September 11th, 2009

Дереву рыбный суп! Суп!

Полностью согласен, сам с таким постоянно сталкиваюсь

Ну, все знаете, что я проклятая иммигрантка, так что у меня как ее там... "болезнь иммигрантская". И у меня сейчас будет приступ болезни и я буду ругать соотечественников. Нет, если серьезно, когда энное время проживешь с другими людьми, некоторые вещи в привычках наших граждан начинают бросаться в глаза. Знаете, у нас многие уверены, что все другие окружающие люди им должны. Это даже не то, что там выдать документы, выучить детей, вылечить родных и защитить от преступников. я об этом даже и рассуждать уже не хочу, т.к. это совершенно тупиковая тема в нашем обществе. Я про другое, когда люди не связаны никакими реальными обязательствами друг с другом. Вот просто должны, все кто мимо проходит - создавать условия, вести себя так, как удобно этим гражданам, делать им всякие приятные вещи и даже решать их проблемы...А вот они сами никому ничего не должны. Почему? Потому, что они - это ого-го... личности, а все остальные быдло. Вот ни чернышевского вопрос "что делать", ни вопрос Гамлета "быть или не быть", а терзания Раскольникова похоже сейчас больше всего актуальны в России. Правда с некоторой поправкой на современный жаргон - "быдло ли я дрожащее или право имею".
  Все началось с самолета Стокгольм-Москва, в котором концентрация наших граждан считающих себя "небыдлом" достигло критической отметки. Сразу скажу, что мы летели не в бизнес и не в первом классе, а в обычном аэрофлотовском экономе.
Сначала Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

О, женщины :)

Ляля встретила на улице друга по имени Иван, он шёл с отцом в неведомую даль.
- Привет, Иван! – крикнула Ляля так, что с дерева упала ворона.
- Привет, Алика! – крикнул Иван в ответ, но как-то дохло.
– Папа, это Алика, которая всё время плюётся и показывает язык – представил нас Иван. Отец Ивана косо посмотрел мне в губы, будто ждал от меня неприятностей.
- Ляля, неужели ты плюёшься и показываешь язык? – спросил я громко и фальшиво. Мне нравится иногда, на людях, притворяться приличным человеком. Ляля ответила мне взглядом, что я трус. Настоящий друг на моём месте сам показал бы врагу язык и метко бы в них доплюнул. Так я узнал, что моя дочь выросла и в ней полно девичей гордости, надёжно защищённой слюнями.

Наблюдая нынче утром как кот чешет ногой подмышку, вспоминал других женщин нашего рода. Они все ужасно гордые и вооружены слюнями и разным домашним скарбом по утюг включительно. И скорей почешут ногой подмышку, чем позволят мужчине решить важное – куда передвинуть шкаф, по какой дороге ехать, не скисла ли сметана и что нет, разводиться нам ещё не пора. Мужьям нашего рода оставлены мелочи, борьба с кризисом и выборы президента.

Моя кузина Ира работала на Кипре официанткой. Вернулась, поскольку в неё влюбился хозяин ресторана, утончённый богач Антонио, а это (читайте внимательно!) не входило в её планы. То есть, он моложе её, холост с самого рождения и образован. С точки зрения женской гордости выйти за такое невозможно, ведь что подумают люди. Хотя я знаю тут пару мужчин, они бы точно согласились.Collapse )
Дереву рыбный суп! Суп!

Про топоры (ибо задрали теоретеги-мутанты)

Цытатко
-/А для вооружения воина - много металла не надо.
-это может беспонтового китайского не надо. А русский бродник , только усмехнулся бы. У него только один топор весил как весь китайский доспех
*
Я не знаю откуда вы взяли 400-500гр, но это меньше топора для разделки курицы. даже имея вес 4-5 кг трудно нанести вред латнику.(вот так всегда , нахватаются академических знаний)
*
у меня метательный нож столько весит. реально повредить им доспех невозможно, даже закрепив его на палке. Это проламывающее оружие. А при таком весе проломить доспех невозможно. Если вы говорите про -Чекан ? он появился познее. И его трудно назвать полноценным боевым топором!

-
Мы учли по возможности все найденные топоры, для того чтобы в их числе лучше и точнее опознать боевые. Лишь некоторые топорики (прежде всего чеканы) справедливо считаются только оружием. Что же касается многих других раннесредневековых боевых топоров, то оказывается они имеют соответствие в формах рабочих секир, и их выделение подчинено ряду правил. Бросается в глаза,что среди топоров встречаются как большие,так и маленькие. Различие в размерах топоров ученые объясняют их назначением: «массивные, независимо от их формы, служили лесорубам и плотникам, а легкие — употреблялись для столярных и бондарных работ». Не отрицая это, можно уверенно сказать: топоры «малых форм» служили и оружием воина.
Важнейшим признаком многих боевых секир является не форма, а размер и вес. По этим признакам большинство однотипных древнерусских топоров и делятся на боевые и рабочие.
При этом их рукояти, будучи, по-видимому, одинаковой длины (в среднем 80 см), различались по толщине.
Сотни проделанных измерений показывают обычные размеры боевых топоров (за некоторыми исключениями): длина лезвия 9-15 см, ширина до 10-12 см, диаметр обушного отверстия 2-3 см, вес до 450 г. Эти измерения повторяются на специально боевых топориках, имеющих, правда, несколько меньший вес (в среднем 200-350 г). Установленные выше размеры присущи большинству секир, найденных в дружинных погребениях. В свою очередь нахождение таких топоров в курганах воинов свидетельствует о их боевом назначении.
В отличие от боевых размеры рабочих топоров следующие: длина 15-22 см (чаще 17-18 см), ширина лезвия 9-14. 5 см, диаметр втулки 3-4. 5 см, обычный вес 600-800 г. Collapse )