December 17th, 2009

Дереву рыбный суп! Суп!

Странная археология. Ближний восток

Исследование древних культур становилось задачей государственной важности. Для лучшей координации разнородных политических и научных интересов начали формироваться специальные организации, получавшие поддержку как из благотворительных, так и из официальных источников. Таким исследовательским центром стало британское Королевское Азиатское общество. Первоначально его спонсором была Ост-Индская компания. 11 августа 1824 года Азиатское общество было окончательно утверждено специальной королевской хартией, согласно которой задачей новой организации провозглашалось "исследование предметов, способствующих науке, литературе и искусству в отношении Азии".

На первых порах основным полем деятельности Королевского Азиатского общества была Индия и особенно - изучение санскрита. Однако постепенно в круг интересов британских властей попадали все новые регионы, и к концу XIX века, кроме Индостана, члены общества занимались также мусульманскими странами от Малайи до Марокко, а также Китаем и Центральной Азией. Параллельно был образован Восточный клуб (Oriental Club), членом которого мог стать только член Азиатского общества. Среди джентльменов, посещавших это привилегированное заведение, были многие чиновники, решавшие ключевые вопросы внешней политики Великобритании на Востоке.

Первым (и единственным) председателем Восточного клуба был избран герцог Веллингтон. Расширение сферы британского контроля на Среднем Востоке увеличивало спрос на чиновников, способных беседовать с местными жителями без посредничества сомнительных толмачей. Знание языков и местных обычаев стало цениться не меньше, чем владение штыком и саблей. А если эти навыки удавалось совмещать, то карьера в британской колониальной администрации была почти обеспечена. Чиновники все меньше полагались на случайных подрядчиков, которые по сходной цене брались откопать все, что было зарыто много веков назад. Инициатива в изучении древних памятников стала поощряться.

Примером такого продвижения по службе стала карьера британского чиновника Генри Кресвика Роулинсона (1810-1895), с 1827 года работавшего в качестве служащего Ост-Индской компании. После пяти лет службы в 1-м Бомбейском гренадерском полку, усердие и лингвистические способности молодого офицера были должным образом оценены начальством, и его направили военным советником в Персию для переучивания шахской армии в благоприятном для Великобритании духе.

На некоторых портретах Роулинсона изображали кабинетным ученым, склоненным над древними письменами. Такой образ неплохо передавал его вклад в археологию, но ни в малейшей степени не соответствовал его физическим данным и характеру основной работы. Книжного червя, домоседа Роулинсона не существовало. Зато был энергичный колониальный чиновник, физически крепкий решительный офицер, способный постоять и за себя и за интересы Великобритании.

Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

"Разговор в аду".

- Здравствуйте, я - Владимир Маяковский, буду вашим провожатым.
- Э-э-э, здравствуйте. А где Вергилий?
- А у вас как с латынью? Вам же навстречу пошли, прислали того, кто по русски говорит. Хотя, конечно, можно и Вергилия попросить....
- Нет-нет, спасибо. А вы знаете, вас до сих пор в школе изучают!
- В самом деле? И не лень им...
- Я думал, вам приятно будет...
- Дружище, мы, вообще-то, в аду. Тут другие приятности.
- Какие?
- Ну, например, когда уголь не завезут. Или сковородки на регламент ставят. Что уставился - это русский ад. Или ты хочешь по флорентийскому походить? Можно устроить, только визу ждать придется.
- Нет, спасибо. А что будем смотреть?
- А ты что хочешь?
Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Абсурдность жизни поляков

В последнее время заинтересовался старым польским кино (смотреть новое про бомжей и педофилов у меня как-то особого желания нет). Ну, соответственно, читаю о самих фильмах, отзывы зрителей и т.д. И вот что мне бросилось в глаза: какой фильм ни возьми, то в нем, если судить по рецензиям, ярко показана "абсурдность пээнеровской жизни". Не ужас, не удовольствие, а именно что абсурдность. Причем она показана абсолютно в любом фильме, даже в кинокомедии о пьяницах,  и именно такими словами. Хорошо им там промыли мозги. Я долго думал, почему же именно абсурдность, а не, скажем, трагизм. Наверное, потому что после жалоб на москальскую оккупацию, сталинизм и пр. возникнет естественный вопрос: а где же в это время были сами поляки? Разве это москали сидели в Совете Министров, Сейме, в госбезопасности? Может быть, Берут или Гомулка были чистокровными русаками? Да и вообще, так ли уж была страшна эта самая действительность? Судя по фильмам, ничуть не страшна, а даже умильна. Диссида 60-х вообще постоянно нам тыкала ее под нос в качестве недостижимого идеала. Как же - частные дантисты, кока-кола, иномарки, продажа квартир, свобода печати и европейская культура. Collapse )