March 11th, 2010

Дереву рыбный суп! Суп!

Про девочку Дашу

Collapse )

Когда-то, давным-давно, когда девочка Даша ещё ходила в детский сад, у неё был предмет ненависти.
Точнее, два предмета. Это были воспитательница Элеонора Викентьевна и манная каша.
Трудно сказать, кого из них девочка Даша ненавидела больше. С одной стороны, манная каша была более противной. Но, с другой стороны, именно Элеонора Викентьевна заставляла Дашу эту самую кашу есть.
Даша терпела, давясь, глотала кашу, но, фигурально выражаясь, затачивала вакидзаси кошмарной мести.
И случай выпал, как выпадает долгожданная шестёрка, которой не хватало для большого стрита, как выпадает метеорит на голову вражеского полководца, как выпадает снег, скрывающий следы матёрого зэка, сделавшего ноги с зоны…
Воспитательница Элеонора Викентьевна пришла в сад с новой сумочкой.
Крутой до невероятия. Армани, или Гуччи, или Версаче. Что-то типа того. Кто именно подарил Элеоноре Викентьевне эту сумочку, и за какие именно услуги – Дашу не интересовало. Она ждала только одного – чтобы Элеонора Викентьевна вышла из группы.
И когда Элеонора Викентьевна отошла на пять минут по своим важным женским делам, девочка Даша схватила всю кастрюльку с остатками гнусной, мерзкой, пригорелой манной каши и щедрой ложкой наполнила этой кашей всю замечательную новую сумочку Элеоноры Викентьевны.
Мама забрала Дашу в пять часов дня, поэтому месть свершилась безнаказанно. Элеонора Викентьевна полезла в свою роскошную сумочку только в семь вечера.
На следующее утро Элеонора Викентьевна смотрела на девочку Дашу глазами остервеневшей волчицы, но доказать ничего не могла…

* * *

Маленькая добрая девочка Даша писала письмо Деду Морозу:Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Экскурс в историю стиральных машин

 
Много веков назад мореплаватели стали использовать движение своего судна относительно воды для стирки белья: его привязывали к канату и бросали за борт. Пенная «струя ясней лазури» быстро смывала с ткани всю грязь. А в это время на берегу подруги моряков терли белье о камни, для пущей эффективности процесса используя в качестве абразива песок.
Так была найдена первая из составляющих стирки — механическое воздействие на ткань. 

Что касается второй — химической — составляющей, то и ее человек открыл довольно давно. При археологических раскопках на холме Сапо в Риме были найдены остатки древнейшего мыла, для приготовления которого использовалась зола и жир приносимых в жертву богам животных. Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Подделки, которые мы потеряли



В дореволюционной России изощрённым образом подделывали любые продукты питания, добавляя в них такие неожиданные компоненты как дорожная пыль, мышьяк, известка, глина или ртуть.

«…Подошел половой с двумя стаканами крепко заваренного чая.
— Бараночек? Ситного подогреть?
Фирсов задумался:
— Сладостей хочется. Конфеты есть?
— Самолучшие карамельки-с. Груша, малина.
— Притарань с десяток. Давно не едал. — Он подмигнул сидящему напротив Столетову:
— А ты по чему соскучился?
— По хорошим винам.
Столетов ткнул полового мизинцем в живот:
— Крымские имеются? Херес, например?
Половой угодливо оскалил зубы:
— Всякие есть, барин! Французские, бессарабские, а уж крымских-то… Прикажете хересу принести-с? Бутылочка в полтора рубли встанет.
— Тогда и закусить сооруди. А стакан унеси: чай – он и в Сибири чай...»

Узнали Россию, которую мы потеряли? Эта — из сценария боевика про революционеров. Гастрономическая атрибутика соблюдена: рябчики с перепелами, конфетки-бараночки и хруст французской булки. Странно, что авторы не посадили за соседний стол вальяжного бытописателя Гиляровского, поклонника двенадцатислойной кулебяки в купеческом клубе и простой лапши под солёный огурец в забегаловке-«пырке».

Ну если уж в заурядном народном заведении подавали французские вина, может, напрасно гурманы-революционеры готовили переворот?
Collapse )