July 26th, 2012

Дереву рыбный суп! Суп!

Монгольский ленд-лиз

Вторая мировая была не только первой на свете войной моторов, но и последней войной кавалерии и лошадей… Лошадь в буквальном смысле слова вытянула на себе ту войну, причём по обе стороны фронта.
Накануне войны на стрелковую дивизию РККА полагалось по штату 3039 лошадей. Но в германском «вермахте» еще больше - по штату в их пехотной дивизии было свыше 6000 (шести тысяч!) лошадей. Всего в «вермахте» к моменту вторжения в СССР использовалось более одного миллиона лошадей, 88% которых находилось в пехотных дивизиях.

В отличие от автомобилей лошади, как тягловая сила, имели тогда целый ряд преимуществ – лучше передвигались по бездорожью и условным дорогам, не зависели от поставок топлива (а это очень большая проблема в военных условиях), могли долгое время обходится подножным кормом, да и сами на худой конец были ещё каким кормом…

В общем мудрый Семён Михалыч Будённый был вполне прав, когда говорил в 30-е годы, что лошадь на войне себя ещё покажет. Тогда, в 40-е годы, на бездорожье Восточной Европы лошадь сыграла свою безальтернативную роль – время массовых гусеничных вездеходов-амфибий пришло куда позже…



К началу войны численность лошадей в РККА составляла 526,4 тысячи. Но уже к 1 сентября 1941 года – в армии было 1 324 676 этих четвероногих копытных. Один миллион триста двадцать четыре тысячи шестьсот семьдесят шесть!
В дальнейшем число лошадей, обслуживающих войну людей, только увеличивалось – максимальное их единовременное количество в нашей армии превышало 1,9 миллиона.

Естественно, лошадей точно так же убивали в ходе боевых действий, они погибали от переутомления, голода и т.п. Если уж статистика людских потерь имеет разночтения, то статистика лошадиных потерь тем более в загоне… Считается, что за время Великой Отечественной войны на полях сражений погибло более миллиона лошадей. Потери немцев в лошадях, как минимум, не меньше.


Погибший красноармеец у убитой лошади, 1941 г.

За первый год войны СССР потерял почти половину своего лошадиного поголовья – если к июню 1941 г. в нашей стране насчитывалось 17,5 миллионов лошадей, то к сентябрю 1942 г. на территории, контролируемой СССР, осталось всего 9 миллионов лошадей, включая молодняк, т.е. жеребят, не способных работать, но способных только есть, и не только траву, а желательно и ещё что-то попитательнее…

Большая часть лошадей во время войны должна была оставаться в сельском хозяйстве – иначе бы оно окончательно встало – до его всеобщей механизации было ещё очень далеко, тем более трактора так же подлежали мобилизации, а человек то плуг далеко не утянет… Но что ещё хуже в военных условиях – экстренно нарастить поголовье рабочих лошадей это даже куда труднее, чем увеличить производство автомобилей. Ведь лошадь – живое живородящее существо, и чтобы жеребёнок стал способен хоть к какой-то работе требуется время, которое ну никак не сократить никакими денежными вложениями или технологиями. За любые деньги лошадь быстрее не родит, а жеребёнок быстрее не вырастет…

И вот с началом Великой отечественной войны у СССР оказался единственный сторонний источник лошадейCollapse )