govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

Про кулинарию, карпа и военную тактику

Юлька пришла сегодня бледная и какая-то неразговорчивая. Вместо традиционных утренних манипуляций с ногтями сразу включила комп и с каким-то ожесточением стала рыться в бумажках.  Попытки выведать у нее  причину такого аномального поведения увенчались успехом только через полчаса.

Выяснилось, что причиной траура была кулинария. Папа юлин кадровый военный. Танковый подполковник. Его авторитет в семье непререкаем. Папа купил живого карпа. Принес домой, вручил дочери и распорядился о меню на ужин. После чего убыл к соседу на предмет серьезного мужского разговора (сосед- сослуживец, так что всегда есть о чем поговорить за бутылочкой пива).  Нельзя сказать, что Юля белоручка, но встреча с живой рыбой ее несколько шокировала. Карп лежал на столе, тяжело дышал и смотрел на Юлю круглыми глазами. Юля тоже тяжело дышала и смотрела на подопытную рыбу глазами не менее круглыми. Мысль о том, что рыбину нужно умертвить всячески отгонялась как живодерская. С другой стороны, жарить непотрошеного карпа живьем было тоже не слишком гуманно.
Мысли эти прервал звонок во входную дверь. Радостно отодвинув момент судьбоносного решения, Юля поскакала открывать. За дверью обнаружился Сева. Сева был давним юлиным воздыхателем, который уже не первый год безуспешно обивал ее порог. Без особых церемоний, не дожидаясь приглашения он вошел. Надо сказать, что Сева был личностью цельной. Я бы даже сказал монолитной. Я был с ним шапочно знаком, поэтому имел представление о нем «из первых рук». Можете представить себе культуриста ростом  метр семьдесят, увлекающегося армрестлингом? А если при этом такой культурист еще и кандидат наук, продвинутый технарь и реальный ученый, зарегистрировавший в свои неполные тридцать уже десяток изобретений? Вот это и есть Сева. И, видимо, по причине такой неординарности, нет у человека равновесия в голове. Общаться с ним жутко интересно. Но. Только первые пятнадцать минут. После этого нить разговора убегает в темы, интересные исключительно Севе и собеседник начинает выполнять функцию необходимой, но бессловесной мебели. По этой причине девушки около Севы приживались плохо, не взирая на его вышеперечисленные достоинства.  В число коих юмор и остроумие ни разу не входили.
И вот наш герой входит на кухню. В этот момент недремлющий дьявол нашептал Юльке одну идейку. Идейка показалась ей очень удачной. Раз уж в гости заглянул настоящий мужик, борец и силач, то ему сам бог велел совершить рыбоубийство. О чем Сева немедленно был извещен.
Кулинаром Сева не был и о способах умерщвления рыб имел представление смутное. Моби Дик, гарпун, рыбзавод на Камчатке. Как-то так. Гарпуна на кухне не было. Ситуация была патовая.
Юля предложила скалку. Скалка заменой гарпуну была слабой, но, за неимением лучшего пришлось воспользоваться ей. Переложив скалку зачем-то несколько раз из руки в руку, Сева подошел к столу и тюкнул карпа по башке. Видимо жизнь на колхозном пруду была не богата впечатлениями, потому что карп сделал глаза покруглее, но тяжко вздыхать не перестал. И даже пару раз дернул хвостом.
-По-моему он не умер,- сообщила Юлька
-Ага, дышит!
Экзекуторы склонились над потенциальным ужином. Сева снова примерился и тюкнул карпа сильнее. Удар достиг цели, и карпья морда покрылась тонкими кровяными прожилками. Карп понял, что здесь не шутят, и стал отчаянно молотить хвостом, раскидывая во все стороны какую-то рыбью слизь. Это было выше юлькиных сил. «Ты мужик или нет?! Убьешь ты его когда-нибудь?!»-завопила Юлька.
Сева не мог перенести этого. Его некаменное сердце раздиралось самыми разнообразными эмоциями, но выдержать от предмета своего обожания сомнение в его мужской полноценности он был не в силах.
Размахнувшись скалкой как топором, уже не особо выбирая точку прицеливания, он вложил всю свою силу в этот безумный удар. Раздался треск и хруст.
Когда рассеялся кровавый туман, на столе карпа не было. Если быть точным, то на кухне карп присутствовал, но в очень мелкодисперсном состоянии. Фрагменты карпа покрывали  стены и пол кухни. Покрывали раковину и плиту. Покрывали Юльку. По юлькиному лицу стекала одинокая капля рыбьей крови. Кишки висели на абажуре. В севиных руках находился обломок расщепленной, как веник, скалки. Переломленный пополам (!) кухонный стол лежал на полу руиной. Натюрморт завершал юлькин папа, танковый подполковник вернувшийся от сослуживца, ошеломленно стоящий в дверях кухни.
-Папа, это не то что ты думаешь,- попыталась внести ясность в ситуацию Юлька. Очевидно, женская интуиция ей подсказала, что успеха попытка не имела. Потому она без остановки продолжила –А давайте будем чай пить?
Но Сева тоже унаследовал от пещерных предков некоторые инстинкты, поэтому от чаепития отказался под предлогом крайней занятости, и, двигаясь боком и задом, выскользнул из кухни.
Все участники событий провели вечер в растрепанных чувствах, а на ужин была яичница. До холодильника, где хранились яйца, взрывная волна севиного сокрушительного удара не добралась. Холодильник по правилам военной тактики был спрятан в коридоре за углом.

автырь dunewill в Про кулинарию, карпа и военную тактику
Tags: юмор
Subscribe

  • Хорошо живем

    Всё же немного смешно читать каких-то консерваторов о том, что якобы происходит «порча мира» - мигранты, ЛГБТ, непонятная молодёжь и их…

  • Историю пальцем не размажешь

    Старые границы Люблю так находить старые границы там где их давно нет. Вот например новая карта статистики процента детей рождённых вне…

  • РомантикЪ Гражданской войны

    Михаил Миров: Три встречи Вместо эпиграфа..... Когда сидел в том году от нечего делать почти месяц в Ленинке - попалась такая вот книга.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments