May 31st, 2013

Дереву рыбный суп! Суп!

Вредная-вредная притча

Однажды две лягушки упали в кувшин с молоком. Сперва они обе побарахтались, а потом первая лягушка сказала:
- Да ну его нафиг.
Перевернулась на спинку, раскинула лапки в стороны и стала лежать на спине и смотреть в звёздное небо. Ну, или в давно непобеленный потолок, неважно.
Вторая лягушка, продолжая барахтаться, сказала:
- Не, так нельзя. Мы же утонем! Надо что-то делать!
- И что здесь можно сделать? – хмуро спросила первая лягушка.
- Не знаю. Что-то! Надо суетиться!
- Флаг тебе в руки, барабан подмышку, штык в спину и билет на ёлку, - ласково пожелала первая лягушка, продолжая лежать на спинке.
А вторая лягушка принялась суетиться. И она суетилась, и шебуршала, и егозила, и возякалась, и томошилась, и сутолочилась, и мельтешила, и барагозила, и вообще всячески кочевряжилась, пока не сбила из молока большой кусок масла.И вот она выползла на это кусок масла, подёргала сведёнными в судороге задними лапками и упала без сил.
Тогда первая лягушка перевернулась на живот, вспрыгнула на кусок масла, потом взобралась на спину второй лягушке и без напряга выбралась из кувшина.

Мораль:
Сколько не убивайся над проектом, сколько ни ночуй на работе, сколько ни оплачивай из личных средств непредвиденные расходы – всё равно руководителем проекта и твоим начальником станет двоюродный племянник генерального.</div>


автырь darkmeister в post
Вредная-вредная притча
Дереву рыбный суп! Суп!

БАБУШКА ШУРА

"Что может быть унизительнее для предавшего, чем сознание того, что его предательством не сумели, как следует, воспользоваться"

Дедушка Вася, до самого последнего дня носил эту историю в себе, но перед смертью все же решил поделился с моей мамой, которая ухаживала за ним.
Они целыми днями вспоминали бабушку, скончавшуюся месяц назад, так вот, слово – за слово, дед и рассказал.
История эта началась летом 41-го.
Война бабахнула, когда бабушка Шура с детьми гостила в маленькой деревушке Ровенской области, у тетки Татьяны – старшей сестры моего деда.
Дедушка Вася был тогда авиаинженером и срочно готовил завод к эвакуации на восток, но с каждым днем война все ближе и ближе подбиралась к жене с детками, а убежать им самим не было никакой возможности. Все поезда и грузовики были заняты эвакуацией ответственных товарищей и их грузов, да и дети очень уж мелкие: старшей - пять, а младшему (моему папе) - всего полтора годика. Только и оставалось им, что сидеть и ждать отца – папа приедет, папа спасет…
Дед, как сумасшедший бегал по начальству, выпрашивая три дня, чтобы успеть съездить забрать семью, пока еще в село не пришли немцы, ведь его жена была не просто Шурой, по паспорту-то она Сара Давидовна Эдельман и к немцам ей, ну никак нельзя…
Наконец ему разрешили, но оказалось - поздно.
Из Киева пришлось пробираться сквозь бомбежки и в селе  уже были немцы, но несмотря ни на что, дед дошел, чтобы разделить судьбу своей семьи…

Прошел месяц оккупации, прошел второй.Collapse )