October 15th, 2009

Дереву рыбный суп! Суп!

Либерасты - разбор полетов

Чтобы быть последовательным, Подрабинеку и Ко следовало бы присоединиться к кампании против них самих: эта кампания есть по сути настоящее проявление гражданского общества, за которое так радеют либералы. Общество в лице как отдельных граждан, так и общественных организаций дало живой отклик на поднятую тему. Подрабинек должен ликовать - вот оно, пробуждение народного самосознания. А что этот отклик направлен против мнения Подрабинека, так тут ничего страшного нет. Помните же: я могу быть не согласен с вашим мнением, но я умру, чтобы вы могли высказывать его.
Более того, даже если б граждане, выражая своё мнение о Подрабинеке, нарушили закон, то и это не страшно: закон-то установлен тоталитарным государством, и ничего общего с волей народа не имеет.
Проблема только в том, что Подрабинек и его сторонники никакие не либералы. Их сознание тоталитарно не меньше, чем сознание служащего тайной полиции 3-го Рейха и подобного рода людей. Только в нём штампы другие.
http://ostap-ogloedov.livejournal.com/225433.html
**********
Давно не является секретом, что большинство тех, кто в России называет себя либералами, таковыми не являются.
Либерал за свободу слова - а "либералы" даже в собственных дневниках банят всех несогласных.
Либерал за открытую дискуссию по любому вопросу - а "либералы" уверены, что есть только два мнения: их и неправильное.
Либерал за свободу совести и идейный плюрализм, - а "либералы" считают правильной только свою идеологию и требуют люстрации тех, кто придерживается противоположных идей.
Либерал за верховенство закона и судебный порядок разрешения споров - а "либералы" боятся судебных процессов, называя все суды скопом "коррумпированными", "ангажированными" и т. д. Кроме, конечно, случаев, когда они рассчитывают добиться для себя выгоды в суде.
Либерал всегда демократ - а "либералы" плюют на мнение собственного народа, оплёвывают его историю и считают своё мнение истинной в последней инстанции.
Таким образом, либерализм - это Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

ДВЕ АЗИИ

Жили-были живописец Герасимов и скульптор Меркуров.
Оба - столпы социалистического реализма. Меркуров - создатель циклопических статуй Сталина, а Герасимов - автор бессмертного полотна Два вождя после дождя.
Ближе к концу войны их вызвали куда надо и сказали, что им доверено изобразить нашего главного монгольского друга, маршала Чойбалсана. С натуры. Создать, соответственно, портрет на холсте и бюст в мраморе. И спросили, какой гонорар они бы сочли справедливым.
Деловитый Герасимов сказал:
- Пять тысяч рублей, как обычно.
А патетичный Меркуров всплеснул руками:
- Да что вы! О чем вы? Какие деньги? Для меня большая честь!
Когда портрет и бюст были закончены, Герасимову передали его гонорар.
А Меркурова просто от души поблагодарили. Но назавтра у его мастерской остановился грузовик. Сотрудники монгольского посольства стали выгружать шубы и сапоги, шапки и рукавицы, а главное - копченую конину и вяленую баранину. Подарки от маршала Чойбалсана бескорыстному советскому скульптору. Это было очень кстати в голодной военной Москве.
Узнав об этом, живописец Герасимов просто зубами скрипел от досады.

После войны Меркурова и Герасимова снова вызвали куда надо.
Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Из разряда, смеяться и плакать одновременно

«Ну что, разве я плохая мать?» — риторически спрашивает меня мама, когда приезжает раз в месяц и готовит еду на сорок человек. Мама уедет, считая, что нам хватит ведра щей до её следующего приезда. Я отдаю половину таза с котлетами учительнице музыки сына, пирожки — консьержке, запечённое мясо — подруге, которая устраивает романтический ужин для потенциального мужа. Я не могу объяснить маме, что не надо готовить. Не надо умирать от жара духовки и резаться ножом. Надо просто посидеть со мной на кухне. Можно даже не говорить. Просто посидеть и погладить по голове. У меня дикие головные боли. Уже давно. Ничего не помогает. А мама погладит по волосам, и всё — ничего не болит. Если гладит долго — хватает на несколько дней. Но она считает, что хорошая мать должна накормить. И каждый раз обсуждает со мной меню. Каждый раз обижается, когда я говорю, что мне всё равно.

У мамы комплекс, что она — плохая мать. Когда мне было шестнадцать, я тоже так считала. Такой же комплекс развивается сейчас у меня по отношению к собственным детям.

Мама регулярно теряла меня на вокзалах, и я очень быстро научилась подходить к милиционеру и говорить: «Здравствуйте, моя мать меня опять потеряла». Проблема была в другом. Мама у меня Киселёва, но в комнате милиции её обычно встречали фразой: «А-а-а-а! Киселёва!», которая у меня сложилась в фамилию Акиселёва. Когда мама очень волновалась или сердилась, то называла меня не Машей, а Маргаритой. Поэтому милиционерам я заявляла, что меня зовут Маргарита. Мама металась по платформам под звуки объявления: «Потерялась Маргарита Акиселёва. Мать срочно просим пройти в комнату милиции», совершенно не соображая, что речь идёт о её дочери.
Collapse )