govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Category:

Святослав Логинов

В Ростове побывал культовый писатель Святослав Логинов, приехавший на очередной фестиваль любителей фантастики «ДонКон».


_ Каким ветром на этот раз занесло в Ростов? Насколько я понимаю, что в данном случае это больше дружеские посиделки, недели фестиваль фантастики.
_ Ну да, скорее так, чем официальный визит. Но когда мне говорят: «Мы снова делаем «ДонКон». И как это вдруг ты не приедешь?» И вот я бросил не выкопанную картошку, недописанную повесть и недомаринованные кабачки (теперь вот не знаю, что с ними там происходит на грядке) и приехал.
_ Вас очень сложно представить на грядке с картошкой?
_ Ну почему же. Я каждый год уезжаю в деревню и живу там до середины октября. Я хожу в лес за грибами, копаюсь в огороде и пишу. Там замечательно: тишина, улыбчивые старушки. Это самый северо-восток Новгородской области. Там, где она стыкуется с Вологодской и Тверской областями.
_ Истинная земля русская?
_ Да, там ходят медведи, а местные жители разговаривают на настоящем русском языке. «Ворують! Все ворують! _ Что, ко мне в дом залезли? _ Да не, хичников у нас нет, а ворують все. Вон, глянь Тамарка, как воруеть! _ Что, в огород вперлась? _ Да не, на своем!» Оказывается, эта Тамарка решила против колорадского жука табачной пылью бороться. Мероприятие, в общем-то бессмысленное, но она попыталась. И вот ходит _ из мешка пыль табачную вытряхивает. А поскольку так не полагается _ значит «ворують». А тот, кто похищает чужое _ это «хичник».
_ Долго пришлось адаптироваться к языку, о котором почти все уже забыли?
_Не очень. первые несколько лет было странно, а сейчас сам уже так говорить начинаю. Привык.
_ В книжках эти образы и речь уже использовали?
_ Обязательно! У меня есть два романа, которые в очень значительной степени написаны по впечатлениям и воспоминаниям об этой деревенской жизни.
_ Странно, что фантаст использует личные воспоминания в романах. Предполагается ведь, что вы работаете с вымыслом в чистом виде.
_ Ну отчего же. Я же говорю не о примитивном фэнтази, где страшно красивого рыцаря сажают на страшно красивую лошадь и цок-цок-цок _ совершать подвиги. Нельзя же так! Если пишешь антураж, то от него должно пахнуть пылью, потом. Всем тем, что описывается в романе.
Меня редактор как-то спросил: у вас здесь есть углежоги. Откуда вы знаете как это происходит? _ Так у меня бабушка была углежогом, она и рассказывала. _ У вас тут льют колокола. Откуда вы это знаете? _ Так я работал три года на заводе, где была литейка. Занимался охраной окружающей среды. Разумеется, я там все облазил, посмотрел, изучил.

_ Если уж зашла речь о фэнтази, то как вы относитесь к этому жанру, который стал сейчас невероятно популярным. Правда, там все сводится к замкам и рыцарям.
_ Плохо отношусь, конечно. Когда-то я написал первое фэнтази на русском языке. Это было в 80-е года прошлого века. И тогда я уже задумывался: о чем должны быть эти книги. В то время мы знали только то, что на Западе есть некий жанр, где фигурируют маги, драконы и всяческие колдовские штучки.
Вот я и попытался понять: как это может быть. Потом меня обвиняли в подражании Роджеру Желязны, о котором в то время вообще в нашей стране никто не слышал. Но книга вышла. И я до сих пор считаю, что даже этот жанр не должен был пустым. А книги эти, в основной своей массе, сводятся к фигне. Экшн в чистом виде или квест. Три четверти книги шли направо, преодолевая препятствия. Потом выяснилось, что идти было нужно налево, куда быстренько и прибегают, спасают мир от происков «медного таза». Ура _ все пляшут и поют. Такого чтива много. И это крайне печально...
_ Наша страна считалась всегда читающей. Но сейчас на полках стоит, по большей части, откровенная макулатура. По вашим ощущениям, сейчас много читают? И Можно ли считать чтением _ вот этот весь палп-фикшен.
_ Во все времена большая часть читала всяческую ерунду. Когда Достоевский написал «Братьев Карамазовых», издали роман «Огромным» тиражом в три тысячи экземпляров. Спустя три или четыре года книгоиздатель разорился. К этому времени на складе оставалось еще около двух тысяч книг. В то время как ныне забытые автора расходились тиражами по сто тысяч экземпляров.
В романе «Поединок» у Куприна его герой читает нечто под названием «Истории о наших жидочках». Книга такая действительно существовала. Роман Куприна издался несколькими тысячами, а упомянутой книги выпустили почти двести тысяч штук. И вся была раскуплена. Но кто ее знал бы. если бы Куприн ее помянул. Кто сейчас помнит Льва Овалова, а его герой Майор Пронин до сих пор на слуху.
_ То есть ситуация стандартна, а не критична?
_ Конечно, так было всегда. Нечего тут ужасаться. С поправкой на время.
_ А на фоне всего происходящего вы сами чувствуете себя востребованным писателем?
_ Наверно, да. Все-таки я пишу относительно мало. Появляюсь с новой книгой совсем редко. Но когда приношу ее в издательство, у меня ее всегда берут и печатают. Небольшим, правда, тиражом. Прокормиться с него невозможно.
Еще момент: у меня есть «живой журнал» в Интернете. Многие его ругают, но там почти две тысячи подписчиков, которые ждут мои рассказы и читают их. Хотя я выкладываю за год три-четыре рассказа. Но их ждут.
Бывают произведения, которые для журнала не подходят. Обычно _ это самые интересные вещи. И я выкладываю их в Сеть. Через день-два «пираты» их воруют и публикуют. Сам факт, конечно, прискорбный. Но это тоже индикатор популярности: было бы плохо _ не крали бы.
Вот недавно выложил недописанную вещь. Понял, что продолжать ее не буду. Ошибка вышла... И шквал отзывов _ «Допишите!» Хотя может быть спустя время и доработаю. У меня есть рассказы, которые лежат годами, прежде чем я к ним возвращаюсь.
_ Никогда не было обидно: маститый писатель, но не можете прокормиться литературой. А «женский роман» может сделать автора обеспеченным человеком.
_ Каждый выбирает для себя: на двух стульях сидеть нельзя. Или пишешь востребованную гонорарную халтуру, или серьезной роман. Я не знаю людей, который был делал и то, и другое. Многие говорят: вот сейчас заработаю денег, а потом создам нетленку. А вот не получается!
Я несколько раз пытался написать что-нибудь коммерческое. И обнаружил, что это еще труднее. Потому что работа такая же, только не приносит удовольствие. Искушение было, скрывать не буду. Куда же от него деться. Несколько раз садился писать и бросал.
_ Ощущение, что вы стали вести отшельнический образ жизни.
_ Из-за жизни в деревне? Возможно. Но каждый год я даю себе слово, что больше не поеду на фестивали: устал, буду сидеть дома и починять примус. Даю слово: не езжу, а вот в третий раз приезжаю в Ростов. И отказать как-то неудобно, и интересно. Что уж скрывать. Приятно ехать туда, где люди чем-то интересуются.
_ А нынешнее поколение писателей вам интересно?
_ Я тут недавно создал образ, даже использовал его в переписке с Борисом Натановичем Стругацким. Вот берут курицу и подкладывают под нее утиные яйца. Утята потом бегут в воду, а курица вокруг мечется и крыльями хлопает. Я вел прорву мастер-классов, судил всякие конкурсы молодых авторов, много с ними возился и помогал. И с самого начала я был готов к тому, что вылупятся утята, а я буду бегать и кудахтать. Но появились молодые энергичные крокодильчики!
Они совсем иные! Появляется новая фантастика. Кое в чем я ее предвидел. Когда-то я очень старательно и мучительно делал смесь научной фантастики с фэнтази. Это роман «Имперские ведьмы». От меня это требовало серьезных усилий. Как сейчас говорят _ разрыва шаблона. А нынешние ребята это делают совершенно естественно. Они в этом живут.
Я ужасно горжусь тем, что был первым. Но сейчас я сижу как та самая курица, глажу себя крылышками по пузику и думаю: так ли, сяк ли, но я их высидел... Но я понимаю, что в них много такого, что уже просто недоступно. У них другой жизненный опыт. Они легко пишут о тех вещах, которые мне недоступны за неимением опыта.
_ Начинаете чувствовать себя артефактом?
_ Ну не совсем еще. Я думаю, что еще могу создавать что-то новое. Но главное я собираюсь их проклинать и говорить «вот были люди в наше время». Это их жизнь, они создают новую литературу. И мне кажется, что человека с трезвым взглядом на жизнь еще рано посыпать нафталином.
Но конкурировать с ними я уже не могу. Во многом я уже отстаю, надо это признать. Они более работоспособны, они легче создают парадоксы и не пугаются их. А для меня это все сложнее. В нашем нынешнем болоте они дома, нравится им или нет. А я все кудахчу, но пока еще меня списывать рано...

автырь pro100kov в Святослав Логинов
Tags: юмор
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments