January 10th, 2021

Дереву рыбный суп! Суп!

ЖИР ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Читая поток новогодних чертыханий на 2020-й год, я преисполнялся чувством общности, мол, мы все в этом вместе, но тут же вспоминал, что это – иллюзия.

Социальная сеть показывает мне искажённую реальность. Её образ опосредуют алгоритмы, предугадывающие мои предпочтения на основании моего поведения в прошлом: что я читал, кого лайкал. В итоге каждый из нас питается призраками самих себя, и заперт не только в пузыре себе подобных, а именно что в прошлом – твоём персональном вчера. Это вчера является источником дохода корпораций, владеющих социальными сетями, и обладающих достаточной властью, чтобы заткнуть любой неугодный рот, даже если он принадлежит президенту страны.

Всё это – политическая проблема: проблема не/демократического контроля над информацией и её обменом; проблема принципов социального менеджмента, и отсутствия государства как народного представительства. Но это не проблема социальных сетей как инструментов, которые лишь наследуют дизайн текущей политической системы. И выражают её идеологию: рыночный консерватизм, который обороняет статус-кво, и предотвращает любую организацию перемен.

Удаление своего аккаунта или хитрости при его использовании (лайканье всех, с кем ты не согласен, чтобы видеть их посты) не меняет ни дизайн инструментов системы, ни положение разобщённого общества, которым правит крупный бизнес.

2

Над океаном чертыхавшихся на 2020-й год людей живут те, кто не понимает, почему народ зафукал их совершенно искреннюю попытку исполнить в начале карантина “Imagine” из своих имений, или сложить из яхт слоган: we’re all in this together. Это не издевательство, не цинизм богачей. Они просто живут в своём мире, и, в лучшем случае, понимают, но не переживают опыт других верств.

Поэтому я не удивляюсь, когда в одной IG-сториз мой друг, – ветеран военно-морских сил США, – ищет “любую”, уже третью, работу, и запускает кампанию GoFundMe, чтобы заплатить за коммуналку, а в следующей – моя знакомая жалуется на то, что из-за ковида отменился её частный круиз.

Речь не о том, что ветеран – хороший, потому что бедный, а знакомая – плохая, потому что богатая. Речь о том, что люди, разобщённые неравенством, не могут быть обществом, так как живут в параллельных вселенных, и не совпадают в своих интересах, которые задаёт их социальное положение. Из этого правила бывают исключения, но в целом – “сытый голодному не товарищ”.

3

Сегодня “хор имени Леннона” предлагает заплатить десятки тысяч долларов за первое место в очереди к вакцине, чего не может себе позволить ни медсестра, ни учитель, ни доставщик, который развозит обеды тем, кому посчастливилось иметь возможность работать из дома.

Мы не просто не все в этом вместе. Мы – не один народ, даже когда живём в одном обществе под одним национальным флагом. Пропасти между классами и идентичностями превращают наше общество в разговор немого с глухим. Песни “хора имени Леннона” не понятны “хору имени Ленина”, и наоборот.

Чего не могут себе представить знаменитости, исполняющие песню “Представь”, так это нас, и мира, где у человека нет ни желания, ни возможностей “подрезать” медсестру в очереди за вакциной. Радуясь победе на выборах в США очередного системного кандидата, они, кажется, так и не поняли, что 2020-й год стал годом смерти главной идеологии нашего времени – неолиберализма.

Эту смерть не стоит путать со смертью системы. Совок не даст соврать: система может просуществовать ещё десятки лет после гибели веры в себя – в состоянии, которое Алексей Юрчак называл гипернормализацией, когда все понимают, что система прогнила, но находятся настолько глубоко “в ней”, что не представляют альтернативы, и начинают взаимно притворяться, что всё нормально, и жить в фальшивой скорлупе привычного мира, пока, наконец, и она не даёт трещину.
Collapse )