August 31st, 2016

Дереву рыбный суп! Суп!

(no subject)

Посмотрите, какая крокодилка ползала по морским отмелям 380 млн лет назад.






То есть это никакая не крокодилка, естественно: на тот момент встречи с первой крокодилкой нашей планете еще оставалось ждать минимум сотню миллионов лет. Это даже не саламандра, на которых тварь весьма похожа. Разница между тиктааликом (так называют палеонтологи нашу гадину) и саламандрой весьма существенна: у саламандры на лапах есть самые настоящие пальцы*, внутри которых самые настоящие кости, как у вас или у меня. А у нашей лже-крокодилки пальцев нету, а есть обычные рыбьи плавники. Потому что тиктаалик на самом деле рыба, хоть и мог ползать по суше на своих мясистых, хоть и беспалых плавниках.

Тиктаалик — рыба непростая, и поэтому Нил Шубин, нашедший его окаменевшие остатки в 2004 году, стал ужасно знаменитым палеонтологом. Его на русский слух патриархально звучащее имя на самом деле состоит из английского Neil и еврейской аббревиатуры шим-вав-бейт, а работает он в Чикагском университете. Про тиктаалика и других странных тварей Нил написал замечательную популярную книжку «Внутренняя рыба», которую, на мой взгляд, все просто обязаны прочитать. Книжка эта про рыбу, живущую в каждом из нас, и из нее мы узнаем, чем же славен тиктаалик: это та самая промежуточная ступень между водными и наземными формами жизни, от которой, кажется, произошли все мы (а также зайки, змейки, птички, лягушки и уже упомянутые выше крокодилки).

Почему Шубин считает, что в каждом из нас таится внутренняя рыба? Потому, что при внешней несхожести практически все кости нашего скелета имеют аналоги в рыбьем (да, в том самом селедочном остове, который вы брезгливо берете за хвост, чтобы выбросить в помойку). Биолог говорят, что они «гомологичны». За единственным исключением: у нас есть конечности, руки и ноги, которым в рыбьем теле ничто не соответствует. Лучи рыбьего плавника построены из совершенно другого материала, чем наши кости, и назвать их в полном смысле слова гомологичными никак нельзя. Нога (или рука, или лапа) — огромный скачок эволюции, бесценный дар, полученный потомками тиктаалика как адаптация к наземному образу жизни.

То есть так думал Шубин до недавних времен. Пока в своей статье, вышедшей на прошлой неделе в Nature, сам же себя и не опроверг.

Шубин и его коллеги сделали следующее. Они взяли рыбу — не внутреннюю и не ископаемую, а обычного «полосатого данио», аквариумную рыбку, которую выбирают все генетики, которым хочется повозиться с рыбками. У этой рыбки они попробовали изменить последовательность некоторых генов. Генов не каких попало, а семейства hox13 — того самого, которое, как всем давно известно, управляет развитием рыбьих плавников.

Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Камент для РКМП-шников, про нож в спину победителям

"«С каждым годом армия русская становится всё более хворой и физически неспособной. До трёх миллионов рублей ежегодно казна тратит только на то, чтобы очиститься от негодных новобранцев, “опротестовать” их. Из трёх парней трудно выбрать одного, вполне годного для службы. Хилая молодёжь угрожает завалить собою военные лазареты. Плохое питание в деревне, бродячая жизнь на заработках, ранние браки, требующие усиленного труда в почти юношеский возраст, — вот причины физического истощения…
Около 40 проц. новобранцев в первый раз ели мясо по поступлении на военную службу. На службе солдат ест кроме хорошего хлеба отличные мясные щи и кашу, т.е. то, о чём многие не имеют уже понятия в деревне…» (Меньшиков М.О. Молодёжь и армия. 13 октября 1909 г."

"в ноябре 1916 года генерал Брусилов предупредил царское правительство о надвигающемся голоде в войсках. В декабре 1916 состоялось совещание в Ставке под председательством Николая II.
«На этом совещании выяснилось, что дело продовольствия войск в будущем должно значительно ухудшиться…– Нам не объясняли причин расстройства народного хозяйства, но нам говорили, что этому бедственному положению помочь нельзя». Пока же солдатам в окопах вместо 3 фунтов хлеба в день стали давать 2 фунта, а в прифронтовой полосе – 1,5 фунта. Лошади почти не получали овса и находились в истощенном состоянии, поэтому артиллерия потеряла мобильность, и армия уже не могла наступать. В случае отступления такое положение должно было привести к потере артиллерии и обозов."

"Наиболее опасным для властей было то обстоятельство, что на фронте заканчивались запасы продовольствия. В начале февраля на Северном фронте продовольствия оставалось на два дня, на Западном фронте запасы муки закончились и части перешли на консервы и сухарный паек»."

"16 октября 1917 г. на заседании Предпарламента выступил министр продовольствия С.Н.Прокопович, который завил, что «хлебная монополия, несмотря на удвоение цен, в условиях бестоварья оказывается недействительной и… при данном положении дел для хлебных заготовок придется употреблять военную силу».
Таким образом, Временное правительство пришло к выводу о необходимости выполнения, введенной еще царским правительством, продразверстки уже с помощью продотрядов.

Давайте оценим статистику по обеспеченности (в днях) русских армий на 10/23 октября 1917 года.
1. Северный фронт. Муки на 15 дней, крупы на 37 дней, сухарей на 6 дней, овса на 1,75 дня (!)
2. Западный фронт. Муки на 10,5 дня, крупы на 12 дней, сухарей на 10 дней, овса на 5 дней.
3. Юго-Западный фронт. Муки на 9 дней, крупы на 4 дня (!), сухарей на 2,5 дня (!), овса на 0,66 дней (!).
4. Румынский фронт. Муки на 8,5 дня, крупы на 5 дней (!), сухарей на 2,5 дня (!), овса на 4 дня.
5. Кавказский фронт. Муки на 25,5 дня, крупы на 66 дней, сухарей на 34 дня, овса на 9 дней.

Подводя итоги, генерал Головин пишет:
«Для армии приближалась продовольственная катастрофа. В начале октября 1917 г. автор этой книги, готовясь к поездке на Междусоюзническую конференцию, имел в Ставке подробную беседу с главным полевым интендантом».
К вышеприведенным данным «…главный полевой интендант добавил, что на дальнейшее регулярное пополнение указанных запасов, многие из которых приближаются к исчерпанию, он рассчитывать не может.
На вопрос автора, что же будет дальше, главный полевой интендант развел руками и сказал: «Голодные бунты».

Через 10 дней после этого разговора автор участвовал в заседании министров Временного правительства. На этом заседании министр продовольствия г-н Прокопович категорически заявил, что снабжать продовольствием он может только 6 000 000 человек, между тем как на довольствии находились в это время 12 000 000 человек. Присутствующий на этом заседании министр путей сообщения столь же категорично заявил, что если с интендантского пайка будут сняты 1 200 000 железнодорожных служащих и их семейств, то железнодорожный транспорт сейчас же остановится. Таким образом, требовалось немедленное сокращение армии, достигавшей в это время вместе с запасными войсками во внутренних округах десяти с лишком миллионов, более чем на 5 миллионов человек.
Подобное требование, по существу дела, являлось демобилизацией. Исполнить это требование не пришлось, так как через несколько дней произошел большевистский переворот». "