May 23rd, 2010

Дереву рыбный суп! Суп!

Огненный водопад

Огненный водопад Йосемити

Огненный водопад Йосемити
Огненный водопад Йосемити
Алмазна сыплется гора
С высот четыремя скалами,
Жемчугу бездна и сребра
Кипит внизу, бьет вверх буграми;
От брызгов синий холм стоит,
Далече рев в лесу гремит.

Шумит, и средь густого бора
Теряется в глуши потом;
Луч чрез поток сверкает скоро;
Под зыбким сводом древ, как сном
Покрыты, волны тихо льются,
Рекою млечною влекутся.


Г. Р. Державин. ВОДОПАД
Водопады сами по себе очень красивое зрелище. Потоки
кристально-чистой воды, низвергающиеся со скал, обрывок радуги, постоянно висящий над пропастью просто не может не радовать глаз человека. Но существует на планете такой водопад, который удивляет, зачаровывает и пугает одновременно. Это огненный водопад Национального парка Йосемити (Yosemite), штат Калифорния, США. Имя ему — Лошадиный хвост (Horsetail Fall). 

В течении года водопад почти не отличается от всех других в мире за исключением высоты в 650 метров. Но это лишь до февраля, когда вместо воды со скал срывается огонь, высеченный Солнцем.

Огненный водопад Йосемити
Огненный водопад Йосемити
Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Кое-что о ...

КОЕ-ЧТО О ПРОВИДЦАХ

1. ТИРЕСИЙ

Восстань, пророк, и виждь, и внемли…
А. Пушкин

– И тебя тоже, – кивнул Тиресий.
Плотно зажмурившись, он дергал лицом, словно вглядывался в даль времен.
– Кто? – спросила Афродита.
– Этот, – Тиресий обеими руками зарылся в кудлатую бороду. – Как его…
Афродита не торопила слепца. Знала – бесполезно.
– О, вижу! Рубенс. Питер Пауль. Ты, значит, перед зеркалом. Со спины.
– Хорошенькая?
– Ага. Мясная такая, сдобная. Блондинка. Ты у Рубенса везде блондинка. Ты-купальщица, ты-холодная…
– Какая? – обиделась Афродита. – Это я-то холодная? Ах ты, старый гермафродит…
Тиресий с достоинством погрозил богине пальцем.
– Нечего на провидца пенять, Пеннорожденная! Это ты у Рубенса – холодная. Картина так называется. Ветер, холодрыга, и ты голышом. Скукожилась вся, дрожишь. Мяса поменьше, вот и пробирает.
– Что, кроме Рубенса, ничего не видишь?
– Вижу. Тициан, значит. Поклонение тебе, ты и Адонис, ты с органистом и Эротом…
Афродита нахмурилась:
– С органистом? Не помню. Ареса помню, Гермеса помню, Адониса, Анхиза… Что за органист?
– Не в курсе, – пожал плечами Тиресий.
– Красавчик?
– Так себе… Музицирует, а сам, извините, на твой живот пялится.
– Это правильно, – согласилась польщенная Афродита. – Это он знает, куда пялиться. Как у него орган, ничего?
– Большой, – кратко ответил Тиресий.
– А еще кто?
– Все, устал, – Тиресий закапризничал. – Горло болит. Завтра приходи.
– Ага, завтра. Сам говорил: завтра у тебя Гера…
– Ну, послезавтра. Нет, лучше в конце недели.
– Тиресий, миленький! А про Джорджоне? Ты же обещал про Джорджоне!
Дождавшись, пока богиня уйдет, провидец ухмыльнулся в бороду. «Когда ты уже сдохнешь?» – удивлялись родственники и друзья Тиресия. «Не дождетесь!» – думал он.
Пока женщины тщеславны – пророки бессмертны.

Collapse )
КОЕ-ЧТО О ЖЕНЩИНАХ

2. СТО ДВЕНАДЦАТЬ

– В одну шеренгу… – скомандовала она. – Становись!
Женихи послушно выстроились.
Она долго ходила вдоль строя со складным метром в руках. Останавливалась возле каждого. Замеряла рост, ширину плеч… Заносила результаты на восковую табличку. Следом за ней брел раб с запасом свежих табличек.
– Выбирает самого высокого! – сказал Евриал.
– Самого могучего! – возразил Амфином.
– Самого пропорционально сложенного! – ухмыльнулся Антиной.
– Самого-самого! – крикнул жених, чьего имени история не запомнила.
– Разойдись! – велела она, завершив измерения.
Вечером у Пенелопы состоялась встреча с гробовщиком.
– Сто двенадцать? – изумился тот. – Царица, зачем вам столько гробов?
– Вот размеры, – Пенелопа указала на таблички. – Доски возьмешь на складе. И смотри, лишнего не бери! Я проверю…
Она была очень хозяйственной женщиной.

Collapse )