govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Сельская жизнь Западной и Восточной Украины в начале 20го века

Сельское хозяйство Западной Украины 1929-1933 гг. – материалы к размышлению

Сегодня в современной Украине в связи с многочисленными «голодоморными» исследованиями постоянно появляются публикации о том, как плохо жилось крестьянам в УССР в 30-е годы прошлого века.

Но все познается в сравнении. Возник вопрос, а как же жилось братьям-селянам за «линией Керзона»? Чтобы, так сказать, сравнить «ужасы коллективизации» и «прелести демократии». Кстати, этот вопрос также интересен в плане постоянно демонстрируемых газетных публикаций о голоде на Западной Украине в 1932-33 гг. – возможен ли он был и были ли предпосылки этого голода, связанные сельхозпроизводством на Западной Украине.

К сожалению, работ по этому вопросу крайне мало. Но, ищущий – обрящет. Совершенно случайно удалось обнаружить публикацию по этому вопросу соссылками на архивы Львовской и Ивано-Франковской области. При чем в неожиданном месте.
И так, разрешите представить: Лихолат Н.Є. Розшарування селянства Польщі і Західної України у період економічної кризи 1929-1933 рр. // Науковий вісник Національного лісотехнічного університету України. – 2006 – вип. 16.1 – с. 270-276. (Расслоение крестьянства Польши и Западной Украины в период экономического кризиса 1929-1933 гг.)

Далее, представляем материал, опубликованный в этой статье (перевод, компилляция и обработка наши).

Прежде всего, автор указывает, что проблемой сельхозпроизводства на Западной Украине занимались Л.Я. Корнійчук и Є.О. Лихолат (сохранена украинская орфография для корректности поиска работ). К сожалению, автор не приводит ссылки на эти работы, однако им же приводится другая публикация на эту тему – Гольдштейн И.И. Аграрные отношения в бывшей Польше, Западной Украине и Западной Белоруссии. – М.: Госсоцэкиздат, 1940.
В конце 20-х годов мировой экономический кризис наиболее глубоко затронул слаборазвмиые страны, в частнсти Польшу (как это знакомо, исходя из сегодняшних реалий). Напомним, что на тот момент Западная Украина (ЗУ) входила в состав Польши, где экономика находилась в кабальной зависимости от иностранного капитала и была опутана остатками феодальных отношений. Наиболее продолжительной она была в сельском хозяйстве, особенно в связи с «таможенной войной» между Германией и Польшей 1925-1935 гг. (вот читаешь эти строки – и возникает ощущение дежа вю).

Польские статистики использовали австрийскую методику, в связи с чем на ЗУ крестьян делили на группы в зависимости от имеющегося во владении количества земли и скота – мелкие, средние, большие, капиталистические и неиспользующие наемный труд. Крестьянские хозяйства площадью 0-2 га давали исключительно подсобный зароботок рабочим, хозяйства 2-5 га тоже обеспечивали крестьянскую семью продуктами питания в недостаточных количествах. Фактически, владельцы таких хозяйств были вынуждены добывать средства к существованию частичным наемом в больших сельскохозяйственных и промышленных предприятиях. Обе группы – нещадно експлуатировались, поскольку, по сути, были привязаны к своим клочкам земли. Промежуточную категорию составляли середняки – мелкие земледельцы, которые владели (либо арендовали) земельными участками 5-10 га. Эти хозяйства обепечивали содержание семьи и давали возможность (в лучшие годы) наращивать капитал. Также для этих хозяйств были нередки случаи использования наемного труда. Наконец, богатую группу крестьян составляли крупные землевладения, использовавшие наемный труд нескольких работников.

Во Львовском воеводстве в 1921 г. хозяйств площадью до 2 га было 57% (222125 из 392330), 2-5 га – 34% (134599), 5-20 га – 8,7% (34454) и 20-50 га – 0,3% (1152). В 1931 г ситуация ухудшилась – количество хозяйств уменшилась на 34677, в том числе площадью до 5 га – на 28745, а более 5 га – на 4068. Таким образом, в 1931 г карликовых (sic!) хозяйств (для них даже не приводилась площадь) насчитывалось 10,3 % (37810 из 367653), до 2 га 41 % (151002), 2-5 га – 37,8 % (139167), 5-10 га – 9,2 % (34137), 10-15 га – 1,2 % (3770), 15-50 га – 0,3 % (1104), более 50 га – 0,2 % (663).

В общем – четко видно массовое разорение мелких хозяйств, приводящее к увеличению количества батраков и безработных. А вот дальше автор приводит интересное заключение (цитируем): «…К сожалению, польская статистика не дает возможности сопоставить данные по разорению середняцких хозяйств, поскольку польские экономисты всячески пытались скрыть этот процесс и доказать их устойчивость …»

В Тернопольском воеводстве в 1921 г. хозяйств площадью до 2 га (общая площадь 145463 га) было 55,5% (138941). В 1931 г их стало 45,3 % (133238) с общей площадью 133344 га. Хозяйств 2,5 га общей площадью 250978 га в 1921 г. было 31,3 % (78477), а в 1931 г. уже 38 % общей площадью 352030 га (39,7 %). Но, если на на одно хозяйство этой категории в 1921 г. в среднем было 3,2 га, то в 1931 – 3,1 га.Середняцких хозяйств общей площадью 180924 га (26,4 %) в 1921 г. было 10,4 % (25967), то в 1931 г. – уже 13,6 % (39925) общей площадью 265867 га (29,98 %). Но, если на одно хозяйство этой категории в 1921 г. в среднем было 6,97 га, то в 1931 – 6,91 га. Хозяйств 10-50 га общей площадью 107072 га (15,6 %) в 1921 г. было 3,15 % (6768), а в 1931 - 3,1 % (9181) общей площадью 135257 га (15,26 %). Но при этом если на одно хозяйство этой категории в 1921 г. в среднем было 15,8 га, то в 1931 – 14,7 га.

В общем налицо дробление хозяйств – увеличение числа хозяйств при уменшении их площади, разорение мелких землевладельцев, обеднение крестьян и социально раслоение на селе.

В Станиславском воеводстве в 1921 г. в 1921 г. хозяйств до 2 га было 67,78% (159970), а в 1931 – 59,3% (165181), 2-5 га, соответственно, 24,3 % (57330) и 30,85 % (85884), 5-10 га – 5,96% (14047) и 7,5 % (20980), 10-50 га – 1,67% (4651) и 2,3% (). Всего на Станиславщине в 1921 г. было 236028 хозяйств, а в 1931 г. – 278437, но количество мелких возросло на 6211 при уменьшении их удельного веса на 8,45%.

Процессы – аналогичные.

На Волыни на 1 января 1932 г. число хозяйств до 2 га увеличилось до 112462 (до 27,3% против 14,2% в 1921 г.), их общая площадь составляла всего лишь 119075 га (6,4%). Увеличилось число крупных хозяйств до 43169 (площадью 473759 га (25,9%)) против 31170 в 1921 г. и середняцких – с 76899 в 1921 г. до 103851 (717883 га).

Наконец, в 1931 г в Польше было 3196 тыс. хозяйств, из которых 25,5% (747,1 тыс.) были до 2 га, 38,7 % (1136,1 тыс.) – 2,5 га, 5-10 га – 24,8 % (728,7 тыс.), 10-50 га - 11,0% (323,8 тыс.). При этом общая площадь в 1931 г. по сравнению с 1921 г. составляла: до 2 га 3,31% против 2,8%, 2-5 га – 13,5 против 11,2, 5-10 га – 19,37 против 17,3 и 10-50 – 21,83 против 20,6. При этом доля помещичьих земель сократилась с 30,35% до 25,81%, а земель общего пользования сельских общин – с17,74 до 16,62.

В общем, что ждало бы СССР, продолжись НЭПовский «эксперимент», прекрасно видно на примере Западной Украины – обнищание села и жесточайшее социально расслоение в чистейшем виде.

Интересны данные о поголовье скота в крестьянских хозяйствах (1921 и 1927 гг.). К сожалению, перепись 1927 г. не содержит данных о распределении скота по хозяйствам в зависимости от площади земель, не дает оценку скота по стоимости и продуктивности, а также не учитывает хозяйства, не имевшие хозяйственных построек, и площадью до 0,5 га (sic! – тогда были и такие???).

Автор трактует данные однозначно – «…Перепись 1927 года содержит материалы по обеднению западноукраинского села…»

Во Львовском воеводстве (386451 хозяйство) было 211358 хозяйств, которые имели лошадей в возрасте три и более лет. Из них – однолошадные 121358, двух – 82372, три и больше – 7118. В Станиславском (231636), соответственно, 98554, 63632, 32483 и 11439; в Тернопольском (255147) – 136457, 69972, 61327 и 5158; на Волыни (276408) – 187048, 59699, 118541 и 9808. В целом по Польше на 30.07.1927 было одноконных – 1321224, двух – 639125, трех – 48810, четырех – 19812 и пять и более – 22748 хозяйств (всего – 2051719), безлошадными было 183890 хозяйств. По Львовскому воеводству безлошадные и однолошадные хозяйства составляли 76,8%, Станиславскому – 85,0, Тернопольскому – 74,0, Волыньскому – 53,9, в целом по ЗУ – 72,3% (по Польше – 41,2%). Хозяйства с тремя и более лошадей составляли на ЗУ 2,1 % (по Польше – 2,5%), в частности, по Львовскому воеводству – 1,9, Станиславскому – 1,0, Тернопольскому – 2,0, Волиньскому – 3,2; двух лошадей, соответственно, 21,3, 24,0, 14,0, 42,9 %; на ЗУ в целом – 25,6 (в Польше – 26,2%).

Вот это и есть сельская беднота, которая пахала у крупных и частично средних землевладельцев.

По коровам в продуктивном возрасте (три года и старше) ситуация такова:
по Львовскому воеводству хозяйств с коровами было 348948, из которых с одной 176403, двумя – 134070 и тремя и более – 38475;
Станиславскому, соответственно, 187371, 130365, 44435 и 12571;
Тернопольскому – 208431, 161890, 9508 и 7013;
на Волыни – 230113, 145512, 63781 и 20820.

Хозяйств с одной коровой в продуктивном возрасте, но безлошадных насчитывалось во Львовском воеводстве 98625, Тернопольском – 72403, Станиславском – 77581, Волыньском – 46820, всего – 295429 (25,7%) из переписанных (в Польше таких хозяйств было 841377 или 26,8%).

Таким образом, на ЗУ высокий удельный вес составляли хозяйства без коров или с одной коровой. Из хозяйств, продававших молоко (три и более коров) во Львовском воеводстве было 9,9%, Тернопольском – 2,8, Станиславском – 5,4, Волыньском – 7,6, всего – 6,9% (в Польше таких хозяйств было 11,4%).

Вообще хозяйств без скота насчитывалось во Львовском воеводстве – 16316 (4,2%), Тернопольском – 13182 (5,2%), Станиславском – 16164 (7,0 %), Волыньском – 14911 (5,4%).

Наконец, данные об использовании наемного труда. Доля хозяйств, постоянно использовавших наемную рабочую силу, возрастала в соответствии с размерами землевладений: до 2 га – 2,4% (sic! – на этих клочках еще батраков использовали???), 2- 5 га – 6,3%, 5-10 га – 15,3 %, 10-15 га – 30%, 15-50 га – 45,2%. По Львовскому воеводствудоля таких хозяйств значительно выше средней: до 2 га – 4%, 2- 5 га – 9,6%, 5-10 га – 21%, 10-15 га – 36,6%.

Одной из причин обнищания села и разорения землевладельцев в ЗУ в конце 20-х – начале 30-х были различные налоги, подати и поборы, значительно увеличившиеся во время кризиса 1929-33 гг. Всего насчитывалось до 100 видов (sic!) налогов и поборов.

В связи с этим возросло количесвто убыточных хозяйств. По данным Высшего научного хозяйственного института в Пулавах на каждые 100 обследованных хозяйств в 1927-28 г убыточных было 3, в 1928-29 г. – 14, 1929-30 г. – 19, 1930-31 г. – 39, 1931-32 г. – 55. Общая задолженность на 1 га земли хозяйств 2-50 га в 1928 г. составляла 237,21 злотый, 1931 – 354,68 и 1933 – 341,61.

Но и это еще не все. Для крестьянских хозяйств была характерна значительная чересполосица, например, в селах Чортковского повета Тернопольского воеводства многие хозяйства имели по 7-15 земельных участков, разбросанных на растоянии шести и более километров от села. В связи с этом в июне 1923 г. польские власти приняли закон о комасации (переустройстве земель). Но наилучшие земли получили крупные хозяйства, а бедноте остались земли 3-4 класов – болотистые и неурожайные пустыри. За комасацию необходимо было уплатить более 20 злотых, более того, часто в результате перепроектирования крестьяне были вынуждены переселяться на новое место, где необходимо было строить дом и хозпостройки. Денег не было, поэтому часть земель продавали и влазили в долги. Долги часто были такого размера, что с молотка шли целые хозяйства, которые скупали крупные собственники земли, селившиеся по хуторам. Таким образом, ликвидация чересполосицы приводила к еще большему укреплению крупных и частично середняцких хозяйств и обеднению мелких землевладельцев.

Так же часть земель перешла крупным землевладельцам в связи с отменой сервитутов – прав крестьян на общее пользование лесами и пастбищами, принадлежавшими сельской общине. В результате этого крестьяне лишились прав сбора грибов и ягод и заготовки хвороста в лесах, пастбищ и права проезда через помещичьи земли – за это необходимо было платить или отрабатывать.

Таким образом, крупные землевладельцы богатели, а беднота все более разорялась и еле сводила концы с концами. Среди мелких землевладельцев крепкими были разве что сепциализированные хозяйства – выращивающие на рынок табак, картофель, лен, хмель, сахарную свеклу или разводившие скот.

Знаете, после такого неудивительно повальное бегство с Западной Украины, в том числе и через границу в УССР, а также популярность коммунистических и националистических партий и организаций. Более того, лично я не удивлюсь после такого газетным публикациям о фактах массового голода на Западной Украине в 30-х годах прошлого века.

А вообще, люди добрые – вот оно «замечательно» настоящее и «прекрасное» будущее современной Украины … возможно, не только ее …
------------------------------------------------------------------------------------

Зажиточная жизнь украинского крестьянства, 1925 г.
Газета «Правда» 14 марта 1925 г. публикует результаты обследования 10 000 жилищ украинских крестьян.


Посмотреть на Яндекс.Фотках

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Посмотреть на Яндекс.Фотках

НЭП, в колхозы не гонют, изобилие и достаток…
-------------------------------------------------

Буква закона «о трех колосках» была ох как строга, хотя я уже приводил примеры, что правоприменение была вполне разумным. Но как сами-то крестьяне боролись с воровством в собственных амбарах?





«Правда» от 20 марта 1925 г.
via [info]ihistorian 

А вот "Директивное письмо Днепропетровского обкома КП (б) У райкомам партии, райисполкомам,    начальникам политотдела МТС, совхозов, партячейки  "О необходимости повести решительную борьбу с нарушениями законности", в котором призывали повести непримиримую борьбу с фактами нарушения законности и издевательствами местного руководства над колхозниками, совершавшими мелкие правонарушения (это к вопросу наказания по "закону о трех колосках")

"
I
ЦК ВКП(б) и СНК СССР в мае месяце этого года обратились ко всем парторганизациям, ко всем органам советской власти со специальной директивой по вопросам ревзаконности, о необходимости особо четкого осуществления ее и развертывании особо жесткой борьбы со всеми нарушениями и нарушителями.
Обком КП (б) У и облисполком неоднократно в самой категорической форме обязывали партийные и советские организации развернуть решительную борьбу за дело проведения революционной законности.
Несмотря на все эти указания и директивы, во многих случаях на местах имеют место совершенно нетерпимые факты нарушения ревзаконности, исключительно безобразные явления, переходящие всякие границы.
За последнее время вскрыт ряд таких фактов нарушения ревзаконности, издевательств над колхозниками, отдельные гнойники (Ново-Московский, Пятихатский район - село Желтое).
Вы все знакомы с последним решением обкома КП(б)У по Н.-Московскому делу, суть которого сводится к тому, что в селе Афанасьевна имели место из ряда вон выходящие факты. Местная сельская власть в лице группы преступников, из которых часть пролезла в партию - братьев Пигур Ивана и Гаврила (первый из них председатель сельсовета, кандидат партии, второй - секретарь комсомольской ячейки, член правления колхоза), Семеняки Якова (завхоз коммуны "Дружба", бывший председатель коммуны, кандидат партии), Половинки Порфирия (член правления коммуны, член партии), Козыря Никифора (кандидат партии, зам. председателя сельсовета), Ляпатуры (комсомолец) на протяжении длительного времени занимались издевательством, избиением колхозников, приведших в ряде случаев избиваемых к смерти.
Наиболее характерным для действий этой озверевшей банды является истязание 14-летнего мальчика, сироты, который 5 лет работал в коммуне. Истязали его за то, что во время уборочной кампании, работая на поле, будучи голодным и опухшим, он съел полфунта хлеба в доме председателя коммуны. Ребенка избивали, подвешивали за шею веревкой, привязывали к балке, затягивали горло, требуя у него признания.
Дело по селу Афанасьевка слушает сессия Верховного Суда УССР. Дело это слушалось несколько дней тому назад в ЦКК КП(б)У. За это дело ЦКК КП(б)У исключила из партии бывшего секретаря РПК Зайченко, бывшего председателя райисполкома Комарницкого, начальника райотдела ГПУ, председателя райКК, прокурора, начальника милиции и др.
Преступления в с. Афанасьевка имели место уже после двукратного суждения об этом вопросе обкома, после того, как обком КП(б)У еще в начале июня вынес специальное развернутое решение по Н.-Московскому району по аналогичному делу.
Не менее тяжелый случай имел место в Пятихатском районе в коммунах "Шлях до комуни" и "Нова спілка" Желтянского сельсовета. Выявлен ряд случаев самосуда и расправы над колхозниками и бедняками и над отдельными единоличниками на почве совершения ими незначительных краж продуктов и вещей.
В июне месяце председатель колхоза "Шлях до комуни" Петренко, член партии, вместе с группой таких же как он преступников убили колхозника Ковбасу за кражу колхозных продуктов, которого после убийства бросили в колодезь. Труп был обнаружен только в октябре. В тот же период избили единоличника Коваленко, которого предварительно пытали на раскаленной плите.
Самое характерное, что этот единоличник, которого потом отпустили, ныне работает на одном из рудников в Кривом Роге и до сих пор никому не рассказал об этом, боясь жестокой расправы со стороны этих бандитов.
Еще более зверский факт имел место в колхозе "Нова Спілка". В этом колхозе озверелая банда из председателя колхоза с партбилетом в кармане, полевода, счетовода и ветсанитара били колхозников по лицу кирпичами, прищемляли пальцы дверьми и применяли ряд других видов издевательства.
Колхозники были настолько запуганы, что родные избиваемых и убиваемых, боясь мести со стороны этих бандитов, не заявляли об этом вышестоящим органам, не пускали своих же близких в дом.
Исключительно возмутительный случай в этом же колхозе имел место в период косовицы. Полевод собрал бригаду и предложил коллективно избить двух колхозниц за то, что они взяли по горсти обмолоченной ржи для приварка на обед. Когда колхозники отказались это делать, полевод в присутствии всей бригады предложил колхозницам лечь; когда они отказались - он повалил их сам на землю, оголил и стал сечь кнутом, а потом лозой. Всех избиваемых полевод предупредил, что если они кому-нибудь пожалуются, то будут немедленно убиты.
Уже в процессе следствия по делу этой банды было выявлено убийство детьми председателя колхоза и остальных правленцев 11-тилетней дочери колхозницы-беднячки.
Несколько дней тому назад органами ГПУ обнаружено безобразнейшее нарушение революционной законности, производство незаконных арестов, избиение колхозников в колхозе "Пятилетка" Копанского сельсовета Н.-Николаевского района. В этом колхозе зав. молочной фермой, зоотехник и ветеринар за малейшее нарушение труддисциплины, за несвоевременный выход на работу подвергали аресту колхозниц, малолетних детей, бросали их в темный сарай, после чего под охраной вооруженных колхозников направляли на работу.
Извращения штрафной политики, имеющие место во многих колхозах, в ряде случаев носят исключительно преступный характер. Зачастую, вместо того, чтобы использовать штраф как меру общественного воздействия против лодырей, симулянтов, прогульщиков, в целях повышения трудовой дисциплины, имеет место голое администрирование, дикий произвол, сведение личных счетов.
В Чубаревском районе имел место случай, когда правление колхоза и бригадир на глазах у сельской власти, партячейки, комсомола довели до самоубийства комсомолку-ударницу, которая покончила с собой вследствие безобразного голого администрирования по отношению к ней, в результате систематических, в большинстве случаев необоснованных, штрафований этой комсомолки.

II

Можно привести еще несколько таких случаев. Как правило, эти преступники, зачастую с партбилетом в кармане, довольно долго орудовали и делали свои гнусные дела, не только занимаясь систематическими избиениями, но и систематически обирая колхозы, производили крупные растраты, незаконно отбирали имущество у граждан и присваивали его себе. В ряде случаев отобрание имущества, по представлению этих бандитов, утверждалось райисполкомами и, как правило, райисполкомы не проверяли правильность отобрания имущества и куда оно девалось после отобрания.
В процессе следствия по всем этим случаям, как правило, выясняется, что вся эта публика является выходцами из кулацкого лагеря, в большинстве связанная с контрреволюционными элементами.
Обком и облисполком отмечают, что, к сожалению, все эти факты происходили зачастую под носом у наших районных руководителей. Все это делалось (избивали и даже убивали людей среди бела дня) очень часто на глазах у всего населения, которое почти не реагировало. Большинство этих фактов обнаружилось совершенно случайно в процессе следствия по другим менее важным делам, из отдельных писем в областные организации и т. д.
О чем свидетельствуют эти приведенные факты? О том, что многие местные органы власти, партийные организации недостаточно связаны с колхозной массой, не знают фактического положения вещей в каждом селе, в каждом колхозе, не знают состава своих кадров, не получают своевременной сигнализации о безобразиях, допускаемых в отдельных местах, зачастую не принимают никаких профилактических мер к предотвращению подобных безобразий, не поставлена на должную высоту массово-политическая работа, не использованы все рычаги для укрепления связи с массой.
Эти факты гнусного, дикого произвола, извращений и искривлений ревзаконности, штрафной политики, незаконных арестов, еще более многочисленные факты уголовных преступлений - воровства и краж говорят о том, что органы следствия и дознания, призванные охранять революционный порядок и права колхозников, работают очень плохо, во многих случаях засорены чуждым элементом и действуют на руку классовому врагу.
Эти факты свидетельствуют о том, что в ряде сел и колхозов до сих пор еще сохранились отдельные кулацкие гнезда, которые творят свое гнусное дело, часто на протяжении длительного периода времени безнаказанно, иногда под носом у районных партийных и советских руководящих органов, у милиции, прокуратуры и суда, которые не умеют, вследствие классовой слепоты и притупления классовой бдительности в отдельных своих звеньях, распознать врага и своевременно уничтожить его.
Обком и облисполком решительно требуют на фактах этих вскрытых гнойников особенно крепко развернуть борьбу за социалистическую законность, повести широкую массово-разъяснительную работу среди колхозников, чтобы последние быстро и полно начали реагировать на всякое малейшее нарушение революционной законности, взяться за детальнейшую проверку сельских кадров, чтобы каленым железом выжечь чуждый кулацкий контрреволюционный элемент, проявить максимум внимания и классового чутья к нуждам и повседневным интересам колхозников и колхозниц.
Конкретно необходимо быстро и решительно провести следующие мероприятия:
а) тщательно проверить все подозрительные по нарушению революционной законности села и колхозы, чтобы заблаговременно предупредить возможность возникновения безобразных явлений, выявлять всякие нарушения революционной законности с тем, чтобы быстро и немедленно их ликвидировать;

б) особенно четко и правильно проводить директивы ЦК ВКП(б) и СНК ССР от 8-го мая о ревзаконности. Проверка выполнения этой директивы выявила, что местные органы власти к проведению решений подошли формально, так как районное руководство не учло всей политической важности и серьезности этого мероприятия.
Судебные органы, органы прокуратуры не добились должного сдвига в проведении этого решения. За всякий пустяшный проступок, где можно обойтись общественным порицанием, в отдельных случаях присуждали на 2-3-5 лет. Были случаи, когда за кражу нескольких колосков бедняков судили по закону от 7 августа 1932 г., т. е. приговаривали к 10 годам лишения свободы. На практике имеют место случаи, когда суд решает в отношении кулака и бедняка, совершенно забывая о необходимости максимально усилить репрессии по отношению к контрреволюционным, кулацким, вредительским, антисоветским, петлюровско-махновским элементам.

в) категорически воспретить производить аресты кем бы то ни было, кроме органов и лиц, которым это право предоставлено по закону и по директиве ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 8-го мая (прокуратура, ГПУ, милиция).

г) Секретари РПК, начальники политотделов, председатели РИК обязаны уделить большое внимание вопросам ревзаконности. Вменить в обязанность председателей райисполкомов принимать регулярно и заслушать жалобы колхозников и единоличников; принимать заявления от колхозников и единоличников как в райисполкомах, так и непосредственно в сельсоветах.
К сожалению, в большинстве случаев председатели райисполкомов, приезжая в село или колхоз, либо совершенно не заходят в сельсовет, либо если заходят, то никогда почти не спрашивают приходящих в сельсоветы граждан, не принимают от них жалоб, не интересуются их нуждами.

д) Председатели РИК должны регулярно посещать арестные помещения, проверять на месте непосредственно за что люди сидят, и при выявлении малейших ненормальностей в этом деле принимать необходимые меры к их устранению.

е) ГПК, РНК, политотделы должны немедленно заняться за быстрое упорядочение политики штрафов в колхозах ликвидировать всякие малейшие искривления и попытки использовать штрафную политику в контрреволюционных интересах.
Надо исправить все случаи неправильного наложения штрафов трудоднями.
Путем широко развернутой массовой работы необходимо внедрить в каждом колхозе, что штрафовать надо только лодыря, прогульщика и симулянта, ни в коем случае не злоупотребляя этим рычагом, применяя его только тогда, когда требуется изложить взыскание за действительное нарушение трудовой дисциплины, и в размерах, установленных законом.

ж) Втянуть и вовлечь в активную борьбу за революционную законность всю партийную организацию - каждого члена партии, каждого комсомольца, каждого пионера с тем, чтобы вокруг этого дела создать такую обстановку, при которой колхозник, не пугаясь, не боясь, смело и немедленно реагировал бы на все безобразные нарушения и искривления социалистической законности.
Обком и облисполком предлагают обсудить настоящее письмо на бюро РПК (одновременно заслушав отчетные доклады о состоянии ревзаконности по району) на всех партийных ячейках, на совещаниях работников политотделов для того, чтобы наметить конкретные мероприятия по каждому колхозу, по каждому селу и району в целом в деле развертывания решительной борьбы за социалистическую законность, решительную борьбу со всякими нарушениями и искривлениями ее.

Секретарь обкома КП(б)У К. Григорьев

Председатель облисполкома И. Гаврилов"
 

Голод 1932-1933 років на Україні: очима істориків, мовою документів / Кер. кол. упоряд. р. Я. Пиріг. - К.: Політвидав України, 1990. - 605 с.

Tags: история, ликбез, полезное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments