govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Categories:

Из залежей на винте

Гопники

- Эй, козел, дай закурить! - послышалось сзади, и Витя оглянулся. Его догоняли четверо здоровенных парней.
"Гопники," - подумал Витя и, ответив:
- Не курю, - прибавил шаг.
- Тогда дай рубль до понедельника! - не отставали гопники.
- Нету денег! - соврал Витя и побежал.
- Стой! Куда! - припустили за ним гопники.
Витя на бегу вытащил из кармана лимонку и, не оглядываясь, бросил назад, и тут же нырнул в кювет, прижавшись к сырой, пахнущей осенью земле.
Рвануло.
Витя вылез из канавы и, не задерживаясь, пошагал дальше.
- Сволочи, - думал он вслух, на ходу очищая пиджак от грязи.
- Такую отличную гранату испортил...

Голуби

В последнее время у литератора Дамкина обнаружилось новое хобби: как только у него появлялись хоть какие-нибудь деньги, он покупал килограмм чего-либо, причем, подлец! выбирал чего подороже - то изюм, то грецкие орехи - и кормил голубей.
- Совсем Дамкин съехал, - жаловался его соавтор литератор Стрекозов.
- Я же не виноват, что я добрый и люблю голубей! - возражал Дамкин. - А им тоже кушать хочется.
- Вот и корми их хлебом! Так ведь нет! Ты всякую фигню подороже покупаешь!
- Ну ты и жадина, Стрекозов, - удивился Дамкин. - А если тебя только хлебом кормить и больше не давать ни пива, ни воблы? Жадина-баранина!
- Сам ты задница говяжья! - обиделся Стрекозов. - На что я пива куплю, когда ты все наши деньги на этих мерзких голубей перевел?!
- Ты ничего не понимаешь! - молвил Дамкин, рассыпая по асфальту килограмм тыквенных семечек. - А еще литератор! Посмотри, ведь это же почти как люди! Вот этот с перебитой ногой - инвалид, никто его не любит, все отталкивают, обжирают. Он такой грустный...
- Как я, - сказал Стрекозов.
- А вот этот - гопник. Смотри, как всех гоняет и все сам жрет! Ну, ведь круто, а?
- Фу! - плюнул Стрекозов. - Какие они жадные, противные! Жрут и жрут! Вот этот толстый сейчас вообще лопнет от жадности!
- Да брось ты, - кротко сказал Дамкин. - Божья птичка...
И тут "божья птичка" лопнула от жадности.
- Вот черт! - только и вымолвил пораженный Дамкин, разглядывая загаженные брюки. - Ну и сволочь!
- Я же предупреждал, - злорадно ухмыльнулся Стрекозов. - Лучше бы пошли пиво пить.
- Много не пей, - сказал Дамкин. - А то тоже лопнешь.
- Я же не от жадности пью, а от жажды, - возразил Стрекозов. - Да и как выпьешь много, ты ведь почти все деньги потратил на своих дурацких голубей!
- Но зато как он взорвался! – про,тянул Дамкин с восхищением и, призадумавшись, добавил, - Да... Однако, плохо быть жадным...

Жадность

На площади Цезаря Куникова стоял сияющий, как египетский апельсин литератор Дамкин с мешком арахиса. Весьма довольный собой, литератор тщательно очищал орешки от шелухи и кормил ими голубей.
- Глупая птица голубь, - приговаривал он. - Жадная!
Жадные голуби клевали неожиданные подарки судьбы и от жадности лопались, словно огромные мыльные пузыри. Радостно вскрикивая при каждом лопнувшем пузыре, Дамкин хлопал себя по коленкам и оглушительно ржал.
Но слишком долго ему радоваться не пришлось. Злобно урча, подъехал желто-синий милицейский "Рафик", три здоровенных мента скрутили известного литератора и отвезли в отделение, где Дамкин был оштрафован на десять рублей за то, что пачкал площадь Цезаря Куникова внутренностями лопнувших голубей.
- При чем тут я? - разводил руками Дамкин. - Я только кормил птичек орешками, а уж взрывались-то они сами! Кто знает, какими радиоактивными отходами они на московских помойках питаются? За это надо не меня, а Моссовет штрафовать! Совсем улицы перестали убирать!
Но доводы Дамкина ни на кого впечатления не произвели, оштрафовали, конфисковали арахис и вытолкнули бедного литератора на улицу, наподдав при этом ногой по заднему месту.
Таким образом Дамкин на своей заднице испытал, какие сволочи эти менты, и решил написать об этом новый гениальный роман.
А оставшийся после кормежки голубей арахис сожрали так невежливо обошедшиеся с литератором милиционеры. Жаль, что Дамкин уже ушел, а то бы он порадовался, глядя, как стражи порядка лопаются от жадности, забрызгивая стены отделения своими вонючими внутренностями.

В электричке

Вовка сложил газету и последний раз взглянул в окно, где мимо поезда пробегали деревья и уже начал пробегать знакомый желтый забор, по которому Вовка ориентировался, что скоро его станция.
Засунув газету в карман, Вовка поднялся и, хватаясь за ручки на лавках, пошел в тамбур - на выход. В тамбуре стоял толстый противный мужик с поросячьим лицом. Выпуская целые тучи вонючего дыма, мужик курил отвратительную "беломорину".
- Товарищ, - вежливо сказал Вовка, который сам не курил и абсолютно не выносил папиросного духа. - Вы читать умеете?
- Ну! - хрюкнул "товарищ".
- Вот тут специально для таких, как вы, висит табличка "Не курить!". Вы что, не можете дождаться, пока на улицу выйдете?
- Что? - противный мужик дыхнул Вовке прямо в лицо. - В вагоне сиди, козел!
- Извините, но мне сейчас выходить, поэтому я тут и стою. Но это никоим образом не значит, что я должен дышать вашим никотином.
- Да не дыши! - заржал мужик. - Кто тебе не дает?
- Тут написано "Не курить!", а вы курите!
- Ты что, сильно грамотный, - прищурился мужик. - Больше всех надо, да?
- Просто противно нюхать этот дым.
- Да мне наплевать!
- А вот если я тут пукну, каково вам будет? Кстати говоря, таблички "Не пукать!" тут нет, так что имею право. А?
- Да пошел ты!
- Ну что ж, - философски вздохнул Вовка. - Вы сами напросились, пеняйте на себя!
И Вовка оглушительно пукнул.
Густая вонь заполнила тамбур. Толстый курильщик выронил "беломорину", закашлялся и, схватившись за горло, упал без сознания. Запах распространялся, пассажиры, зажимая носы, побежали в соседние вагоны.
Вовка сочувственно покачал головой.
- Из-за одного мерзавца с папиросой столько людей терпят такие неудобства! - и Вовка пнул валяющегося на полу мужика по заднице.
Электричка подъехала к станции, двери раздвинулись, и Вовка вышел на свежий воздух.
Не курите в электричках, друзья! Можно нарваться на Вовку...


Пошляк
- Ты очень пошлый. Ты рассказываешь женщинам в кровати неприличные анекдоты!
- Ну, я этому посвятил пол-жизни...
- Как! Женщинам?
- Нет, анекдотам.

Профессионалы
Профессиональный убийца Сиволапов был убит кирпичом, брошенным с девятиэтажного дома профессиональным строителем Сидоровым. Строитель Сидоров был пьян.

Следователь

Следователь Прокуратуры Константин Васильевич Долбанный очень стеснялся своей фамилии. Скажешь кому-нибудь "Следователь Долбанный", и сразу на морде этого уголовника - мерзкая ухмылка. А когда подследственного посадят, он еще и кричит вслед: "Долбанный следователь!"
Согласитесь, неподходящая фамилия для следователя Прокуратуры!
Долго мучался Константин Васильевич и, наконец, придумал, как избавиться от своей плохой фамилии. Он решил жениться и взять фамилию жены. Выбрал девушку с красивой фамилией Иванова и, сделав предложение, через месяц сыграл свадьбу. И стал Ивановым.
А через неделю после свадьбы Константина Васильевича зарезал в подъезде бывший любовник его молодой жены...
Мораль: Лучше быть живым Долбанным, чем мертвым Ивановым!

Сообщение правительства
В честь годовщины августовского путча устроить в Москве праздничную демонстрацию у Белого дома и праздничное военное патрулирование с использованием танков, бронетранспортеров и другой военной техники. Праздничный расстрел демонстрантов начать
в двадцать ноль-ноль...

Шашлыков и нудисты

Спросил как-то Сидоров у Шашлыкова, как он относится к нудистам.
- Плохо отношусь, - ответил Шашлыков.
- А почему?
- Ну-у, - задумчиво протянул Шашлыков, - это такие нудные люди, такие скучные, противные...
- Да нет! - воскликнул Сидоров. - Я имею ввиду натуристов!
- Ну да, - согласился Шашлыков. - Эти нудисты все время нудят, нудят, да через слово фразу "в натуре" вставляют. Это так утомительно...
- Ты не понял! - Сидоров зачем-то покрутил у виска пальцем. - Я тебе не про нудных говорю, а про нудистов - тех, кто любит купаться голыми!
- Ах, про голых! Ну, баню я люблю. Выйдешь, бывало, после парилочки, да пивка пару бутылочек, да с воблочкой...
- Эх! - махнул рукой отчаявшийся Сидоров, сделав вывод, что Шашлыков такой тупой, ни хрена в нудизме не понимает.
И пошел Сидоров искать кого-нибудь еще, лелея цель пригласить его с собой на нудистский пляж.
На самом деле Шашлыков не был таким тупым. Он не только прекрасно знал, что такое нудизм, кто такие натуристы, но еще и очень любил купаться без одежды.
А еще он знал, что Сидоров - скрытый гомосексуалист, и идти с ним вдвоем на нудистский пляж Шашлыков очень опасался!


Эротическая сказка

Литератор Дамкин ворвался в комнату, как ураган. Его соавтор литератор Стрекозов удивленно поднял голову от интересной фантастической книжки, которую у них забыл их друг Карамелькин.
- Стрекозов! - радостно сообщил Дамкин. - Ты слышал?
- Нет, а что?
- Я нарыл литературный заказ для эротического журнала "Плейбой"!
- И что, интересно, мы можем написать для "Плейбоя"? - с сомнением спросил Стрекозов. - Похождения литератора Дамкина по бабам-с?
- Имеется заказ написать эротическую пародию на какую-нибудь сказку! - выдохнул Дамкин и уселся в кресло.
- И ты считаешь, мы можем это сделать?
- Почему нет? - удивился Дамкин.
- Да потому, что любая наша пародийная идея на сексуальные темы тут же перетечет в порнографию. Ты сам подумай, Дамкин, разве ты сумеешь обойтись без пошлостей?
- Ну-у, - протянул Дамкин. - Вот, скажем, история Золушки и прекрасного принца с хрустальной туфелькой. Какую тут можно придумать пошлость?

- Молоденькая девушка страдает от отсутствия любовника и тайком мастурбирует у камина. Две ее сестры-лесбиянки занимаются любовью друг с другом. Мачеха изменяет отцу направо-налево. Тут король страны объявляет бал, потому как наследный принц - импотент, и та девушка, которая сумеет
расшевелить принца, станет его женой...
- Стоп! - воскликнул Дамкин. - Этот сюжет нам не подходит. Действительно, очень пошло. А вот, например, Бременские музыканты.
Стрекозов пожал плечами.
- Зоофил трубадур живет с котом, собакой, ослом и петухом. Выступая во дворце, он знакомится с принцессой, они проводят ночь любви, но принцесса не удовлетворяет извращенца-трубадура, и он сбегает со своими старыми любовниками. Однако, принцессе во дворце скучно, вокруг одни импо-
тенты, и она бежит следом за возлюбленным...
- Н-да, - молвил Дамкин. - А про волшебную лампу Аладдина?
- Задроченный подросток Аладдин, которого все вокруг дразнят "урюком", занимается онанизмом. Его застает за этим занятием злой колдун и, притворяясь гомосексуалистом, соблазняет мальчика забраться в пещеру и достать оттуда лампу, якобы для освещения их любовных игр...
- Пошлятина, - согласился Дамкин. - Малыш и Карлсон?
- Педофил Карлсон грязно пристает к Малышу, приговаривая "Спокойствие, только спокойствие! Ерунда, дело житейское!"...
- Красная Шапочка?
- Еще хуже. "Почему у тебя такой большой член?" - спрашивает девочка у серого волка...
- Фу!
- А я тебе что говорил?
Дамкин задумчиво почесал затылок и, загибая пальцы, перечислил:
- Стойкий оловянный солдатик...
- Задумайся, что это в солдатике может быть стойкого?
- Дюймовочка...
- Это явно про член не больше дюйма в длину, который ищет для себя подходящую...
- Три толстяка...
- Групповуха.
- Ты прав! - сдался Дамкин. - Действительно, без пошлости и порнографии написать эротическую пародию мы не сумеем!
- Я всегда прав, - гордо заявил Стрекозов, - ну, может быть, кроме тех случаев, когда я не прав, - и литератор вернулся к чтению интересной книжки, от которой его оторвал соавтор.

(с) Павел Асс
Tags: юмор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments