
Tags: человечище с большой буквы Че
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments