April 5th, 2012

Дереву рыбный суп! Суп!

На самом деле ...

— ...так что Атлантида должна быть разрушена, — сказал рогатый.
Услышав эти слова, атлант долго хватал ртом воздух, затем пьяно икнул и разразился страшными проклятиями.
Дородная атлантка, проходившая мимо раскрытого окна, нахмурилась, аккуратно плюнула в ближайшую плевательную урну, нажала на кнопку очистки, благочестиво возвела очи к небесам, несколько раз описала рукой в воздухе священный круг и величественно поплыла дальше.
— Не, ну вы там совсем тупите! — отругавшись, воскликнул атлант. — Это из-за одного меня всю страну под воду пустить собираетесь?
— Почему из-за одного тебя? — удивился рогатый.
— А больше вроде и не из-за кого, — с гордостью сообщил атлант. — Я тут один такой, без тормозов.
Рогатый фыркнул и поковырял в зубах жёлтым кривым когтем.
— Как раз тебе ничего не грозит, — лениво заметил он. — Более того, лично ты отодвинул день возмездия почти на месяц. Но все равно чаша терпения моего хозяина переполнилась. Можешь не сомневаться: Атлантида будет разрушена.
Атлант склонил голову набок, затем долил кубок вином до краев, выпил его в несколько глотков и задумчиво воззрился на гостя.
— Об... объясни, — потребовал он.
— Слыхал про мировое равновесие? — Рогатый щёлкнул пальцами, и на краю стола перед атлантом возникли крохотные весы на ножках и с блестящим шариком наверху, похожим на лысую голову. — Это такая штуковина, которая если нарушится, то всё на свете загремит в Тартар.
— Куда?
— Ну, в такое место, куда попадают после смерти рогатые, которые вели слишком праведную жизнь. Крайне неприятное место, поверь. Так вот, о мировом равновесии.
Рогатый взял из воздуха кубик сахара и положил его на правую чашку весов. Весы возмущённо звякнули и накренились в сторону.
— Допустим, что сахар — это хорошие поступки. Для того, чтобы мир не рухнул, надо их уравновешивать плохими поступками.
В воздухе над столом проявился уголёк; рогатый аккуратно взял его и положил на левую чашку. Весы с облегчением вздохнули и выровнялись.
— Ясное дело, — продолжал рогатый, — что если добра и зла в мире будет примерно поровну, то всё будет в порядке.
На чашки весов опять легли уголёк и сахарный кубик. Весы скрипнули. Атланту почудилось недовольное сопение.
— А вот если нарушить это равновесие, то мирозданию придётся туго.
Правая цепочка сердито звякнула: на её чашку легли сразу два кубика. Весы повело в сторону, и они судорожно ухватились ножками за скатерть, чтобы не упасть. По лысой верхушке шарика покатилась капелька прозрачного масла.
Безжалостная рука рогатого извлекла из воздуха ещё один кусочек сахара и бросила его на правую чашку.
Атлант выбросил вперёд руку, но не успел: весы с протяжным писком полетели вниз, а угольки и кубики рассыпались по столу.
— Вот-вот, — подтвердил рогатый, вытирая скатертью липкие руки. — То же будет и со Вселенной, если не предпринять решительных мер. Ваша страна — это целая сахарная голова на чаше весов мироздания. Все благочестивые и порядочные до омерзения. И не надо считать нас палачами. Я даже думал пощадить Атлантиду, если в ней найдется хотя бы десяток грешников. Но таки да, ты прав — ты такой единственный на всю страну.
Он взял со стола оба уголька, бросил их в неведомо откуда появившуюся чашку с белоснежной жидкостью, размешал пальцем и сделал глоток. По комнате тут же разлился незнакомый запах.
— И когда думаешь... ну, это... — покрутил пальцем атлант.
— А завтра и сделаю, чего тянуть, — пожал плечами рогатый. — Кстати, хочешь кофе? Без сахара? Впрочем, чего это я, глупый вопрос... Допивай бутылку — и баиньки. В полдень выходи к пирсу, я тебе перед самым началом лодку подгоню. Трёхместную, так что можешь взять с собой пару баб покрепче — чтобы смогли, если что, дотащить тебя до места. Ну и, ясное дело, для других надобностей. Только не проспи, чучело!
Атлант глотнул прямо из бутыли, расплылся в блаженной улыбке, кивнул и закрыл глаза.
"Вот доплыву до материка, сразу город заложу, — подумал он, проваливаясь в сон. — Нет, даже два. И ни одного праведника туда не допущу. От них одни неприятности..."

автырь