November 26th, 2019

Дереву рыбный суп! Суп!

Проблемы электрификации царской России

"В первом десятилетии ХХ в. из 1063 городов и поселков городского типа (с населением свыше 10 тыс. жителей) Российской империи водопроводы общего пользования были только в 219 (20,6 % от общего числа), при этом каждый пятый населенный пункт не имел правильного водоснабжения. В 11 городах работала сплавная канализация общего пользования, в двух городах были канализационные устройства для отвода нечистот и атмосферных осадков, и в шести городах сооружение канализации было только начато, т. е. канализация была или устраивалась в 19 городах (1 % при учете действовавших и 1,8 % с учетом строившихся). Из остальных городов нечистоты вывозились, причем их количество колебалось в пределах 5—20 %, прочее оставалось в почве или спускалось в открытые водоемы. Из 114 городских поселений нечистоты вообще не вывозились. Муниципальные ассенизационные обозы имелись только в 84 городах (около 8 %). Почти в половине населенных мест не существовало мощеных улиц, а в трети замощение не превышало 25 % протяженности улиц и снижалось в ряде случаев до 0,5 % площади населенных пунктов. Электростанции до революции работали всего в 61 городе. По разным сведениям, 12–15 % населенных пунктов не имели наружного освещения, а в 70 % городов, имевших искусственное освещение, оно было преимущественно керосиновым. При этом газовое освещение имелось в 104 городах (около 10 %), а электрическое – в 134 (около 13 %). В двух третях городов на каждый фонарь приходилось от 500 до 6000 саженей[68] улицы, т. е. города (особенно их окраины) были обречены на полутемное существование. Средства сообщения находились «в зачаточной стадии развития»: трамваи разного рода были лишь в 35–42 городах (3,3–4 % всех поселений), а автобусного сообщения «почти не было»[69].
В отсутствие водопровода население вынуждено было пить «собственные нечистоты», что порождало эпидемии и массовую смертность. Например, в 1908–1910 гг. в Москве умирало 28,1 человека на 1 тыс. жителей, в Туле – 28,5, Архангельске – 31,7, Пензе – 33,0, Екатеринодаре – 37,3, Твери – 39,7, Омске – 41,6, Нижнем Новгороде – 42,9, Костроме – 43,4 (смертность на уровне африканских и азиатских городов). Подобная ситуация во многом объяснялась скудостью финансовых средств: 40 % поселений имели годовой бюджет не более 25 тыс. руб. на город, 37 % – не более 100 тыс., и только наиболее крупные города имели бюджет, обеспечивавший «проведение элементарных требований городского благоустройства». При этом около двух пятых бюджетов городов расходовалось на содержание правительственных органов. В целом расходы на благоустройство городов (26,1 млн руб.) составляли, к примеру, лишь около половины расходов на содержание Синода (44,2 млн руб.)[70].
Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Про попу-ля-ризаторов,

коллапс и Гренландию
Продолжаем варварски топтаться по “популярной концепции” Джареда Даймонда. В предыдущей серии выяснилось, что коллапс и геноцид на острове Пасхи учинили приплывшие туда европейцы, а не неумелое хозяйствование аборигенов, приведшее их к “экологической катастрофе”. В комментариях к посту я достаточно осторожно написал, что то, как Даймонд подает историю с островом Пасхи ставит под большое сомнение его добросовестность, как исследователя - и, возможно, что с Гренландией и Китаем тоже все не так очевидно. И что вы думаете?

Статья за март 2017го года Why Did Greenland’s Vikings Vanish? излагает точку зрения Томаса МакГоверна (Thomas McGovern), археолога с сорокалетним опытом исследования Гренландских поселений. И, да, с Гренландией у Даймонда тоже все плохо.

Джаред считает, что викинги гордо не пожелали взять пример с местных аборигенов и перейти на морскую диету, а вместо этого пытались земледельствовать по-старому.

Большие завалы костей морских котиков и микроэлементный состав скелетов, найденных на месте поселений доказывает обратное.

Далее, викинги приплыли в Гренландию совсем не земледелия ради (мне всегда казался странным этот кусок истории - зачем, зачем переться на еще более холодный север, если под боком есть Европа, которую можно вполне безнаказанно… окучивать, скажем так) - они искали моржовые бивни, которые ценились на материке не меньше чем слоновая кость. Они истребили моржей в Исландии и обратили свои взоры на Гренландию.

В статье есть любопытная цифра - колонисты платили десятину королю. Сохранился документ про отгрузку одного судна в Бергене в 1327 году. Бивни 260 моржей стоили больше чем вся шерстяная ткань, отправленная королю 4000 исладнскими фермами за шестилетний период.

В общем, вопреки бытовавшему мнению, Гренландия была населена не столько фермерами, которые время от времени охотились на моржей, сколько охотниками на моржей, которые время от времени фермерствовали, чтобы меньше продовольствия везти из Метрополии. Ситуация с земледелием не просто не ухудшалась - почва даже улучшилась через несколько поколений земледелия. При этом колония все равно зависела от импорта - железо, зерно, дерево. Однако, пока моржовые бивни были в цене - это не представляло проблемы.
Collapse )