govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Category:

Республика Польша: какую «свободу» утратило это государство в 1945 году?

Почему польскому правительству всюду мерещится «русская угроза» и какова настоящая история «демократии» в Польше от 1918 до 1939 года.

Среди государств так называемой «Новой Европы» Польша стоит особняком, являясь одной из самых проблемных стран. Неудачи в экономике, сопровождающиеся падением ВВП в 2009 году на 1,2 % по сравнению с 2006 годом, дефицит бюджета в 27 миллиардов долларов и государственный долг 234 миллиарда долларов, десятипроцентная безработица и прочие не самые выдающиеся показатели делают Польшу обузой для более развитых стран ЕС. Ладно бы только экономические проблемы – это восточноевропейское государство в союзе с крошечной Литвой выступило против всех прочих партнеров по Евросоюзу относительно нового договора о сотрудничестве между ЕС и Россией – им, оказывается, не нравится политика Москвы, в частности по проблеме Грузии и нежелания России подписывать «Энергетическую хартию» способную нанести ущерб национальным интересам и экономике.

Старая Европа наоборот, полагает, что вернуться за стол переговоров необходимо как можно быстрее – Россия является одним из важнейших торговых партнеров ЕС, обладает колоссальным рынком, ресурсами и инвестиционным полем, но Берлин, Париж, Рим и прочие европейские столицы сталкиваются с упорным противодействием «молодой демократии» категорически не жалеющей вести с Москвой спокойный и конструктивный разговор. Чем же так насолили Польше эти русские, что Варшава готова терпеть убытки и конфликтовать со старшими партнерами по Евросоюзу? Polish_eagle_and_Soviet_sol
Оказывается во всем виноват Иосиф Сталин, умерший почти шестьдесят лет назад. Да-да, для поляков Сталин еще жив и исходящая от него «угроза», проецируемая на современную Российскую Федерацию, накрепко застряла в мозгах польских политиков, почему-то считающих, что «холодная война» не закончилась.

Показательный пример: в Польше 27 января 2010 прошла церемония, приуроченная к 65-летию освобождения Красной Армией узников Освенцима и Дню памяти жертв холокоста, отмечаемому во всём мире. Однако дело едва не обернулось политическим скандалом. Видный польский политик занялся антироссийскими спекуляциями на историческую тему. Председатель Европарламента, премьер-министр Польши в 1997–2001 гг. Ежи Бузек сказал буквально следующее: "Эта армия (Советская. — Ред.) освободила узников лагерей смерти, однако эта армия принесла нам новый тоталитаризм. Освобождение не дало свободы",

Первые шаги независимой Польской республики.

Ну что ж, давайте вспомним, насколько свободным и демократическим было Польское государство в период между двумя мировыми войнами. К сожалению надо сразу сказать, что никакой «свободой», никакими правами человека и демократическими ценностями в Польше 1918-1939 годов и не пахло.

Итак, объявив о независимости 11 ноября 1918 года, Польша (до этого входившая в состав Российской империи) сразу показала неуживчивый и агрессивный нрав. Казалось бы, только что закончилась Первая мировая война, надо отстраивать разрушенное, возрождать экономику и делать все, для улучшения жизни своих граждан, но правительство маршала Юзефа Пилсудского начало заниматься совершенно другими делами. Ему чудилась «Великая Жечь Посполита» от Балтики до Черного моря. Собственная маленькая империя, которую можно создать на руинах Российской, Австро-Венгерский и Германской империй. Что же из этого получилось?

Верно: не успев состояться как независимое государство Польша незамедлительно начала войну. Цитируем самого Юзефа Пилсудского: «Замкнутая в пределах границ времен шестнадцатого века, отрезанная от Чёрного и Балтийского морей, лишённая земельных и ископаемых богатств Юга и Юго-Востока, Россия могла бы легко перейти в состояние второсортной державы, неспособной серьёзно угрожать новообретенной независимости Польши. Польша же, как самое большое и сильное из новых государств, могла бы легко обеспечить себе сферу влияния, которая простиралась бы от Финляндии до Кавказских гор»...

В настоящее время польские политики очень любят упрекать Россию в «имперских амбициях» накрепко позабыв, что их предшественники с восторгом обратились к идее создания «Великой Польши» за счет чужих территорий. И что Советско-польская война 1919-1921 годов была спровоцирована отнюдь не «тоталитарными большевиками», а правителями их страны.

Потерпевшая поражение в Первой мировой Германия выводила свои войска с территорий Украины и Белоруссии, следом за ними шла Красная армия, занимая освобожденную территории. И тут поляки сообразили, что именно сейчас, в послевоенной неразберихе можно ухватить жирный кусок пирога. Польские войска оккупируют Вильно/Вильнюс, наступают на Брест, Гродно и Минск и только вмешательство стран Антанты заставило поляков вступить в переговоры с Советами и объявить перемирие. Впрочем, после провала переговоров в первых числах января 1920 года войска Эдварда Рыдз-Смиглы начали наступление на Киев и 7 мая захватили столицу Украины.

Летом 1920 последовало контрнаступление Красной армии, выбившей поляков с территорий Украины и Белоруссии и атаковавшей противника уже на земле Польши. Сейчас эта война преподносится Варшавой как «Агрессия русских против независимого Польского государства», причем слова Пилсудского о «сфере влияния Польши от Финляндии до Кавказа» неким волшебным образом забываются. Польша – невинная жертва этих ужасных русских медведей! Об оккупации Киева поляки предпочитают молчать.

Что произошло далее, все отлично помнят: Красная армия потерпела поражение под Варшавой (консультировали поляков представители Генштаба Франции) и отступила на восток. А происходящее на занятых поляками землях никак нельзя назвать расцветом демократи
Первым документированным применением оружия против нонкомбатантов стал расстрел поляками миссии Российского Красного Креста 2 января 1919 года, это деяние было совершено, вероятнее всего, отрядами польской Самообороны, так как регулярная польская армия ещё не покинула пределы Польши. В марте 1919 года после занятия польской армией Пинска польский комендант приказал расстрелять 40 евреев, собравшихся на молитву, которых приняли за собрание большевиков. Была расстреляна и часть персонала госпиталя. В апреле того же года захват поляками Вильнюса сопровождался массовыми расправами над пленными красноармейцами, евреями и людьми, сочувствующими советской власти. Наступление польских войск на Украине весной 1920 года сопровождалось еврейскими погромами и массовыми расстрелами: в г. Ровно поляки расстреляли более 3 тысяч мирных жителей, в местечке Тетиев убито около 4 тысяч евреев, за сопротивление при реквизициях продовольствия полностью сожжены деревни Ивановцы, Куча, Собачи, Яблуновка, Новая Гребля, Мельничи, Кирилловка и др, их жители расстреляны.

И это лишь небольшая часть эпизодов, связанных с действиями войск «независимой Польши» - нового европейского государства.

Любимая тематика нынешней официальной Варшавы – так называемое «Катынское дело» о расстреле польских офицеров в начале Второй мировой и обвинения Сталина (и с ним России вообще) в военных преступлениях и чуть ли не геноциде. Но избирательная память снова подводит поляков: почему бы им не вспомнить о том, что произошло с огромным количеством военнопленных после войны 1919-21 годов – по разным оценкам их было от 80 до 140 тысяч из которых погибли 16000 человек (польские источники) или 50000 (источники российские и советские). Условия содержания военнопленных в польских концлагерях в Бресте, Тухоли или Стшалкове ровным счетом ничем не отличались от гитлеровских лагерей смерти – и это тогда, когда о бывшем ефрейторе Адольфе Гитлере еще никто не слышал, а нацистская партия не была создана...

Не верите? Давайте обратимся к документальным свидетельствам. В ноте наркома иностранных дел РСФСР Георгия Чичерина от 9 сентября 1921 года, направленной поверенному в делах Польши в Москве, на польские власти возлагается «страшная громадная вина… в связи с ужасающим обращением с российскими пленными». Есть свидетельства и о массовых расстрелах. Так, генерал Сикорский (кстати, будущий премьер Польши) приказал расстрелять из пулеметов 300 российских военнопленных, генерал Пясецкий отдал приказ не брать живыми в плен российских солдат. Особенно страшными условиями содержания и обращением с пленными «славились» лагеря в Стшалкове и Тухоли. В последнем, который русская эмигрантская пресса, выходившая тогда в Варшаве, открыто именовала «лагерем смерти», было уничтожено около 22 тысяч пленных красноармейцев. А всего, по некоторым данным, в концлагерях Польши было уничтожено 80 тысяч военнопленных.

Спросим себя: после массового уничтожения военнопленных в начале 20-х годов имеют ли право польские политики кричать на каждом углу о «преступлениях русских» вообще и Сталина в отдельности? Но давайте посмотрим, что же было дальше, в 20-30 годах.

Польша строит демократию. Методы необычные.

Страдания польских политиков об «утере свободы» после 1939-1945 годов известны всем. Итак, какую же свободу потеряла независимая Польша? Свободу от чего?

В 1926 году маршал Юзеф Пилсудский вновь доказывает свою приверженность демократическим ценностям и устраивает военный переворот (зачем нужны выборы? Путч куда эффективнее!), положивший начало так называемому "режиму Санации", который иначе как крайне тоталитарным и фашистоидным не назовешь. Запрет на деятельность оппозиционных партий, тотальная цензура прессы, открытие концентрационного лагеря для политических противников в Березе-Картузской (этот лагерь потом использовали и нацисты, получив его в наследство от польского режима), массовые репрессии против украинского населения Галиции и Волыни («Пацификация») - подразделения польской полиции и армии были введены в более чем 800 сёл, было арестовано более 2 тысяч человек, ликвидированы украинские организации, сожжено около 500 домов. Украинские депутаты сейма, чтобы не допустить их участия в выборах, были помещены под домашний арест. Составной частью «пацификации» стали украинские погромы со стороны польских шовинистических группировок. Дело дошло до того, что в 1932 Лига Наций осудила действия польского правительства по отношению к украинскому населению.

Демократия на марше. Именно это государство имел в виду господин господин Ежи Бузек, выступая в январе 2010 года в Освенциме. Именно это государство - Польшу эпохи Пилсудского и последователей, - он полагает «утратившей свободу» и «ставшей жертвой тоталитарной России». Разумеется, про концлагеря и массовые этнические чистки председатель Европарламента предпочел не упоминать. Ничего подобного словно и не было.

Господин Бузек и его соратники из польской политической элиты чуть не ежедневно вспоминают о пакте «Молотов-Риббентроп» и так называемой «оккупации» СССР территорий западной Украины и Белоруссии в 1939 году (отторгнутых Польшей двадцатью годами ранее), но мгновенно забывают о том, как Польша с радостью приняла участие в разделе Чехословакии, инспирированном Адольфом Гитлером. На правах союзника нацистской Германии Польша приобрела область, где проживало 80 тыс. поляков и 120 тыс. чехов. Однако главным приобретением становится промышленный потенциал захваченной территории. Расположенные там предприятия давали в конце 1938 года почти 41% выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали.

Об этом эпизоде Варшава предпочитает молчать – гораздо проще упрекать других в «сотрудничестве» с Гитлером. Сейчас мы не будем упоминать о репрессиях против германского населения Польши перед войной, о резко антисемитской политике «Санационного режима», о нежелании Польши войти в антигитлеровский союз перед войной. Давайте вспомним слова Уинстона Черчилля, посвященные этому странному государству «утерявшему свободу»:

«В 1938 году, из-за такого незначительного вопроса, как Тешин, поляки порвали со всеми своими друзьями во Франции, в Англии и в США, которые вернули их к единой национальной жизни и в помощи которых они должны были скоро так сильно нуждаться. Мы увидели, как теперь, пока на них падал отблеск могущества Германии, они поспешили захватить свою долю при разграблении и разорении Чехословакии... Всегда существовали две Польши: одна из них боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости».

А вот интереснейший эпизод, происшедший уже в 1946 году, год спустя после того Красная армия вышибла нацистов из Польши, и принесла «новый тоталитаризм» - поляки, видимо, вспомнили довоенную «свободу» и ею воспользовались в поной мере:

После окончания войны в польском городе Кельце осталось около 200 выживших после Холокоста евреев, в большинстве — бывших узников нацистских концентрационных лагерей. Большинство из келецких евреев разместились в здании на улице Планты, 7, где располагался еврейский комитет и киббуц организации «Сионистская молодежь». Поводом для начала погрома стало исчезновение восьмилетнего мальчика Генрика Блашчика. Он исчез 1 июля 1946 года и возвратился через два дня, рассказав, что его похитили евреи и, спрятав, намеревались убить (позже в ходе расследования выяснилось, что мальчик был отослан отцом в деревню, где его научили, что он должен рассказывать). 4 июля 1946 года в 10 часов утра начался погром, в котором участвовало множество людей, в том числе в военной форме. К полудню возле здания еврейского комитета собралось около двух тысяч человек. Среди звучавших лозунгов были: «Смерть евреям!», «Смерть убийцам наших детей!», «Завершим работу Гитлера!».

Документы министерства иностранных дел СССР свидетельствуют: Мыслью покинуть Польшу и найти себе другое местожительство, приобрести себе родину проникалось все большее и большее количество евреев Особенно эти настроения усилились после погрома в Кельце.

Было убито 40 евреев, среди них женщины и дети. Более 50-ти ранено. Погром остановили прибывшие на место событий части Красной армии – как известно, тоталитарной и оккупационной. Польская «свобода» вновь была подавлена злобными русскими.

Участники «последнего погрома Европы» были наказаны правительством социалистической Польши - к смертной казни были приговорены девять обвиняемых, по одному — к пожизненному заключению, к десяти годам и к семи годам тюрьмы. Президент ПНР Берут не воспользовался своим правом помилования, и осуждённые на смерть были расстреляны. Погром в Кельце вызвал массовую миграцию евреев из Польши. Если в мае 1946 года из Польши уехало 3500 евреев, в июне — 8000, то после погрома в течение июля — 19 000, в августе 35 000 человек.

Об этом в официальной Варшаве тоже предпочитают не вспоминать. Гораздо проще обвинять во всех бедах «русский тоталитаризм», не допуская ни одной мысли о том, что прежняя Польша сама являлась жестоким тоталитарным государством, где концлагеря, подавление любой оппозиции и этнические чистки были делом самым привычным и обыденным.

Государствам Старой Европы следовало бы знать о том, какое неприглядной наследство скрывают польские государственные деятели, беспрестанно вещающие о «русской угрозе» и «ужасном Сталине» - польскую демократию можно называть «молодой» без всяких преувеличений, поскольку в истории этой страны слишком много темных пятен, о которых политики Варшавы стараются не упоминать на публике. Хотя бы потому, что Польше есть чего стыдиться и в чем раскаиваться.

Полякам следует реже говорить о чужих ошибках и почаще вспоминать свои. Но желания это делать они не испытывают: куда проще обвинять и обличать тех, кто ценой сотен тысяч жизней солдат спас Польшу от гитлеровского национал-социализма.

автырь
Tags: история, полезное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments