March 6th, 2013

Дереву рыбный суп! Суп!

о военной политике Ивана Грозного

— Если кратко, то о том, что касается внешней политики Ивана Грозного, можно сказать следующее. Если мы заглянем практически в любой учебник, хоть школьный, хоть вузовский, то в разделе, посвященном внешнеполитической составляющей деятельности первого русского царя (и, естественно, состоявшей, согласно нравам того времени, преимущественно из войн), в качестве основных, ключевых событий будут выделены покорение Казани, затем Астрахани и, естественно, центральная тема всего Иванова царствования — четвертьвековая Ливонская война 1558–1583 годов. Кое-где могут упомянуть для разнообразия московский пожар 1571 года и битву при Молодях с крымскими татарами в 1572 году, ну и начало покорения Сибири. И это, пожалуй, все. Одним словом, «Казань брал, Астрахань брал», Ливонию не взял. И в итоге общая оценка отрицательная и как стратега, и как полководца, и уж тем более как политика.

Все это вроде бы верно, факты, как говорится, налицо и говорят сами за себя. Но ведь история, к сожалению, — достаточно субъективная наука, здесь многое зависит от того, как будут подобраны факты и какую интерпретацию им даст тот или иной историк.

— Причем стоит отметить, что как почитатели царя Ивана, так и их антагонисты практически одинаково расставляли и расставляют приоритеты в этих военно-политических предприятиях. Всегда (после завершения Казанской эпопеи) говорится о большой Ливонской войне — это, так сказать, дело жизни Грозного. Его апологеты просто говорят, что удачи не сыскалось ввиду непреодолимости силы противостоящих объединенных Польско-Шведских ворогов. Тогда как критики Грозного определяют причиной неудачи когда авантюрность самой идеи покорения Ливонии, когда бездарность Грозного как верховного руководителя кампании, когда проводимую внутри страны политику массового террора. В то время как сожжение Москвы Девлет-Гиреем в 1571 году — это лишь частный эпизод общего управленческого недосмотра, случившийся в силу того, что все ресурсы были брошены на Запад. Насколько я понимаю, вы, Виталий, предлагаете принципиально иное видение приоритетов, изложенное в вашей недавно вышедшей книге…
Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

за священное право на нерефлексию :)

Вот встречаешься ты с приятелем. Не с приятелем, с приятелем приятеля даже, седьмая вода на киселе. И он тебе такой: "Гвинейских бобров надо срочно спасать!" А ты не просто ничего не знаешь про гвинейских бобров, ты даже об их существовании от него впервые слышишь. То есть вообще ты про эту Гвинею и про этих бобров даже в школе на географии ни разу не думал.
Но теперь-то ты знаешь страшную правду: гвинейские бобры в опасности! И ты воображаешь себе про этих бобров: такие милые, наверное, беззащитные зверушки, кроткие существа, и вот их речки отравляют химикатами, их болота осушают безжалостно, их деток мучают и убивают, а - возможно - даже едят! Гвинея, думаешь ты, бедная отсталая страна, где живут дикари и целыми днями только и делают, что жрут несчастных доверчивых бобров.
Ты в возмущении, чувак, ты чуешь несправедливость. И когда назавтра ты случайно натыкаешься в сети на петицию "Поддержим гвинейских бобров!", ты уверенно ставишь подпись и даже закидываешь немного денег в фонд.
А послезавтра ты забываешь обо всём: о Гвинее, о бобрах, обо всех ихних речках и болотах. Потому что нельзя же грузиться вечно всеми скорбями земными.
И живёшь себе дальше, так никогда и не узнав, что "Гвинейские бобры" - это малоизвестная террористическая групировка, названная так из-за практикуемого её членами кровавого ритуала перегрызания глотки врагам. А настоящие, четвероногие бобры уже давно сожрали всю Гвинею, джунгли все попилили под корень, цинично хихикая, собрали пожитки и отправились в Сомали распространять чуму.
И вот ты такой получаешься весь из себя козёл безмозглый, замешанный в финансировании терроризма и экологической катастрофы. Но у тебя по этому поводу даже когнитивного диссонанса не возникнет, потому что в этом нет ничего когнитивного.

автырь