November 14th, 2016

Дереву рыбный суп! Суп!

Детей приносит аист

wmalinowski_trobriand_isles_1918

Бронислав Каспар Малиновски среди аборигенов Тробриандских островов, 1918 г.

В продолжение темы «Ласточки зимуют на дне водоёмов«

«В начале 20 века Бронислав Малиновски провел довольно долгое время на вот этих островах, наблюдал жизнь людей, изучил их язык, культуру, собрал и обобщил массу материала.

Одним из самых значительных и важных для понимания местной культуры аспектов мировоззрения дикарей является то, что они не проводят причинно-следственной связи между половым актом и зачатием ребенка. Более того — они ее активно отрицают. Считается что ребенок имеет родственную связь только с матерью, отец же — это просто «мужчина, живущий с матерью». Муж активно помогает выращивать детей, заботится о них, но он не «родственник».

Поэтому родственниками у каждого человека являются только братья и сестры и родственники по материнской линии.

Наиболее выраженным (и странным для нас) последствием подобных взглядов является наследование. Собственность мужчины, его положение в племени, титулы и прочее переходит не его детям, а детям его сестры. При жизни он может отдавать все эти вещи своим сыновьям, но это лишь временная передача, настоящие наследники следят за подобными дарами, и после смерти они забирают все. Интересно, что если детям мужчина может вещи дарить, то настоящим наследникам при жизни он может все эти вещи лишь продавать.

Существуют правила, которые Малиновски считает компенсирующими механизмами подобного отношения к отцовству. В обществе принято подчеркивать что дети похожи на своего отца и хвалить эту схожесть. Сходство же с родственниками по материнской линии считается постыдным и это не обсуждается, а даже отрицается. Сказать, что два брата похожи друг на друга — это серьезно оскорбить их. И все вокруг будут активно отрицать, что между ними может быть какое-либо сходство. При этом вполне нормально указывать на то, что каждый из них является ну просто вылитой копией своего отца (несмотря на очевидное для нас противоречие в подобной логике).

Collapse )

Дереву рыбный суп! Суп!

Интересный нюанс

Влияние России на президентские выборы в США ныне неоспоримо. Ибо главным американским вопросом после победы Дональда Трампа стал традиционно главный русский вопрос. Кто виноват?

И пока необразованная половина страны мирно пьет свое пиво, вторая, образованная половина страны неистово ищет виновных. Среди самых подозреваемых, конечно, Facebook. Штаб-квартиру компании в Менло-Парк пока еще не подожгли, но напряжение растет — теперь в Кремниевой долине просто опасно произносить слово «Трамп».

Facebook обвиняют в том, что он неправильно показывал новости. Якобы фейковые новости имели тот же приоритет, что и настоящие. «Настоящие» здесь — это выпущенные изданиями, поддерживающими Хиллари Клинтон, что вовсе не гарантирует их достоверность. А поскольку «фейковые» (то есть — за Трампа) новости нравились сторонникам Трампа больше, чем настоящие (то есть — за Клинтон), то поэтому сторонники Трампа видели больше фейковых новостей, и меньше настоящих. А сторонники Клинтон наоборот — видели только настоящие новости, а фейковые не видели, и поэтом не могли оценить реальный уровень поддержки Трампа (!!) и предпринять ответные действия.

Марк Цукерберг оправдывается — мол, это не он, это робот. А роботу всё равно, кто первоисточник.

Этот вот равнодушный робот, уравнивающий CNN c любым уверенным в себе блогером — важнейший для осмысления фактор даже не этих выборов в США, а новой медиа-реальности вообще.

Трамп потратил на кампанию в 4 раза меньше, чем Клинтон, но в интернет вложил в 4 раза больше, чем Клинтон. Это довольно странно для демократов — ведь интернет был одним из важных факторов уже в кампании Барака Обамы в 2008 году. Что же произошло с 2008 года?

Очень просто — интернет переместился в карманы. В 2008 году интернет стоял на рабочих столах тех самых «образованных жителей агломераций», на которых опираются демократы. А у «необразованных жителей деревни» ни рабочих столов, ни компьютеров на этих столах не было. И катастрофической ошибкой демократов было полагать, что это так и теперь. Рабочие столы у реднеков, конечно, не появились. А вот телефоны с интернетом в карманах как раз появились. А вместе с таким телефоном в кармане у каждого появился свой маленький Трамп.

И количество, в полном соответствии с диалектикой, неизбежно перетекло в качество. Монополии «образованных» на интернет больше нет. Демократы ошибочно полагали, что аудитория того же Facebook и так будет за них (ведь так было в 2008м!), поэтому не стоит тратить на это деньги. Но Facebook теперь — давно уже не сеть для студентов. И новости в нем распространяют не эти пылкие студенты, а бездушный робот, которому всё равно.

Точно так же рухнула монополия «качественных СМИ» на информацию, поскольку от унылой статьи какого-нибудь Ремника в The New Yorker сводит зубы, а фотожаба, на которой Берни Сандерс, обнимающий Хиллари Клинтон, держит за ее спиной бумажку с надписью «Голосуйте за Трампа» — это весело. И наплевать на ее достоверность.

Демократы сейчас кричат о необходимости защитить демократию. Но ведь прошедшие выборы — это и есть настоящая демократия. Избирательное право снова стало действительно всеобщим. Благословенные времена, когда говорящие головы в дорогих костюмах рассказывали избирателю с экрана телевизора суть вещей, миновали. И теперь лучший агитатор — это не тот, у кого бюджет больше или бренд толще. А тот, у кого слова интереснее. Тот, кто веселее. И сам факт поддержки кандидата крупными средствами массовой информации больше не важен. Если, конечно, Марк Цукерберг под пытками огнем не переделает своего робота (что, кстати, вполне вероятно).

Не готова к этой всеобщности оказалась и современная американская социология. Математические методы не подвели — до самого последнего дня замеры показывали равную в пределах допустимой погрешности поддержку обоих главных кандидатов. Но выводы из результатов этих замеров делались неверные, поскольку разница в пределах погрешности всегда истолковывалась в пользу кандидата, поддерживаемого СМИ. Да я бы и сам так истолковывал до минувшего вторника. Ведь это же очевидно — если тебя поддерживает CNN, то ты круче! Но не всегда очевидное верно. И одна только газета Los Angeles Times истолковывала эту разницу в пользу Трампа. Думаю, теперь ее методика (над которой во время кампании все смеялись) будет востребована и остальными. Главное — не продешевить.

И еще один важный вывод касается лицемерия. Высокое искусство профессиональных политиков произносить многочасовые речи, исполненные звенящей пустоты, больше не нужно. С избирателем надо говорить на его языке. У людей тонкой душевной организации принято ахать и охать над произносимыми Путиным раз в полгода солеными шутками. А избирателю нравятся такие шутки. И избиратель оценивает их голосами. Как оценил он голосами то, что говорил Трамп.

И, кстати, когда в следующий раз люди тонкой душевной организации будут говорить вам, что результат Путина в 92,84%, например, в Дагестане — это не потому, что избиратель ему доверяет, а потому, что накрутки, покажите им результат Хиллари Клинтон в округе Колумбия, где Вашингтон.

Хиллари Клинтон набрала там те же 92.8%.
LENTA.RU

Дереву рыбный суп! Суп!

За жизнь

Аэропорт Анталии 09.09.2016 4 часа утра. С балкона открывается вид на окна регистрации на рейсы. Идет регистрация на следующие рейсы, слева направо. Внуково, Винница, Баден-Баден и Тель-Авив.
Украинская очередь сразу же бросается в глаза разноцветьем позолочено-блестящей мишуры на крикливых женщинах, спортивными штанами и сланцами на мужчинах.
Очередь на Москву: люди стоят спокойно, переговариваясь вполголоса, вновь прибывшие пристраиваются в конец очереди.
Украинская - шумная, броуновское непрерывное движение, внови прибывшие прямо таки обязаны вначале пройтись через всю очередь, свою и стоящую рядом немецкую, выискивая знакомых поближе к окну, тут и там вспыхивают короткие споры на русском с вкраплениями матерного. Вся очередь старательно жмется подальше от российской, соответственно прижимаясь к немецкой очереди, стоящей строго напротив своих 3 окон регистрации в колонне по 3. Что вызывает недовольство дисциплинированных немцев, вначале вполголоса и потом и в полный начинающих возмущаться "этими хаотичными, недисциплинированными хамами русскими".
Тут же находятся российские немцы, обьясняющие, откуда этот шумный и блестящий табор. Коментарии немцев после этого плавно переходят на политику фрау канцлерши, тянущей эту гопоту в Европейский союз.
Ну и за немцами стоит маленькая плотная очередь на Тель-Авив, находящяяся под охраной четырех полицейских в гражданке с явно видимыми кобурами под мышкой. Стоят тихо, дисциплинированно, потом одна пышная дама в желто-голубой одежке внезапно громко кричит "Слава Украине". В наступившей тишине отчётливо слышен ответ из винницкой очереди : "Пошла на х.., жидобандеровцев тут нам только не хватало!" и после непродолжительной паузы - гомерический хохот московской очереди, его поддержали немцы, которым перевели диалог.
Полицейские тут же собрали израильскую очередь в плотную группку и увели в ВИП зал, жёвто-блакитную тётку же отделили и одна специфического вида девица с двумя иденткарточками на лентах израильского флага на шее, поволокла её куда-то вглубь служебных помещений.
П.С. В отличие от 14 и 15 годов в украинской очереди не было флагов или видимых наклеек.


Автор -- Елена из Германии
- Байка с Авантюры
Дереву рыбный суп! Суп!

Как это делается в нормальных странах

Мой ребенок учится в государственной сингапурской школе-не все там так страшно, как вы описываете. Давлeние на детей оказывают в основном родители, которым хочется, чтобы чадо лучше училось. Рейтинги, конечно, в школах составляют, и экзамены 4 раза в год, но когда у детей это с детского сада-они это воспринимают, как само собой разумеющееся. Уроками особо не перегружают, репетиторы есть почти у всех, но оьбычно это раз в неделю по 1.5-2 часа. На поступление в университет баллы влияют если они очень высокие (тогда университет бесплатный), либо очень низкие (тогда в университет не возьмут), остальных, которых основная масса принимают в университет на платной основе. Причем оплачивать ребенку университет можно из специального социального фонда, в который работащие родители отчисляют с каждой зарплаты, так что тяжелым бременем оплата университета чаду не является.
Обучение и в школах, и в университетах только на английском. При этом ученики обязаны изучать второй язык в соответствии со своей национальностью: мандарин, малайский или тамил.
Т.к. государственная политика предусматривает равномерное распределение национальностей по жилым домам (в каждом доме должно быть примерно 70% китайцев, 20% малайцев и 10% индийцев), то и в школах по месту жительства распределение национальностей примерно такое же. Впрочем в топовых школах обычно китайцев процентов 90%, т.к. они всеми правдами и не правдами пытаются запихнуть отпрыска в самую крутую школу. Хотя плохих школ в Сингапуре нет, и разница в оценках межлу топовыми и обычными школами минимальна.
(с) sorkin_and_son