govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Пропойцы однодневки

Солотвино: вулкан собственноручный

30 марта Кабинет министров принял решение выделить 150 млн. грн. для оползнеопасного Солотвино. Чиновники Закарпатья заметно повеселели: в регионе ждут строительного бума и великого переселения жителей «зоны риска». Но радуются не все: те, кто построили трехэтажные хоромы и развернули бизнес на уникальном месте, серьезно «попали». Формула украинского капитализма – «доход в карман, расход за счет государства» – сыграла злую шутку с Солотвино. Он мог стать курортным центром мирового значения, а стал местом убившей все перспективы техногенной аварии.
Первый и последний раз я был в Солотвино в 2002 году. Еще работала аллергологическая больница, но врачи уже жаловались, что идет подтопление. Простыни были рваными. Дети – голодными (если бы не забота родителей), в шахту спускали аварийным лифтом.

Зато неплохо развивался местный бизнес. Как на дрожжах, росли частные коттеджи. Кое-где – трехэтажные. С приватными бассейнами. Чтобы не плескаться в грязной мути общественных озер с романтическими названиями Кунигунда, Николай и др., солотвинцы бурили скважины, гнали из-под земли рапу, устраивали курорты на дому и тем самым тихо пилили сук, на котором сидели.

Просматривая блоги, я случайно нашел отзыв девушки, который мне понравился своей лаконичной четкостью. Не могу его не процитировать:

«Я була тут в 7 років. Мені страшезно сподобалась гаряча вода, яка викидає тебе на поверхню. Я назавжди запам'ятала білу корочку солі на помаранчевій хусточці, якою мама намагалась захистити моє волосся. Я дуже хотіла туди знову.

Я приїхала знову через 20 з лишнім років. І побачила найшикарніше село України, з чотириповерховими палацами, де на подвір'ї леви з мармуру і навіщось басейн. Комунізм в цьому куточку Тячівщини вже наступив – на горло таким диким туристам, як я та Мік.

Гроші беруть за все. За миття рук, за переодягалку, за туалет, за вхід на брудний перенасичений тілами пляж, де одночасно в воді кількасот людей, від чого каламутна вода, здається, закипає. Нє, я таки залізла і таки повисіла в воді пробкою. Навіть посмішка на світлині не показушна – я дуже люблю воду. Але їхати сюди знову? Ні…».

Сейчас это «найшикарніше село України» проваливается под землю. А «палаци, де на подвір'ї леви з мармуру» кое-кому придется покинуть и переселиться в менее комфортное жилье.

Честно говоря, я не знаю точную цифру бюджетных средств, которые выделялись Солотвино с тех пор, как 10 лет назад село начало проваливаться под землю. Но что-то мне подсказывает, что деньги были. И Ющенко-премьер тут ночевал. И Балога (еще не министр, но уже губернатор или даже глава АП) не оставлял этот край без внимания.

На тот момент было нужно не так уж много: откачивать пресную воду из отработанных горизонтов соляной шахты, отремонтировать больницу, построить нормальный современный курорт и продавать на него путевки. Но не делали ничего.

Больница умирала. В декабре 2008-го спасатели разорвали соглашение с соляным рудником, у которого медучреждение арендовало шахты, поскольку предприятие задолжало им около 700 тыс. грн. В 2010-м из-за аварийного состояния подземные отделения аллергологической больницы окончательно закрыли.

Правда, к тому времени это медучреждение перестало быть уникальным: в Украине открылась другая, новая (точнее – реконструированная) больница в Соледаре. Называется – «Соляная симфония». Гораздо более комфортная, современная, но недешевая. Впрочем, и в Солотвино людям без денег делать было нечего. Но тема «бесплатной» украинской медицины – это из другой оперы.

В общем, когда перестали откачивать воду, она вышла на поверхность, образовав к радости местных бизнесменов новые озера. Но ничего хорошего в этом не было: вода размыла соляной купол, над которым раскинулось Солотвино, из-за чего образовались новые карстовые провалы. Населенный пункт начал уходить под землю.

В 2008 году наступил апофеоз этого дела: на протяжении одной февральской недели произошло 5 оползней. Самая большая воронка достигла 30 метров в диаметре и 23-х – в глубину. Чуть не провалилась электростанция. Стало понятно, что спасти шахты не удастся. И речь уже идет не о предотвращении катастрофы, а о ликвидации ее последствий.

Лауреат Государственной премии Украины, кандидат геолого-минералогических наук Анатолий Гайдин высказал идею, что делать. По его мнению, самый дешевый, вариант заключается в добыче запасов соли, залегающих выше уровня подземных вод, с помощью горизонтальных выработок – штолен. «Одновременно с добычей соли можно создать подземные залы для размещения больницы и развлекательных заведений. Этот способ самый безопасный, поскольку при его применении не нарушается природный режим подземных вод и исключается опасность развития соляного карста. Строительство штольни с камерами для больниц можно осуществить на протяжении одного года, а стоимость сооружения подземной больницы в штольнях на порядок ниже стоимости новой шахты», – предлагает Гайдин.

Второй вариант заключается в открытой добыче соли из стогектарного карьера. При этом создается возможность выпиливания больших соляных блоков, из которых можно строить соляные дворцы для размещения больниц и развлекательных центров. При применении этого способа создаются условия для мощного производства каменной соли.

Пресную воду через водосборную канаву можно сбрасывать в Тису, а рассолы со дна карьера – направить в шахтные выработки для отстаивания. Одновременно рассол из затопленных шахт можно подаваться в цех производства выварной соли, а летом – на подпитку лечебных озер. Борта карьера придется защитить от дождей пленкой. Галечник, покрывающий соль, можно использовать как строительный материал, считает Анатолий Гайдин.

Есть и другие предложения ученых. Но никто над ними всерьез не задумывается. Как ни парадоксально, но иметь на своей территории зону стихийного бедствия для местных властей так же выгодно, как неблагополучной семье – инвалида, регулярно получающего от державы какую-то помощь. И чем «хроничней» проблема, тем большее воодушевление испытывают местные чиновники.
Зная эту особенность нашей системы, я не удивился, когда в комментариях должностных лиц Закарпатской облгосадминистрации по итогам заседания областной комиссии техногенно-экологической безопасности и чрезвычайных ситуаций (перед принятием правительственного решения о выделении денег) промелькнула цифра 800 млн. грн. Именно столько, по их расчетам, потребуется для преодоления последствий и предотвращения катаклизмов.

Так что 150 млн. грн. – это только первый, «разминочный» транш. Он уже расписан до копейки. Могу процитировать, на что собираются потратить деньги. На обеспечение проведения проектных, научно-исследовательских работ и мониторинговых исследований, установление на их основании четких границ опасных участков – 1,5 млн. грн. На осуществление ПЕРВОГО ЭТАПА строительства жилого массива на 72 дома для отселения жителей пгт Солотвино с прогнозируемой зоны карстовых пропастей – 49,2 млн.грн. На строительство общеобразовательной школы и дошкольного учреждения – 22,6 млн. грн. На строительство инженерных коммуникаций территории новостроек – 59,7 млн. грн. На проектные работы по строительства жилых домов, школы, дошкольного учреждения и прокладку инженерных коммуникаций – 3,4 млн. грн. На вынос отдельных участков сети водоснабжения за пределы зон возможных карстовых провалов – 7,052 млн. грн. На вынос отдельных участков сети канализации за пределы зон возможных карстовых провалов – 5,3 млн. грн. На вынос отдельных линий электропередачи для обеспечения электропитания местного водоканала – 0,804 млн. грн.

Обратите внимание, как грамотно расписали ребята бухгалтерию: первый этап жилого массива, проектные работы какого-то дополнительного, пока еще непрофинансированного строительства. В общем, первоочередные меры. Будут еще другие. Не сомневайтесь. Бюджет, ты попал!

С одной стороны, кто-то скажет, что грех так говорить, люди живут, как на вулкане. С другой стороны, справедливости ради стоит отметить, что вулкан тут – дело рукотворное. Ни местная власть, ни бизнесмены, которые наживались на ресурсах Солотвино, не спешили его спасать, ожидая, пока деньги поступят из центра. А центру всегда было чем заняться и куда направить средства. Спохватились только, когда ситуация вышла из-под контроля. Но было уже поздно.

Это наша классическая «азиатчина»: настроить на зыбком месте особняков, навести коммунизм на своем отдельно взятом участке, а за забором – хоть трава не расти и земля провались. Никого не волнует. Пробежаться на дискотеку и обратно можно и в резиновых сапогах.

Вместо того, чтобы наладить хоть самую примитивную систему отвода воды, местные чиновники спокойно наблюдали, как их земляки бурят скважины и устраивают «мини-филиалы» Мертвого моря прямо у себя во дворах. И как умирает в затопленных шахтах больница, каждый год оздоравливавшая 5 тыс. астматиков.

Денег, которые ежегодно привозили они, а также вполне здоровые отдыхающие, могло хватить на самые необходимые предупреждающие аварию работы так же, как хватило на особняки, пансионы с дискотеками и т.д. Но какой нормальный «хохол» пожертвует личным ради общественного?! Да и государство к этому не очень-то и стимулирует налоговыми и прочими льготами.

К сожалению, Солотвино – лишь самый заметный пример того, к чему может привести хищническое использование природных ресурсов в сочетании с легкомысленным отношением к вопросу техногенной безопасности.

В том же Закарпатье сильные мира сего и просто проворные деловые люди настроили дач с частными скважинами, откуда ценная минеральная вода подается прямо в ванны. Дачу одного политика из близкого окружения Виктора Ющенко, у которого есть не только ванна, но даже собственный бассейн с минеральной водой, автору довелось наблюдать своими глазами.

Но вернемся к Солотвино. Что имеем в сухом (точнее, соленом) остатке? Помимо колоссальных затрат на ликвидацию последствий того, чего можно было избежать, это, конечно, еще и безработица, связанная с закрытием шахты и больницы, и социальный кризис, и проблемы, воззванные переселением. Еще 10 лет назад все это казалось лишь страшным сном. Проспали…

отсюда

Солотвино: Провальный курорт zakarpattya.net.ua/ru_news_47173.html

Когда подъезжаешь на автобусе к поселку Солотвино, создается впечатление, что вместо Закарпатья попал в Крым. На пассажиров буквально набрасываются орущие и галдящие зазывалы с табличками "сдам комнату". Цены, впрочем, несколько разрушают "крымскую" иллюзию: они на порядок ниже приморских, и в базовом варианте "курятника" начинаются от 25 грн. за ночь.

И моря в Солотвино, конечно, никакого нет. Купаются здесь в соленых лужах — очень мелких и мутных. Но люди едут на здешние "озера" издалека, плещутся в жиже с упоением — эта процедура считается лечебной. Известным народным курортом поселок городского типа стал относительно недавно и в общем-то неожиданно. В результате интенсивной эксплуатации здешних соляных шахт выкачиваемая или самотеком вытекающая из подземных выработок вода скапливалась на территории населенного пункта. Была она чрезвычайно соленой — минерализация достигала 200 г/л. В связи с этим у "озер" появилась слава закарпатского "Мертвого моря" — говорят, купание в них лечит от всех недугов.
Медики исследований здесь не проводили, но местные жители стали раскручивать курорт по-своему — берега луж были объявлены частными "пляжами", за вход на которые с приезжих стали брать деньги, окружающие склоны обросли базами отдыха, предлагающими ночлег как в приличных особняках, так и в хлипких бунгало. Зарабатывают, как и в Крыму, здесь на всем: холодный душ — 5 грн., теплый — 8 грн., горячий — 10 грн. Платить нужно, чтобы помыть руки, зайти в туалет, подойти к кромке целебной мути...
В депрессивном Закарпатье надежный и легкий, хотя и сезонный, заработок — настоящая манна небесная, вызывающая искреннюю зависть менее удачливых соседей. Но манна эта имеет свою цену. И, похоже, Солотвино только предстоит ее заплатить.
Вода, растворяя подземные пласты соли (к которым получила доступ в результате эксплуатации рудника), сделала свое дело — прямо на окраине поселка образовались громадные карстовые воронки. На месте старых стволов шахт сегодня можно увидеть чудовищной глубины провалы в сотни метров в диаметре, растущие с пугающей скоростью. Провалы поменьше расползаются повсюду — ямы и искусственные обрывы встречаются на каждом шагу. Из некоторых торчат оголившиеся трубы коммуникаций — еще чудом не разрушившиеся.

Не слишком удачная идея спасать затапливаемые соляные шахты, не изолируя скважины от водоносных пластов, а попросту выкачивая воду, привела ко вполне ожидаемому результату. Процессы растворения пошли быстрее, и 9-ю шахту местного солерудника (уже несколько лет не добывавшего соли), в которой находилось подземное отделение знаменитой крупнейшей в мире республиканской аллергологической больницы, затопило.
"Озера" пересохли — вода схлынула. Местные жители пришли в ужас — исчез чуть ли не единственный источник заработка. Затем выход нашелся: курортные лужи стали наполнять водой, выкачиваемой из другой — 8-й — шахты. Когда она повторит судьбу 9-й, предсказать никто не берется. Не до этого — сезон в разгаре.
Еще в советские времена Солотвино поражало туристов роскошными дворцами-виллами местных жителей. Закарпатские румыны (как и их соседи иных национальностей — только в чуть меньшей степени) всегда были подвержены удивительной страсти строить и перестраивать свое жилище. Дикое нагромождение башенок, балкончиков, этажей, мансард, пристроек, фонтанчиков, колонн и прочих налепленных как попало несуразностей производило на неискушенного архитектурными излишествами обывателя неизгладимое впечатление.
С тех пор строительный ажиотаж расширил популяцию чудесных многоэтажных монстров по всей Украине, и сегодня местные дворцы удивляют только одним — концентрацией. Все-таки в рядовом украинском селе столько трех- и четырехэтажных громадин нечасто встретишь.
Стада гипсовых лебедей, пластиковых львов и разряженных кукол в образе Девы Марии только подчеркивают одну особенность, в которой Солотвино перещеголяло даже Крым. Это тотальные свалки. Собственно, горы мусора здесь повсюду — на улицах поселка, на рынках, у лечебных "озер".
Я спросил коренного обитателя, что он думает об этом. Да свинство какое-то, — возмущенно ответил тот. — Ступить уже негде. И куда только власти смотрят!" И тут же бросил на обочину огромный пластиковый пакет (хотя мусорный бак стоял всего в пяти метрах). Заметив мой недоуменный взгляд, абориген пояснил: "Никуда не годится, рваный". И я понял — Солотвино с такими находчивыми и принципиальными жителями не страшны никакие провалы.


и немного фоток



 

 
 

Солотвинские провалы все шире, все глубже
Солотвинские озёра: вчера и сегодня
Солотвинские озёра: вчера и сегодня
Солотвинские озёра: вчера и сегодня
 
Tags: брызжу ядом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments