govorilkin (govorilkin) wrote,
govorilkin
govorilkin

Category:

часть вторая

Итак, перейдем к следующим пунктам - огонь и броня. В этой связи сначала рассмотрим вопрос, а против кого предназначены данные составляющие нашей формулы? Любители сравнивать танчики по бумажным очень часто изучают возможности дуэльного противостояния, между тем как в первую очередь танк на поле боя воевал против пехоты противника, его противотанковых средств и в последнюю очередь - против танков. Тот же Михаил Николаевич, отмечал, что "по советским документам, что на 10 танковых боев приходилось 0,3-0,5 боя с танками противника. Причем это для 1943 г. В 1941 году немцы сами уклонялись от боев с советскими танками, предпочитая обходить их скопления, понимая, что без топлива и боеприпасов танки ничего не стоят. С конца 1943 года немцы начали применять свои танки уже преимущественно против танков противника, поступая также, как СССР поступал осенью 1941 г - весной 1942 г. ввиду недостатка дивизионных и противотанковых пушек Но в 1943 г, немцы перешли в стратегическую оборону. СССР же, наступая, продолжал следовать концепции "против танка применять только противотанковую и самоходную артиллерию". Танк использовать только против живой силы и огневых точек".

Итак - ОГОНЬ.
Как раз тот пункт - где "тридцатьчетверка" имеет неоспоримое преимущество - ее 76-мм снаряд не идет ни в какое сравнение с 50-мм пушкой немецкой тройки по своему воздействию на зарытые в землю пехоты и расчеты противотанковых орудий и пулеметов. Однако преимущества на этом, увы, и заканчиваются (с советским осколочно-фугасным снарядом мог в какой-то степени сравниться лишь боеприпас от 75-мм окурка, установленного на "четверке" - отечественный снаряд давал до 870 убойных осколков с радиусом сплошного поражения 15 м, немецкий - 765 осколков с радиусом 11,5 м).

Во-первых -я уже упоминал эти цифры - опять же со ссылкой на М.Н.Свирина и на добытые им документы об укомплектованности боеприпасами механизированных корпусов на 1-20 июня 1941 г. (ЦАМО ф 32 оп 138078с д.23) - по 76 мм танковым пушкам боеприпасов имелось ДО 12% от положенного по штату; (кстати по другим видам боеприпасов ситуация была еще хуже: 152 мм танковая пушка - ПрибБВО и ЗапОВО - боеприпасов нет, КОВО - 10%, Одесский ВО - 15% от положенного по штату; 45 мм танковая и противотанковая пушки ЛенВО, ПрибВО, Одесский ВО - боеприпасов нет, КОВО - имеются в наличии только в МК 4 и МК 8, по ЗапОВО данные не приведены).

Во-вторых - "тридцатьчетверку" от "тройки" отличала крайне слабая эргономика, отрицательно влиявшая на боевую скорострельность. В особенности если речь шла о неподготовленном экипаже. Тут же надо отметить тот факт, что немецкое орудие было специально и изначально сконструировано для использования в танке, имело свой особый - короткий - снаряд, очень удобный при использовании в ограниченном пространстве, была очень рационально продумана боеукладка. Итого: "В 1941-42 сотрудниками НИБТ полигона была разработана типовая трасса оценки скорострельности. При этом по полигону проложили почти прямолинейную дорогу, по обе стороны которой в пределах курсового угла 10-30 град в пределах прямого выстрела (400-600 м) были расставлены различные цели - от "пулемета" до "тяжелого танка" (всего 5 целей). Заезд начинался с выходом танка на бугор и открывания всех целей, а завершался только тогда, когда все цели были поражены. Данные усредняли по трем заездам двух-пяти экипажей (КВ-2 и Тигр-2 делали только по одному заезду). Вот что удалось разыскать: 1941-42 г. Pz III: 5...9 выстр/мин, Т-34 для неподготовленных экипажей: 1...3 выстр/мин, Т-34 для подготовленных экипажей: 3...5 выстр/мин, КВ-1: 4...6 выстр/мин, КВ-2: 1 выстрел в 3,5 минуты"

Кроме того, "отставание в возможностях борьбы с основным противником [пехота, пулеметные и орудийные расчеты] артиллерийскими средствами немецкие танки в какой-то мере компенсировали более плотным пулеметным огнем. При близких калибрах (7,62 и 7,92) и равном числе пулеметов немецкие MG-34 превосходили советские ДТ по темпу стрельбы (соответственно 800-900 и 600 выстрелов в минуту) и боевой скорострельности (300-400 и порядка 200 выстр./ мин.) [44]. Учитывая, что танковый пулемет работает, как правило, в экстремальных условиях непрерывной тряски, когда цель в прицеле то появляется, то исчезает, темп огня и количество выпущенных за единицу времени пуль приобретает первоочередное значение".

В третьих - или последнее по месту, но не последнее по значению - существенные ограничение на полное использование возможностей своего оружия у тридцатьчетверки накладывали проблемы с обзором на поле боя. Они же (проблемы) кстати влияли и на маневренность на поле боя. Данная проблема имела своими причинами целый ряд факторов - первоочередные ИМХО это отсутствие командирской башенки и отсутствие дополнительного члена экипажа, из-за чего командир выполнял функции заряжающего и отвлекался от исполнения своих непосредственных обязанностей - наблюдения за полем боя и управления машиной. Приведу обширный отрывок из многократно цитированной выше книги "Т-34. Боевые машины Уралвагонзавода":

"Как только командир приступал к обстрелу одной цели, все остальные противники танка могли чувствовать себя в полной безопасности. "Тридцатьчетверка" на время превращалась в глухаря на токовище - спокойно заходи с боков или сзади, делай что хочешь - тебя никто не увидит и не услышит.

Необходимость введения в состав экипажа Т-34 еще одного человека - наводчика, была очевидна еще до войны, б ноября 1940 г. маршал С. К. Тимошенко обратился с письмом к председателю Комитета Обороны при СНК К. Е. Ворошилову, где не только предлагал незамедлительно улучшить конструкцию смотровых приборов (что в 1942 г. было сделано), но и дать командиру "... возможность полного и постоянного наблюдения за полем боя, за обстановкой и за подчиненными ему танками, освободив его окончательно от обязанностей артиллериста или заряжающего" [55].

Хороший образец для подражания был известен - немецкие танки Pz. Kpfw III и Pz. Kpfw IV с 5 членами экипажа. Обращаемся к довоенному советскому отчету о танке Pz. Kpfw III: "Устройство для командира специальной башенки является положительной стороной этого танка, так как командир полностью разгружен от всех других обязанностей, а ведет непосредственное наблюдение за полем боя и руководит танком. Смотровые приборы, триплексы оригинальные, дают хорошую видимость и заслуживают внимания - изучения" [56].

Танкисты вермахта практически сразу обнаружили слабое место танка Т-34. Читаем описание П. Кареля боя трех танков Pz. Kpfw IV (тех самых, с короткоствольной 75-мм пушкой и без кумулятивного снаряда в боекомплекте) с одной "тридцатьчетверкой" в начале июля 1941 г. в районе г. Борисова: "... командиры немецких танков скоро поняли, что экипаж T-34 действует неуверенно и очень медленно стреляет. Немецкие танки умело маневрировали, уходили из зоны обстрела и в конечном счете смогли остановить противника, поразив его в гусеницы". Немцы сделали правильный вывод: "У Т-34 имелось одно очень уязвимое место. В экипаже из четырех человек - водитель, стрелок, заряжающий и радист - не хватало пятого члена, командира. В Т-34 командир выполнял функции наводчика. Совмещение двух задач - обслуживание орудия и контроль за происходящим на поле боя - не способствовало ведению быстрого и результативного огня. Пока Т-34 выпускал один снаряд, немецкий Т-4 расходовал три" [57].

Уже после войны Г. Гудериан напишет: "То обстоятельство, что командир немецкого танка не был непосредственно занят ведением огня и радиосвязью, а имел возможность все свое время уделять наблюдению за противником и управлению действиями экипажа, делало немецкие танки более боеспособными по сравнению с танками армий других стран" [58].

В начале 1990-х гг. известный советский специалист в области танкостроения и видный деятель Военно-промышленной комиссии при Совете Министров СССР Ю. П. Костенко предпринял попытку осмысления итогов развития советских танков за полвека, начиная с 1940-х гг. В отношении танка Т-34-76 он пришел к следующим выводам: "Война показала серьезную недооценку роли экипажа в обеспечении максимальной боевой эффективности танка. Первоначальное стремление сократить количество членов экипажа, а также объемы и габариты танка ради увеличения уровня броневой защиты привели к тому, что танк в бою оказался практически без командира... Как только командир-наводчик начинал вести огонь из пушки, он прекращал на все время боя выполнять функции командира. Он физически не мог, ведя дуэльный бой, наблюдать за полем боя, вести круговой обзор, наблюдать за действиями других танков... Такое решение противоречило основам организации боя с применением танков.

Именно этот фактор - "командир - наводчик" - стал одной из важнейших причин огромных потерь наших танков. Именно поэтому, несмотря на огромное превосходство в производстве танков, реально на поле боя немцы имели численное превосходство...
Война подтвердила, что в танке требуется не минимальный по численности экипаж любой ценой, а нужен экипаж, необходимый для максимального использования боевых возможностей танка, только в этом случае потери в танках и, следовательно, потери личного состава будут наименьшими" [59].

Ограниченный объем боевого отделения танка Т-34-76 не только не позволил ввести еще одного члена экипажа - наводчика, но и просто мешал действиям заряжающего. Наш танк имел самый небольшой диаметр погона башни в свету среди машин с орудиями калибром 75/76 мм - 1420 мм, в то время как немецкие Pz. Kpfw IV - 1600 мм, Pz. Kpfw V - 1650 мм, американские М4А2 - 1730 мм [60]. Советский танкист должен был обладать одновременно очень малым ростом и большой физической силой. Ему нужно было забрасывать в казенник орудия десятки девятикилограммовых снарядов, поднимая их из ящиков на днище танка и затем проскальзывая в узкую щель между пушкой и башенным погоном."

В тему кстати еще пример из дуэльной практики - опять же приводился в свое время М.Н.Свириным:

"Впрочем, есть пример, когда 5 танков КВ, контратакуя, были расстреляны всего одним танком Pz III, который подходил к ним с кормы и с дистанции около 100 м по очереди поджег их все (факт подтвержден отечественными документами). Немцы приводят этот пример, как свидетельство неподготовленности советских экипажей, но мне кажется все дело было в том, что и КВ и Т-34 были слепыми".

Итак, краткий вывод:
"Тридцатьчетверка" обладала гораздо более мощным по своему воздействию орудием, чем "Тройка", но данное преимущество к сожалению полностью нивелировалось целым рядом факторов - отсутствием снарядов, крайне плохим обзором и слепотой экипажа и относительно невысокой скорострельностью.


Следующий пункт - БРОНЯ
Здесь также наряду с бронированием следует рассмотреть вопрос основного противника танков - для немецкой "Тройки" летом 1941 года это в основном 45-мм ПТО и реже 76-мм дивизионная пушка. Для Т-34 - это 37мм и 50мм противотанковые пушки.

Итак, что касается самой брони.

Броня корпуса Т-34 в целом осталась неизменной всю войну (45 мм). Башня с введением литья была утолщена сначала до 52 мм, потом до 58 мм. Как писал М.Н., "геометрически 45 мм лист под углом 60 град к нормали дает суммарную толщину 90 мм и ТЕОРЕТИЧЕСКИ соответствовал этой толщине, но при использовании тупоголовых ББ снарядов, поведение которых после закусывания брони было непредсказуемо, оказывался намного более слабым. В частности, он пробивался из орудия ЗИС-3 штатным ББ снарядом с дистанции 500-600 м (табличная бронепробиваемость 69 мм), из немецкой PaK 40 с дистанции более 1200 м (табличная бронепробиваемрость на этой дистанции порядка 70-75 мм). И чем тяжелее был снаряд - тем более парадоксальными в то время казались результаты обстрела. Например, легкая 105-мм пехотная гаубица пробивала его броню с 1000 м и далее, хотя табличное значение на дистанции 1000 м составляло не более 54 мм". Впрочем, нас больше интересует стойкость брони по отношению к 37-50 мм ПТ снарядам (указанные цифры кстати опять же неплохо иллюстрируют несоответствие бумажных циферок реальной жизни).

Опять же М.Н. писал что в 1941 году "37-мм пушка пробивала борт Т-34 (не стоит говорить о ней с презрением - половина всех Т-34, изученных в НИИ-48 осенью 1941 г была подбита именно этим "дверным молотком"), и литая башня поддавалась ей". В условиях слепоты "тридцатьчетверки" опытные и слаженные расчеты "колотушек" действительно имели возможности почти как на полигоне расстреливать тридцатьчетверки с близких дистанций, оставаясь незамеченными. Примеры выше уже приводились и со словами Свирина, что не стоит отзываться о 37-мм ПТО с презрением - можно лишь согласиться. Вот еще цитата из выпущенной УВЗ книги про Т-34 - "исчерпывающие сведения о возможностях 37-мм пушки были собраны учеными НИИ-48 в конце 1942 г. Выяснилось, что наклонные броневые листы корпуса (лоб, корма, подкрылки) бронебойными и подкалиберными снарядами 37-мм, как правило, не пробиваются. Вертикальная часть борта уверенно поражается подкалиберными снарядами; бронебойные сквозное пробитие дают не всегда, но непременно производят заметные разрушения с тыльной стороны брони. Наименее стойкой оказалась литая башня с толщиной стенок 52 мм, легко уязвимая для подкалиберных снарядов".

Впрочем, уже летом немецкие ПТ-дивизионы имели в своем составе 50-мм ПТО, на которые и легла вскоре основная тяжесть борьбы с новыми советскими танками. "Общую картину борьбы германского снаряда и советской брони в первой половине 1942 г. применительно к танку Т-34 дает отчет НИИ-48 по научно-исследовательской работе "Поражаемость танков Красной Армии и причины выхода их из строя. Вып.1. Танк Т-34". Предлагаем ознакомиться с основными его материалами и выводами [100].Все сведения были получены на ремонтных базах, действующих в городах Москва и Горький (последняя - при заводе 112), всего обследовались 154 машины с поражениями броневой защиты. Выявлено 534 поражения, в том числе 431 (81%) на корпусах танков и 102 (19%) - на башнях. 289 поражений, или 54,1%, относились к числу "безопасных" - вражеский снаряд не смог разрушить броню. Соответственно, сквозных пробоин (далее - "опасных поражений") имелось 245, или 45,9%.
По калибрам поражения распределялись следующим образом.
Калибр 50 мм: 54,3%, в том числе опасных/ безопасных соответственно 57% и 43%.
Калибры от 20 до 42 мм составили в целом 22,2% поражений. При более дробном делении калибров на безопасные/ опасные поражения выясняется следующее: снаряды калибром
20 мм - 68/32%,
37 мм - 68/32%,
42 мм - 65/35%.
На калибр 75 мм пришлось всего 10,1% поражений, безопасных - менее трети.
Калибр 88 мм - 3,4% поражений, почти все опасные.
На калибр 105 мм пришлось 2,9% поражений, две трети - безопасных (большая часть попала в наклонный лобовой лист корпуса). Калибр снарядов 7,1% поражений определить не удалось".

Небезынтересно здесь же рассмотреть и возможности немецких танковых пушек тех же калибров: "Нужно сказать, что 50мм пушка существенно превосходила ранее ставившуюся 37мм пушку, особенно в плане бронепробиваемости. Так, если 37мм орудие своим бронебойным снарядом могло поразить на дистанции 500 метров 29мм броню (установленную под углом 30 градусов к вертикали), то стандартный бронебойный снаряд 50мм пушки на том-же расстоянии и при таких-же условиях пробивал уже 46мм броню. А в начале 1941 года в боекомплект машины был введен 50мм подкалиберный снаряд, способный на дистанции 500 метров пробить 58мм броневой лист, а на расстоянии 100 метров - преодолеть 96мм брони!"

Что касается немецкой "тройки" - я ранее уже давал цитаты из книги М.Н. про их цементированную броню, когда во время сравнительных испытаний "выяснилось, что немецкая цементированная броня толщиной в 32-мм оказалось равнопрочной нашей 42-44-мм гемогенной броне". Таким образом - по большому счету немецкая броня оказывалась сравнимой с нашей, при этом если корпус еще спасали наклонные листы, то по - опять же - словам Свирина - "50-мм - это серьезно! У Т-34 было 45 мм и если корпус спасали большие углы наклона, то башня шилась не хуже немецкой". Это же отмечалось и в отчете 1940 года - где писалось о броневой защите трешки, сравнимой с броневой защитой Т-34. При этом в 1941 году основным противником трешек были 45-мм советские ПТО обр 1932/37 гг., которые из-за проблем со снарядами не пробивали Pz III с дистанции далее 150-200 м. Даже лучшие небракованные снаряды 30-мм броню немца на 500 м практически не брал! Новые ББ снаряды с локализаторами пошли в производство только с октября 1941 г. При этом - по словам Свирина - ПТРД имел той же осенью 1941 года ТУ ЖЕ БРОНЕПРОБИВАЕМОСТЬ, ЧТО И 45-мм обр 1932/37 гг.

Таким образом единственным достойным противником была 76-мм дивизионка, причем не переделка дореволюционной трехдюймовки, а орудия класса Ф-22УСВ - но опять же при наличии бронебойных снарядов, с чем были большие проблемы. Вот еще цитатка: "Не стоит делать скоропалительных заявлений. PzKpfw III Ausf Н - Ausf J имели 50 мм лобовую броню. Кто их мог пробить в лоб, кроме 76-мм со стволом 41 калибр, да еще бронебойным снарядом? А в реальности часто стреляли стержневой и пулевой шрапнелью, поставленной на удар (в руководстве на пушку Ф-34 даже 1943 г. стержневая шрапнель значится ШТАТНЫМ БРОНЕБОЙНЫМ боеприпасом. В руководстве по ремонту и обслуживанию пушки Ф-22УСВ 1942 г. имеется раздельчик о переделке осколочно-фугасных гранат в бронебойные!!!)". При этом "тройка" в отличие от "тридцатьчетверки" отнюдь не была пусть и зубастым, но слепым монстром и фокусы с безнаказанной стрельбой в упор на протяжении продолжительного времени с ней отнюдь не проканывали.

Краткий вывод:
Бронирование "тройки" и "тридцатьчетверки" было практически сравнимым - по большому счету они были одинаково неуязвимы для основного противотанкового оружия противника (37/45 мм ПТО), и с одинаково неплохо подбивались более мощными 50-76 мм ПТО. При этом отнюдь не в пользу Т-34 играла его слепота, а в пользу тройки - логистические проблемы РККА в первые месяцы войны и как следствие - отсутствие бронебойных 76-мм снарядов в нужное время в нужном месте.

Кстати, в 1942 г. лобовая броня немецких троек была усилена за счет установки дополнительных листов толщиной 20 - 30 мм, из-за чего "сорокопятки", полностью утративших возможность поражать немецкие танки даже при стрельбе в упор. Впрочем для 7б,2-мм снарядов экраны означали только сокращение дистанций, на которых можно было пробивать лобовую броню при больших курсовых углах. Однако уже в 1943 году установленное на "Тройках" разнесенное бронирование сделало их чуть ли не единственным танком, который выдерживал попадание 122 мм бронебойного снаряда пушки типа Д-25: Тройка "стояла на поверхности на дальности 800 м от корпусной пушки А-19, которая стреляла по "тройке Аусф Л или М". Констатировано, что при попадании в лоб подбашенной коробки (я подчеркиваю, чтобы потом в борта не попадали пересказыватели), штатный тупоголовый бронебойный снаряд брони не пробивал, так как донный взрыватель срабатывал раньше, чем снаряд преодолевал броневую защиту. Вывод -"...бронироватие улучшенного Т-3 взводящей броней является на сегодняшний момент наиболее удачным для легких и средних танков..." и еще "... рассмотреть возможность установки взводящей контрукционной брони на танки Т-34 и Т-70 с целью улучшения их броневой стойкости против немецкой ПТА..." Август 1943 г. Кстати, я повторяю, отечественные конструкторы считали, что немцы пойдут по пути усовершенствования "тройки", как наиболее удачного танка вермахта и в 1945 году страшно удивлялись, что немцы начали городить громадных монстров".

Здесь кстати можно перейти и к следующему вопросу - к оценке немецкой тройки и нашей тридцатьчетверки специалистами - конструкторами, военными и испытателями.

Итак, ТРОЙКА
"Лучшим танком в ходе проводимых испытаний неизменно выходил PzKpfw III. Он же по отзывам всех испытателей являлся лучшим также по удобству и боевым возможностям (мнение субъективное, но проверенное на 40 испытуемых)".

"А как вам документ за подписью Кульчицкого, который считал ЛУЧШИМ ТАНКОМ немецкий PZ III Ausf G?"

"Были и такие ветераны (уже померли к сожалению), что считали лучшим танком времен войны немецкий PzKpfw III. И тоже ни слова не упоминали о его бензиновости, грамотоно перечисляя недостатки".

"Единственный танк у которого нет недостатков это T-III"... Это всего лишь мнение военной комиссии под руководством п-ка Скибы, которая знакомилась с "тройкой", переданной в танковую роту на 10 дней для несения службы совместно с БТ и Т-34".

"Кстати, я повторяю, отечественные конструкторы считали, что немцы пойдут по пути усовершенствования "тройки", как наиболее удачного танка вермахта и в 1945 году страшно удивлялись, что немцы начали городить громадных монстров".

"А что делать, если таковые почему-то не отмечались? Это вопрос скорее к предкам. Но все доработки Т-34 и прочих рекомендовалось ввести "по типу немецкого Т-3", например, торсионная подвеска, ломающийся прицел, короткий выстрел, амортизаторы ходовой части, командирская башенка. О недостатках, проверился, нет почему-то во всех пяти отчетах ни слова, в отличие от "Пантеры", например. Может, еще всплывут? Как знать?"

Ну и как итог: "Памятка по использованию немецкой боевой машины - среднего танка T-III" от 28 сентября 1941 года
"Немецкий средний танк Т-III представляет собой наиболее совершенный тип танка немецко-фашистской армии. Обладает следующими отличительными особенностями:
1. Высокая скорость движения на дорогах и вне их.
2. Превосходная плавность хода.
3. Простой и надежный мотор, способный потреблять автобензин. Однако для получения лучших результатов нужно применять авиационный или иной бензин первого сорта.
4. Малый размер артиллерийского выстрела и возможность произведения выстрела электроразрядным устройством, что значительно повышает скорость и меткость стрельбы.
5. Удобное расположение эвакуационных люков, позволяющее осуществить быструю эвакуацию в случае загорания танка.
6. Хорошие наблюдательные приборы, обеспечивающие круговой обзор из танка.
7. Хорошее радиооборудование танка.
8. Простота эксплуатации малоподготовленным персоналом. Полный вес среднего немецкого танка Т-III составляет 19 - 21т., двигатель 12-цилиндровый бензиновый типа "Майбах" с водяным охлаждением. Максимальная мощность двигателя 320 л.с. Емкость топливного бака - 300 л. ... В настоящее время танк Т-III имеет вооружение из 50-мм танковой пушки, по основным характеристикам несколько превышающей отечественную 45-мм танковую пушку обр. 1938 г., что значительно увеличивает его боевые возможности по сравнению с танком указанного типа прежних выпусков с вооружением из 37-мм танковой пушки танков.

Кроме того, многие танки Т-III с 50-мм пушкой имеют усиленную толщину лобовой брони подбашенной коробки и башни (суммарно до 52-55 мм), что делает их непроницаемыми для бронебойных снарядов 45-мм противотанковой пушки на дистанции далее 400 м. Эти танки как правило, оснащены оборудованием для преодолевания глубоких бродов и водных преград глубиной до 5 м. ...

Хорошая броневая защита среднего танка Т-III, высокая плавность его хода, большое количество и высокое качество приборов наблюдения позволяет рекомендовать применение указанного типа танка особенно в качестве машины командира танкового подразделения или танка для проведения разведки близкого тыла немецко-фашистских войск....

Будучи захваченным в ходе боев, танк подвержен ремонту большей частью в полевых условиях и с привлечением минимального количества материалов и оборудования. Агрегаты танка отличаются высокой надежностью и могут эксплуатироваться даже неквалифицированным водителем. Руководство по ремонту танка Т-III разрабатывается......"


В принципе, многие вещи были известны и ранее - немецкую тройку впервые мы захватили в Польше в 1939 году, а в 1940-м году два танка мы получили от немцев. Результаты испытаний произвели на наших военных ошеломляющее впечатление. Кое-что уже цитировалось выше – но здесь приведу кусок целиком: Выяснилось, что немецкая цементированная броня толщиной в 32-ммоказалось равнопрочной нашей 42-44-мм гемогенной броне. Как пишет М.Н.Свирин, "следующей особенностью немецкого танка была его трансмиссия, и в особенности коробка перемены передач. Даже прикидочные расчеты показывали, что танк должен быть весьма подвижным. При мощности двигателя 320 л.с. и массе около 19,8 т танк должен был разгоняться на хорошей дороге до 65 км/ч, а удачный подбор передач позволял хорошо реализовать свои обороты на всех типах дорог. Одобренный свыше совместный пробег немецкого танка с Т-34 и БТ-7 подтвердил преимущества немца на ходу. На мерном километре гравийного шоссе на перегоне Кубинка Репище Крутицы немецкий танк показал максимальную скорость в 69,7 км/ч, лучшее значение для Т-34 составило 48,2 км/ч, для БТ-7 - 68,1 км/ч. При этом испытатели отдали предпочтение немецкому танку из-за лучшей плавности хода, обзорности, удобным рабочим местам экипажа". В отчете об испытаниях отмечались и более удачная подвеска немецкого танка, высокое качество оптических приборов, удобное размещение боекомплекта и радиостанции, надежные двигатель и трансмиссия. Немецкая машина оказалась и менее шумной - при максимальной скорости движения Pz-III было слышно за 150 - 200 м, а Т-34 - за 450-500 м. Pz-III имел трехместную башню, в которой были достаточно комфортные условия для боевой работы членов экипажа. Командир имел удобную башенку, обеспечивавшую ему прекрасный обзор, у всех членов экипажа имелись собственные приборы внутренней связи. В башне же Т-34 с трудом размещались два танкиста, один из которых выполнял функции не только наводчика, но и командира танка, а в ряде случаев и командира подразделения. Внутренней связью обеспечивались только два члена экипажа из четырех - командир танка и механик-водитель. Единственным недостатком оказалось более слабое вооружение немецкого танка, но немцы уже тогда начали перевооружение троек 50-мм орудиями, о чем наши военные были в курсе. В письме начальника АБТУ, написанном осенью 1940 г. на имя председателя Комитета Обороны К.Ворошилова, указывалось: "Изучение последних образцов иностранного танкостроения показывает, что наиболее удачным среди них является немецкий средний танк "Даймлер-Бенц-Т-ЗГ"... Он обладает наиболее удачным сочетанием подвижности и броневой защиты при небольшой боевой массе ок. 20 т... Это говорит, что указанный танк при сравнимой с Т-34 броневой защите, с бо-пее просторным боевым отделением, прекрасной подвижностью, несомненно более дешевый, чем Т-34, и потому может выпускаться большой серией. Согласно особому мнению тт. Гинзбург, Гаврута и Троянова, главным недостатком указанного типа танка является его вооружение из 37-мм пушки. Но согласно сент. с.г. разведобзора, эти танки уже модернизируются путем усиления брони до 45-52мм и вооружения 47-мм или даже 55-мм пушкой... Считаю, что немецкая армия в лице указанного танка имеет сегодня наиболее удачное сочетание подвижности, огневой мощи и броневой защиты, подкрепленное хорошим обзором с рабочих мест членов экипажа..."


При этом про прекращение производства М.Н. писал, что оно было связано только с тем, что на ее мощностях нужно было производить "Пантеру", при этом наши специалисты того времени недоумевали в связи с этим, и считали, что тройку лучшим немекцим танком, а наиболее целесообразным идти именно по пути ее дальнейшего развития:

"Неверно! Производство Pz III было прекращено ТОЛЬКО из-за того, что негде больше было производить "Пантеру". PzIII Ausf L, вооруженная 75-мм пушкой с длиной ствола 43 калибра прошел успешные испытания. Да и как могло быть иначе, если у "тройки" круг обслуживания башни 1520 мм (почти как у КВ), а у Т-34 - 1420. ... Они [Pz.III и Pz.IV] были равными кандидатами. Просто Даймлер-Бенц смогла сходу перестроить свое производство под "Пантеру". Все нововведения, что появились на "Пантере-А" разработаны для "трешки" - башенка, шаровая установка пулемета, механизм продувки канала ствола второго образца, оптический дальномер (а это вообще - только в "Пантере" Аусф Ф реализовано), шмальтурм... Опять же - "тройка" снята с производства протому, что "Даймлер-Бенц" начал освоение "Пантеры". "Тройка" с 75-мм - не миф, а реальность. Наши даже Ф-34 впихнули в ее башню, но реакция отдачи была великовата. Но немецкая KwK 40 имела дульный тормоз и вдвое меньшую реакцию отдачи… Кстати, я повторяю, отечественные конструкторы считали, что немцы пойдут по пути усовершенствования "тройки", как наиболее удачного танка вермахта и в 1945 году страшно удивлялись, что немцы начали городить громадных монстров"

Что касается НАШИХ ТАНКОВ, то они отнюдь не были уникальными - по словам М.Н. Свирина -

1. "КВ вполне коорелировал с французским тяжелым Д-2, британским "Черчиллем" (в сентябре 1939 г. их А-20 уже испытывался), "Матильдой-CS", имевшей броню в 70 мм и гаубичку в 76-мм и это при куда меньшей массе, немецкими VK3001 и VK3601, которые были готовы в 1941 г и из которых в 1942 г. родился "Тигр". ... Сравнивали и наши спецы из Кубинки, кто и написал, что "Черчилль" и "Матильда-CS" "по основным боевым качествам находятся на уровне нашего танка КВ".

2. "Т-34 летом 1941 г. вполне стоил немецкой "тройки" Ausf J, французского "Сомуа" и даже во многом уступал нашему же Т-28".

По последнему факту - если интересно - то вот более подробная цитата:

"...Т-28 оценивали порой выше, чем КВ и ВСЕГДА (в 1941 г.) выше, чем Т-34. Также к нему относились и финны. Недостаток Т-28 - большая длина.... Т-28 имел втрое больший ресурс трансмиссии, вдвое больший (чем паспортный) ресурс двигателя, более работоспособную КПП, которую можно было переключить на ходу без приложения значительных усилий. Для примера - на Т-34 усилие переключения передач достигало 45-55 кг. Максимальная скорость на бездорожье у Т-34 (4 ск) - не более 13 км/ч, у Т-28 - 18 км/ч из-за лучшей динамики КПП. У Т-28 более надежные бортовые редуктора, вращающийся полик башни, больший круг обслуживания и меньшая теснота боевого отделения, а следовательно - выше реальная боевая скорострельность орудия. Надежнее зацепление гусениц."


Возвращаясь к началу дискуссии - что было лучше на поле боя в 1941 году - иметь 1000 "Троек" или 1000 Т-34.

Если взять за основу подход Михаила Свирина в оценке числа боеспособных танков и самого понятия "боеспособности" танка:

Цитата
"Боеспособным считается тот танк, который готов в любое время в составе танкового соединения приступить к выполнению любой боевой задачи". Именно так, не меньше. То есть автор считает боеспособным лишь исправный танк, заправленный горючим и укомплектованный боеприпасами и ЗИП, но главное имеющий к тому же обученный экипаж, прошедший слаживание хотя бы в составе танкового подразделения, что единственно превращает его из мертвого куска пусть даже самого дорогого металла в грозную боевую единицу, способную не только играть роль статиста в массовке на сцене, но и в нужное время в нужном месте вести боевые действия для достижения решительных целей".

то мы получим, что Т-34 не соответствовала ни одному критерию:
- она часто не была исправной и нередко выходила из строя еще до вступления в бой;
- она из-за проблем со снабжением она не имела горючего и боеприпасов в нужном объеме:;
- она в массе не имела обученных экипажей, и уж тем более прошедших слаживания хотя бы в составе подразделения (я уже молчу про части и соединения).

Если углубляться далее, то мы увидим, что тридцатьчетверка образца 1941 года имела 50%-ный шанс сломаться после 500 км марша и не доехать до поля боя, скорость ее передвижения на марше и реальный запас хода уступали соответствующим показателям "тройки", она уступала "тройке" в скорости передвижения и в маневренности на поле боя, а также в его обзоре - и как следствие - ее шансы выжить при сравнимой боевой защите и сравнимом воздействии ПТА противника - значительно уступали шансам "тройки". Обладая более мощным орудием, чем тройка, она опять же не могла использовать этого преимущества, да и вообще необходимость поразить цель на поле боя представляло для нее куда как большую проблему, в силу проблем с той же обзорностью, скорострельностью и попросту из-за отсутствия боеприпасов.

Так что на поле боя лета 1941 года Т-34 однозначно и практически по всем параметрам уступала немецкому танку.

Вообще следует указать, что "тридцатьчетверка" "тридцатьчетверке" рознь. Как-то при устной встрече Михаил Николаевич привел слова одного из ветеранов, что "тридцатьчетверка" - говно (буквальные слова), а вот Т-34-85 - это супертанк. Данный ветеран, прошедший войну в танковых войсках от начала и до конца - отнюдь не считал оба этих танка одной и той же машиной. И Т-34-85 - лишенный многих детских болезней, впитавший в себя опыт войны, максимально учитывавший возможности промышленности - действительно был отличным танком.

Причем написав все это - напишу и о том, что тем не менее и образцы тридцатьчетверки обр. 1941-43 гг. были для нас по своему идеальными танками. Как написал Михаил Николаевич Свирин - этот танк был шедевром - не конструкторской мысли, а с точки зрения массового производства и массового обучения. При относительно высоких боевых качествах он был гораздо более приспособлен к массовому производству - позволю себе напоследок еще пару цитат:

"Я имею в виду простоту освоения и эксплуатации. Все советские танки в освоении были предельно просты - уже через 3-4 часа занятий неподготовленный шофер выполнял все необходимые для боя манипуляции, кроме переключения скоростей на танке с 4-ск КПП. Из орудия мог стрелять любой, кто хоть раз видел даже стрельбу из полевых орудий. Немецкие танки были на порядок сложнее. Даже для производства выстрела (а он осуществлялся до Pz III Ausf L-M только электрозапалом) наводчику и заряжающему необходимо было в четко установленном порядке произвести 4 операции. Были у них и особенности с запуском танка и с работой электроприборов и т.д. Немецкие танки были хороши только для подготовленного и слаженного экипажа. Но и они в конце войны пошли на предельное упрощение своих боевых машин, так как в условиях 1945 г. бросали в бой уже совсем зеленых.



Да ни с какой патриотической! Знаете ли вы, что у Пантеры (да и прочих фрицев до 1944 г) профрезеровывали борта, чтобы установить бортовые редуктора? Знаете ли вы, что башню под Пантеру раскраивали лекальщики - не то не сваривалась? А как собирали беговую дорожку башни? Засовывая по одному шарику через спецобойму... А чтобы поменять средний опорный каток приходилось разбирать полборта, а то и весь борт - от полсуток до двух суток. А торсионы можно было закрутить только в заводских условиях... а жидкость в тормозе отката пушки менять только в мастерской, а снаряды, которые можно было использовать только в танке, но не в полевом орудии (впрочем, это беда всех немецких танковых пушек) PaK 42/21. К сборке Пантеры допускался слесарь со специальным образованием. Вы представьте такой танк на производстве у нас? Упростим - получим ту же Т-34. Обратная картина. Т-34 у немцев. Соляры нет (для кригсмарине не хватает). Лить броню немцы не умеют (медицинский факт) - башни сваривать. Сварные нагруженные швы немцы так и не освоили - заменяем на шип с обваркой. Пушка Ф-34 для них - запредельная мечта. То же фасонное литье в кокиль и штамповка. Заменяем на механообработку. Корпус тесен по немецким понятиям. Каучука не зватает. Пройдемся по всем мелочам и получим вместо Т-34 ... Даймлер-бенц 3002 - конкурент Пантеры.

Дурь! Просто Т-34 можно было производить в СССР, а "Пантеру" - нет! Станков не хватало, а некоторых и вообще не было. Может у немцев их купить нужно было в 1941-42? Уже подсчитали, что производство одной "Пантеры" в СССР могло обходиться по загрузке станочного парка 35 Т-70, 16 Т-34, или 6 ИС. И это при учете того, что многих станков просто не было. У нас не было, например, фрезерного станка, которым можно было бы ФРЕЗЕРОВАТЬ БОРТА СОБРАННОГО КОРПУСА ТАНКА в районе установок стаканов торсионов и бортредукторов. Кстати, немцы после войны тоже отказались от применения такого станка. Вот и вся недолга..."
Tags: история, оружейное, полезное
Subscribe

  • Родители

    В 1993-м году в Питере, мне был 21 год, я как-то помогал готовить обед одной знакомой. И она начала срезать плёнки и жилки с мяса. И при этом даже не…

  • Привычная картина

    Транзит в канализацию По разовому заказу фасилитировал у ребят создание ценностей компании. Набор, отбор, формулировка, принятие топами —…

  • Дмитрий Шатров "Зомбоапокалипсис обычного человека"

    Новостные ленты две недели пестрели заметками о новой африканской напасти. Черный континент опять выдал на гора очередную, трудноизлечимую пакость со…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments