January 29th, 2011

Дереву рыбный суп! Суп!

Честный бой

Солнце, казалось, застыло в небе и никак не хотело опускаться. Одетые в горячую броню бойцы чувствовали, что через полчаса ими можно будет закусывать пиво. Им давно осточертел этот глупый бой, эти два постоянных зрителя, эта расфуфыренная клетка на скале, а более всего — большой хрустальный шар, над которым буквально тряслись официальные представители обеих соперничающих сторон. Шар располагался рядом с площадкой на чёрной стеклистой подставке с выгравированными цифрами. Под рядом цифр протянулась огненная ленточка с непонятной надписью "Рейтинг"; правый край ленточки всё время дёргался, понемногу сползая влево, в сторону нуля.
Отбивая удар хвоста, усеянного костяными бляшками, рыцарь эффектно крутнулся и выставил вперёд левую руку. Солнечный луч блеснул на медной бляшке со словом "Рейхард", прикрепленной к краю щита, и ткнулся прямо в тёмное пятнышко на поверхности шара.
— Купец Рейхард, второй показ, — бесстрастно отметил официальный представитель Ордена Дальновидов и сделал отметку на пергаменте угольной палочкой. В безукоризненно отшлифованной кирасе, с плюмажем гербовых расцветок и галстуком-мантикорой, он казался воплощением солидности и надёжности.
Принцесса, возлежавшая в клетке на пуховых подушках, приоткрыла один глаз, зевнула и опять опустила веко.
 Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Игра

На экране бегали, суетились маленькие человечки. То ли там была революция, то ли переворот, он не знал. Бегали, в общем. По улице, с автоматами; у стен домов лежали убитые — где гражданские, где военные.
Он раздражённо нажал кнопку, дав по человечкам залп из стволов юнитов, солдат-огнемётчиков, вовремя появившихся внизу экрана. Человечки скрючились, почернели и стали неинтересны.
— Скука, — зевая, сказал он, открывая другой файл, — может тут что потолковее?
Здесь предлагался вариант с мистером Саймоном, больным раковой опухолью мозга. Отчаянный медицинский вариант с прогрессивным лечением.
Он лениво повозил мышкой по экрану, выбрал «неоперабельно», щёлкнул кнопкой и снова зевнул. Зашёл в следующий файл — там предлагалось уничтожить город землетрясением; в мануале давались панорамные виды возможных разрушений.
На экране разрушения выглядели излишне маленьким, а потому неубедительными.
Чертыхнувшись, он перешёл к очередному варианту, тут грабили банк и, несомненно, должны были появиться убитые. Требовалось лишь нажать клавишу подтверждения.
— Ску-у-ука, — тоскливо протянул он, — я так больше не могу. Не могу и всё! — встал из кресла, выключил осточертевший компьютер. Надел привычный саван, снял со стены косу и, скалясь мёртвыми зубами, сказал в никуда:
— Лучше я вживую, по старому.
Он вышел из пещеры.

автырь
Дереву рыбный суп! Суп!

Джентельменская охота

Одной из позорнейших страниц истории английской колониальной экспансии является истребление туземного населения о. Тасмании.
       Белые нашли остров довольно плотно заселенным. Хотя точные цифровые данные отсутствуют, но один из наиболее авторитетных исследователей, Р. Пёх, полагает, что продуктами охоты и собирательства на Тасмании могло существовать около 6000 туземцев. После того, как численность населения достигла указанной цифры, дальнейший его прирост, повидимому, не мог иметь места, так как в условиях хозяйства тасманийцев это означало бы перенаселение, а наличие такового не подтверждается никакими данными; с другой стороны, отсутствовали и причины уменьшения населения. Такими причинами могли бы быть болезни, войны и голодовки.
       Что касается болезней, то тасманийцы были своей изолированностью гарантированы от заноса новых болезней, производящих всегда громадные опустошения, а в отношении болезней местного происхождения у них должен был постепенно выработаться известный иммунитет.
       Климат острова таков, что не мог содействовать развитию каких-либо болезней, за исключением разве ревматических, которые не могли оказать значительного влияния на численность населения. 
       Равным образом, исключается значительное вредное влияние войны, так как дело не шло дальше мелких межплеменных распрей. Голодовок, повидимому, не было, по крайней мере европейцы не нашли туземцев истощенными. Детоубийство стало практиковаться только после прихода европейцев.
       Первые белые были встречены тасманийцами с величайшим дружелюбием. По свидетельству Кука, тасманийцы из всех виденных им "дикарей" были самыми добродушным и доверчивым народом. "Они не имели свирепого или дикого вида, а казались добрыми и весёлыми без недоверчивости к чужестранцам".
       Collapse )