govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Category:

Население Западной Европы: стратегический тупик.

Итак, погромы в Лондоне – это бунт эмигрантов, выплеск пауперов на улицы или социальный протест? То есть – чтобы лечить, надо поставить диагноз, иначе лекарство и ядом обернуться может.
Прежде всего, отмечу, что нижеизложенная модель относится к благополучным экономически странам Западной Европы. Восточную Европу как-нибудь потом отпрепарирую, США – вообще иная ситуация.
Постмодерн – это отказ от промышленности. То есть, заводы и фабрики, больше двух веков бывшие показателями мощи страны, безжалостно изгоняются за пределы государства, выносятся куда-нибудь в Третий мир, где и рабочая сила подешевле, и права её не защищены практически никак. Но, когда страна избавляется от промышленности, а модернизированное до безобразия сельское хозяйство требует для успешного функционирования не более 10 % от населения страны, возникает вопрос: а куда же девать всех тех, кто ещё недавно стоял за станком или ходил за плугом?
Развитые страны Запада нашли три пути решения этого вопроса.
Первый «резервуар» для излишней рабочей силы – это «выдавливание» её в непроизводственный сектор. В результате возникает переразвитая до отрыжки сфера обслуживания, которая нуждается в большом количестве не слишком квалифицированной (и, как результат, низкооплачиваемой) рабочей силы и представляет собой конгломерат огромного количества мелких и мельчайших предприятий, чьё функционирование и эффективность зависит исключительно от текущего положения дел в экономике: дела хороши – жируем, дела плохи – сидим на голодном пайке. При этом основной продукт этой сферы – услуги, которые, если что, на хлеб не намажешь.
Правда, надолго выдавливать рабочую силу в этот сектор не получается – престижной работу официанта или уборщика (даже если назвать оного «менеджером по клинингу») не назовёшь, и денег приносит немного, особенно по сравнению с декларируемыми СМИ стандартами. Так что – прежде всего, в этот сектор в развитых странах попадают эмигранты первого поколения, ошеломлённые разницей зарплат у себя дома и здесь, в богатой стране. Впрочем, уже их дети в качестве точки отсчёта рассматривают средние доходы местных, и на низкооплачиваемую работу идти не спешат.
Второй «резервуар» - это система образования. Да-да, именно так. Удлинняем срок пребывания детей в школе на год – несколько сотен тысяч человек не ищут работу. Плюс дополнительные учителя, т.е. рабочие места. Большая часть выпускников школ идёт в ВУЗы? Замечательно. Неважно, чему их там учат, и учат ли вообще чему-то – главное, сотни тысяч молодых людей чем-то заняты и рабочих мест не требуют. Или согласны в качестве подработки работать на низкооплачиваемых местах – заполняя прорехи в секторе обслуживания.
Интересно, что именно вокруг «образования» сформировалась такая интереснейшая социальная группа, как «молодёжь». Дело в том, что ещё 150 лет назад такого понятия не было в принципе. От самого возникновения цивилизации человек проходил две стадии – ребёнок (нет обязанностей, но и прав нет) и взрослый (все права налицо, но и обязанности входят в комплект). А вот в ХХ веке появилась новая группа людей, получающая все права (ибо по возрасту уже положено), а вот обязанностей – никаких, потому что «это же ребёнок!». То есть – живи на полную и не заботься ни о чём. «Взрослые» люди кажутся молодёжи скучными и занудными – они скучные, сухие, циничные и вечно всем вокруг недовольны, вечно чем-то озабочены, чем-то заняты, серые, в общем, и унылые. Соответственно, взрослеть (и приобретать ответственность хоть за что-то) молодёжь не спешит – вон в Греции студенты тридцати пяти лет от роду организуют сокурсников на демонстрации за что-то против чего-то. Действительно, зачем взваливать на себя ответственность, когда «мы маленькие дети, нам хочется гулять!»?
С другой стороны, современная молодёжь экономикой не востребована. До недавнего времени все сколько-нибудь значимые посты занимали представители многочисленных поколений родившихся в 1950-1960-х, перспектив карьерного роста было минимум, а среди безработных именно молодёжь составляла подавляющее большинство – и дело даже не в отсутствии вакансий как таковых, а, скорее, в том, что отучившись 5 лет в университете мойщиком посуды в тетьеразрядную забегаловку или парковщиком машин при отеле идти как-то не хочется.
Соответственно, у молодёжи вырабатывается полное безразличие – трудно ощутить себя причастным к некому процессу, если ты совершенно не востребован, и если обществу ты не нужен, то нужно ли такое общество тебе? Остаётся одно – «хлеба и зрелищ!»
Третий же «резервуар» для излишков рабочей силы – это система социального обеспечения. Человек ищет работу (или не ищет), но получает от общества некие деньги, которые позволяют ему сводить концы с концами. Но при этом ничего не производит и, зачастую, вообще ничего полезного не делает. Соответственно, немалая часть молодёжи попадает в этот «резервуар» напрямую из системы образования, особенно если образование (в том числе и высшее) получает за счёт государства или за сравнительно символическую плату. Туда же попадает значительная часть детей эмигрантов из слаборазвитых стран. При этом, люди, «профессионально» сидящие на соцпособии, попросту сходят с ума от безделья. Соответственно, они хотят не только хлеба, но и зрелищ!
Тут можно задаться вопросом: а за чей счёт весь этот банкет? Немерянное количество средств расходуется на поддержание социальной стабильности, но доходы-то откуда?
Доходы на такую роскошную жизнь страны Европы получают, прежде всего, за счёт этакого «коллективного неоколониализма». Т.е. некая корпорация владеет месторождением полезных ископаемых где-нибудь в дебрях Африки или заводом где-то на Филиппинах, а основные налоги платит не там, а по месту нахождения головного офиса – в Амстердаме, Париже или Брюсселе. Но корпорации тоже не собираются платить слишком много – поэтому на повестку дня государства всё чаще выходит получение средств за счёт наращивания долгов, что прекрасно видно на примерах Греции, Испании или Бельгии.
Но – этот пир духа не вечен, синхронно наложилось несколько разных процессов. С одной стороны, долги достигли критической массы, когда государства уже не в силах их оплачивать. С другой стороны, из-за кризиса, поступления денег в казну резко сократились. С третьей стороны, доля пенсионеров растёт – а пенсии им тоже из бюджета, по сути, выплачивают. Так что тратить огромные деньги для всеобщей радости уже не получается.
Первыми почувствовали неладное обитатели «первого резервуара» - резко увеличившаяся безработица и падение доходов финансового сектора привели к тому, что сфера обслуживания стала избыточной. Европейцы начали экономить, и среди мелких лавочников нарастает недовольство. Кризис, понимаете ли.
Обитатели «второго резервуара» недовольны не в меньшей степени – в одних странах, как в Англии, собираются плату за обучение в университетах поднимать, в других – как в Греции – установить ограничение на продолжительность пребывания студентом (то есть, не получил диплом за 7 лет – свободен!).
Но наиболее болезненную реакцию, как, в общем-то, ожидалось, продемонстрировали обитатели «третьего резервуара». Инфляция идёт – а пособия не растут, вводятся ограничения, шара завершается. То есть, вожделенный «хлеб и зрелища» заканчиваются. Более того, с исчезновением СССР, пропала, по сути, ещё одна причина поддерживать социальное равновесие – если тридцать лет назад «низам» европейского общества было на что указывать «верхам» - вот, мол, как там люди живут! – то теперь этот элемент конкуренции попросту отсутствует.
«Хлеба» стало меньше, «зрелища» поднадоели, жизнь пуста и скучна… Вот она – предельно благоприятная среда для уличных погромов. А уж пауперы к ним всегда присоединятся, это их социальная ниша.
Так что, погромы, что в Париже несколько лет назад, что в Афинах в начале этого года, что в Лондоне пару недель назад, имеют под собой одну и ту же основу – «лишние» европейцы не хотят быть таковыми, но не знают, как именно донести это до правительства. Как умеют, так и доносят. И подобные бунты продолжатся, причём будут вспыхивать в самых неожиданных местах благополучной, казалось-бы, старушки-Европы.
И лучшее лекарство от подобных бунтов – это, как ни странно, реидустриализация ЕС, возвращение в Европу производства того, что поставляют сейчас на рынки ЕС трудолюбивые китайцы, уже не знающие, куда девать заработанные доллары и евро. Впрочем, сомневаюсь, что ТНК, направленные на максимизацию прибыли, пойдут на это.



via  ametist-o
Tags: мысли, полезное, экономика
Subscribe

  • Дмитрий Шатров "Зомбоапокалипсис обычного человека"

    Новостные ленты две недели пестрели заметками о новой африканской напасти. Черный континент опять выдал на гора очередную, трудноизлечимую пакость со…

  • Дедукция

    Евгений Иванович Турин возглавлял кадровую службу в компании «Газпоставка» давно. Больше 10 лет. Должность была ответственная, так как…

  • Снова, снова и снова

    Все началось с Лайонела Колдуэлла. Он родился в 1900 году в строгой менонитской семье, где искренне верили в то, что грех непотребства – это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments