November 7th, 2021

Дереву рыбный суп! Суп!

Про жадных коммерческих авторов

и "воду" в книгах
В первой половине 19 века в традиционном французском книгоиздании произошла так называемая "40-франковая революция".

В 1836 г. журналист Эмиль де Жирарден основал газету «Ла Пресс» — первую из газет, которая начала печатать в коммерческих целях историко-приключенческие романы-фельетоны с продолжением. Подписная цена на эту газету была 40 франков — вдвое дешевле всех других подобных изданий.

Стартап оказался более чем успешным, и вскоре остросюжетные романы печатали практически все СМИ, перекупая друг у друга модных авторов за бешенные бабки.

Что это означало? Это означало доступ к романам широких масс. Цена на книги была конская - купить фолианты, переплетенные в тисненную свиную кожу, мог себе позволить не каждый буржуа. Газеты же стоили копейки, и читать печатающийся там с продолжением роман мог себе позволить любой грамотный француз.

Так появился феномен, который знаменитый французский критик Сент-Бёв (на фото) назвал "промышленной литературой". Сегодня бы сказали - "литература стала бизнесом".

Sainte-Beuve

Как же традиционная критика восприняла "промышленную литературу"?

В 1839 году автор этого термина Шарль Огюстен де Сент-Бёв выпускает программную статью "Меркантилизм в литературе".

В отличие от многих других эту статью и сегодня читать чрезвычайно интересно. Настолько интересно, что я даже сделал выписки, которые и предлагаю вашему вниманию:
Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Что бывает,

когда царь правильный


Летом 1608 года, в самый разгар Смуты, у нас снова случился сильный неурожай. Хлебные спекулянты тут же скупили все излишки и взвинтили цены - хлеб в Москве стал стоить фантастические 49 рублей за четверть.
Повторение голода 1601 года пугало всех до липкого кошмара, но у казны не было ни хлеба, ни денег - все съедала война всех против всех.
Василий Шуйский, как бы там кто к нему не относился, среагировал быстро и ловко.
По приказу царя, всех московских "барышников" согнали в церковь "для увещевания". Царь лично попросил их:
- сбавить цены до приемлемого уровня;
- простить должникам кабальные кредиты на хлеб.
Барыги наотрез отказались.
Collapse )